Начало вторжения - ААР по Empire Total War

"Начало вторжения" / " Invażjoni Home" - ААР про поднятие Мальтийского Королевства (фракция "Рыцари Святого Иоанна") и начале его пути к салве и процветанию. Данный ААР (англ. AAR - After Action Report) был написан паном Broken Crescent в рамках Второго Литературного Конкурса ААРов.   

 

Глава I - "Введение" / "Introduzzjoni"

Начало 18 века для многих сулило новые победы, территории и открытия. Основывались новые университеты, изучались новые технологии. Новое оружие готовилось в мастерских и корабли устремлялись в неисследованные земли в поисках новых богатств и приключений.

Но Рамон I король мальтийской державы не был рад началу нового столетия. И действительно, радоваться было нечему. Его государство было ничтожно мало, былое величие Мальтийского Ордена более никого не волновало, а население государства жаждало новых реформ и грозилось поднять восстание в случае невыполнения их просьб.

Прогуливаясь по морскому берегу Рамон размышлял о положении дел в его государстве. Ему было абсолютно понятно, что промедление грозило ему серьёзными неприятностями. Поэтому, дойдя до своего дворца, он экстренно собрал всех министров у себя в кабинете.

«Господа, - начал король, – ни для кого не секрет, что наше государство сейчас переживает не лучшие времена. Крестьяне беднеют, торговля приносит всё меньше дохода, на улицах царит беззаконие. Вчера утром у меня были представители нижнего сословия. Они требуют улучшения условий труда и жизни и уменьшения налогов» «Но мы уже понизили им налоги до самого минимума!» - пискнул министр финансов Уберто Луццатто. «Безусловно, налоги были понижены, значит, это было недостаточным. Нужны новые меры!» - воскликнул Рамон I, вскакивая с кресла. «А на прошлой неделе, - продолжал монарх, - ко мне была прислана нота протеста от верхнего сословия. Купцы требуют снижения торговых пошлин, держатели мануфактур требуют более дешёвого сырья. В связи с этими событиями я решил издать указ о выработке первой конституции нашего государства!»

Все министры опешили. Никто и подумать не мог, что после стольких лет династий и абсолютной монархии король решится на такой шаг.

«Но ведь такой проект потребует новых органов власти, переизбрания всех судий и переделки всех законов!» - недовольно пробурчал Мариано Деккария, министр юстиции.

«Значит вы переделаете всё ,что будет необходимо, – вскричал Рамон – вы уже несколько лет толком ничего не делаете, это ваша работа и будьте добры выполнить мой приказ!»

После этого министры умолкли. Они встали, поклонились их монарху и хотели покинуть кабинет, но король их остановил. «Господа, я требую, чтобы вы подписали документ о неразглашении моего приказа. Данный проект должен находиться в глубочайшем секрете, чтобы не спровоцировать радикально настроенные слои населения» - сказал Рамон I.

Всё безропотно согласились и расписались. Проводив министров за дверь, король подошёл к окну и окинул взглядом простиравшийся перед ним город. Монарх знал, что это начало чего-то очень важного в жизни его государства.

 

Глава II - "Конституция" / "Kostituzzjoni"

В течение следующего месяца все министры корпели над поставленной Рамоном I задачей. Постоянно слышался топот чьих-то ног из кабинета в кабинет, шуршали кончики перьев, касаясь шершавой бумаги, звякали крышки чернильниц, слышался шёпот и ворчание, перемежаемое неким подобием кошачьего урчания.

Министры часто ругались между собой из-за того, что делая закон совершеннее в одной области, ущемлялись интересы других. Но некое подобие консенсуса было найдено, и к концу месяца на стол короля легла большая папка, содержавшая в себе проект первой конституции в истории Мальтийского Королевства.

Следующие две недели Рамон I не выходил из своего кабинета. С утра до вечера монарх рассматривал одну страницу за другой, делая поправки, внося некоторые новые пункты и положения.

Следующее собрание министров состоялось через 15 дней. В кабинете Рамона собрались все министры, трудившиеся над созданием этого исторически важного документа. Король начал: «Господа, просмотрев представленный вами документ, я остался очень довольным. Если учитывать тот факт, что это первый документ в своём роде, можно смело сказать, что вы славно потрудились. Я внёс некоторые поправки и замечания, но, в общем и целом, всё выглядит очень неплохо. Считаю, что на внесение нужных поправок вам не понадобится более 3 дней. После этого необходимо выступить перед нашими жителями и объявить о становлении нового государственного строя». Министры захлопали в ладоши, послышались одобрительные возгласы и реплики. Заседание было окончено, и собрание разошлось.

Через три дня настал момент истины: Рамон I выступал перед народом своего государства. Выйдя на балкон своего дворца, король увидел перед собой битком набитую площадь. Люди со всех городов и окраин съехались послушать короля, так как уже ходили слухи, что правитель хочет сделать очень значимое заявление. Все шумели и толкались, пытаясь протиснуться поближе к тому месту, где стоял король. Когда городская стража сумела установить тишину, Рамон начал свою речь: «Собратья, граждане нашего королевства, сегодня настал тот день, когда наступит конец абсолютной монархии. Старые пороки нашего государства рухнут под силой новых порядков и законов. Будут возведены новые заводы, порты и школы. Сельское хозяйство получит поддержку государства. Образование станет доступным для всех, как для бедных, так и для богатых. Налоги будут значительно снижены, теперь верхнее сословие будет платить столько же золотых, как и низшее сословие. Не будет более гонений на тех, кто исповедует другие религии…»

Договорить монарху не дали – площадь взорвалась радостными криками. Люди, потерявшие всякую надежду и изголодавшиеся по реформам, наконец-то получили именно то, что они так долго ждали. Всю ночь напролёт продолжались гуляния и празднования. На улицах были расставлены лавки с вкусной едой и напитками, устраивались представления заморских циркачей и никто не препятствовал веселью. Только ближе к утру толпы усталых, но довольных людей начали расходиться по домам.

В следующие месяцы все силы ,которые были в запасе, были брошены на выполнение обещаний, данных Рамоном и подведение базы, необходимой для осуществления законов. Никто не был обманут, и к концу осени все нужные условия для процветания государства были созданы, а конституция совершенствовалась. Убедившись, что главные преобразования в прошлом и завершились удачно, Рамон I начал подумывать об усилении своей армии и завоевании новых земель.

 

Глава III - "План" / "Pjan" Часть I

На следующий день рано утром Рамон пригласил к себе Паскуалино Конти - военного советника и консультанта по флоту – Аугусто Поцци. Предложив им располагаться поудобнее, король начал: «Наше государство развивается бурными темпами после смены строя. За последний месяц было завершено строительство пяти портов, трёх верфей, были выстроены новые военные академии для подготовки войск, началось производство новых видов оружия, а наши учёные трудятся над изучением новейших технологий в области военного дела. Если мы грамотно воспользуемся всеми доступными ресурсами, то вскоре сможем составить конкуренцию некоторым европейским державам, а также захватить новые территории, что сделает нашу державу ещё сильнее».

«Но, – начал Конти– что мы можем предпринять? Ведь все соседние территории уже заняты могущественными державами. Близлежащую Корсику и Сицилию контролирует Испания, дальше на север простираются владения итальянских держав. Я даже не говорю про мощнейшую оборону Рима – Центральная Италия будет защищать древнюю столицу до последней капли крови. А мы, что можем мы? У нас немного солдат и кораблей, нам негде развернуть масштабные военные действия, а война с такими мощными державами как Испания может привести к тому, что вся наша хрупкая государственная организация пойдёт псу под хвост!»

«Я не желаю выслушивать подобное нытьё, - грозно сказал Рамон – у нс есть всё: деньги, технологии, необходимые заведения и желание. Что ещё вам не хватает? Мы что, так и будем сидеть на этом карликовом острове до конца жизни?! Я считаю, что стоит немедленно отправить наших послов к итальянским правителям, для заключения союзов и торговых договоров. Если дипломатическая миссия удастся, то у нас будет на кого опереться в борьбе с той же самой Испанией»

«Хм, теоретически это возможно, – включился в разговор Тоцци, доселе молчавший – если иметь союзников, то это будет неплохим подспорьем для нас. Думаю, что в случае удачи, мы сможем высадить десант на острове Сицилия с последующим наступлением на Неаполь. Захватив Неаполь, мы получим территорию непосредственно на континенте, сможем улучшить сельское хозяйство и ускорить изучение технологий, посредствам того, что у Испанцев на Сицилии есть неплохо развитый колледж».

«Да, - перебил его военный советник – но как мы физически сможем высадить десант, захватить хорошо укреплённый город и одновременно взять под контроль более мелкие деревеньки, когда у нас достаточно ограниченные силы и возможности?!»

«Я скажу вам, как, - откликнулся не дремавший флотоводец – город Неаполь стоит практически на берегу средиземного моря. Одна сторона города является укреплённым портом. Из порта корабли выходят в море по небольшому каналу, вход в который охраняется артиллеристским фортом, расположенным на возвышенности»

«А почем бы нам не высадиться на обычном берегу, недалеко от форта, захватить форт, а потом уже двигаться на кораблях по каналу? - раздражённо спросил Паскуалино– ведь так потери будут гораздо меньшими!»

«Вы думаете – невозмутимо продолжил Аугусто – испанцы такие простофили? Около незащищённого берега, который, кстати, превосходно простреливается из форта, очень мелко. Наши корабли не смогут подойти к берегу, чтобы высадить наши войска»

«Тогда мы высадим десант в лодках и плоскодонный шлюпках!» - воскликнул военный, для которого была абсолютно непонятна логика ведения войны на море.

«Наши лодки и шлюпки либо разобьются о прибрежные скалы, либо сядут также на мель или вовсе будут разнесены в щепки пушками форта. Тем более, мы не сможем перевести много людей, а тем более пушек в шлюпках!» - разъяснил свою позицию консультант по флоту.

Молчавший до сих пор Рамон наконец нарушил перепалку между своими советниками: «Всё, всё, хватит! Лично мне пришлись по душе доводы советника по флоту, я хочу выслушать его точку зрения более подробно. Я попрошу оставить нас вдвоём» С этими словами король учтиво проводил раздосадованного военного советника за дверь и расположился в позолоченном кресле напротив Аугусто Тоции. «Итак, продолжил монарх – что вы предлагаете?»

«Я предлагаю путём круговых манёвров на кораблях обстреливать форт противника, пока тот не сдастся. Хитрость плана заключается в том, что когда враги будут перезаряжать пушки, мы будем давать залп из своих орудий. Когда же наступит пора нам заправить пушки новыми ядрами, мы будем поворачиваться к форту носовой часть кораблей и оставим врагу меньше пространства для поражения наших кораблей. После нужно будет пройти на кораблях по узкому каналу в порт и захватить его. Это лишит испанцев возможности вывозить из города ценности. Далее наши войска должны будут войти в город и взять его. Процесс взятия города уже не моя стезя – я лишь отвечаю за морское дело, а не за сухопутные бои».

Рамон смотрел на своего советника с удивлением: «Ваш план отличается излишней гениальностью и точностью. Мне удивительно и приятно видеть перед собой такого смышлёного человека. С этого дня я назначаю вас не только своим помощником, но и адмиралом всего мальтийского флота».

 "Это огромная честь для меня, ваше величество. Я обещаю, что не подведу вас»

«Вот и отлично. С сегодняшнего дня приступайте в подготовке кораблей. А с советником по сухопутным операциям я переговорю позднее».

Глава IV - "План" / "Pjan" Часть II

В тот же день вечером Рамон пригласил к себе военного советника – Паскуалино Конти. Предложив ему бокал вина и тарелку с различными сортами сыров, король спросил: «Я хотел бы обсудить с вами план взятия города Неаполь. По плану моего военно-морского советника мы войдем в порт и будем наступать. От порта город отделяет небольшая стена. Преодолев стену, мы войдём в город, и, считаю, сможем сокрушить врага. Но сам процесс наступления для меня представляется туманным. Возможно, у вас найдётся хорошая идея для выполнения такого плана?»

Советник пригубил вина и взял ломоть сыра Эдамер. Почувствовав упоительные сочетания вкусов вина и голландского сыра, он посветлел и, задумавшись на секунду, начал: «Сам порт захватить не трудно. По сообщениям наших шпионов, порт охраняет два отряда линейной испанской пехоты. Это около 250 человек. Жители вряд ли смогут оказать нам серьёзное сопротивление, и мы должны будем сосредоточиться главным образом на уничтожении портовой охраны.

Высадившись с кораблей в порту, под прикрытием корабельных орудий, мы начнём продвижение вглубь порта. В таких местах всегда много ящиков, бочек и прочего хлама, который мы будем использовать в качестве прикрытия. Поскольку у нас будет около 1000 бойцов, то будет не целесообразно высаживать всех разом. В такой толпе организованность действий невозможна. Я предлагаю высадить первый десант в размере 300 человек. Они смогут расчистить порт и обосноваться там.

После этого остальные 700 человек сойдут с кораблей и направятся к стенам, которые отделяют порт от города. На передовых позициях у нас будут орудия, которые будут разрушать стены и подавлять сопротивление гарнизона. Стены города подходят совсем близко к портовым домам, поэтому наши солдаты смогут занять позиции в этих зданиях и вести атаку из-под надёжного укрытия.

После того, как в стене будет пробита брешь, мы пустим вперёд стрелков, которые подавят первую волну обороняющихся. Если всё пройдёт успешно, то можно будет отдать приказ лёгким драгунским полкам вступать в город и прикрывать наступающих солдат. Таким образом, мы будем постепенно наступать, захватывая здание за зданием, укрываясь за разным хламом.

В городе также нет большого гарнизона. Испания, которая сейчас ведёт активную войну с Португалией на западе и с Голландией на севере, не может обеспечить полноценную охрану своим землям в Италии.

Захватив город, мы сделаем из него плацдарм для дальнейших наступательных операций вглубь страны и на мелкие островки, вроде Корсики и Сардинии»

Конти, явно довольный своим планом, поставил на стол пустой бокал вина и взял ещё один ломоть сыра, на этот раз Эмменталь.

Рамон был доволен услышанным и довольно крякнул: «Отлично. Раз всё разложено по своим местам, мы можем завтра же начать операцию. Я считаю, что вы вполне сможете командовать этим наступлением и взять город. В случае успеха, вы будете щедро вознаграждены. А теперь, ступайте, как следует, подготовьтесь к завтрашнему дню и отберите лучших своих солдат»



Глава V - "Битва" / "Battle"

На следующий день Рамон проснулся рано, быстро оделся и спустился вниз к завтраку, который уже был накрыт в цветущем саду. На белоснежных тарелках лежали нежные, хрустящие круассаны. Рядом с ними стоял небольшой горшочек с мягким, едва желтоватым маслом. На расписанной тарелке лежал знатный перепел с гарниром из красной и чёрной икры. Ко всему этому был подам сливочный пудинг с изюмом, горячий шоколад, бокал красного и белого вина. Вся эта снедь ярко гармонировала с золотыми приборами, лежавшими на белоснежной накрахмаленной скатерти…

Такой завтрак явно можно было назвать королевским, но никто не мог бы подумать, что через несколько часов, счастливец, вкусивший сие блюда, будет сражаться бок обок с простыми солдатами во имя процветания его государства.

Позавтракав, Рамон отправился в порт, где уже вовсю кипела работа: на корабли грузились ящики с ядрами, бочонки с порохом, коробки с пулями, мушкеты, сабли, абордажные крючья… Военный советник вместе с Аугусто стоял на мостике флагманского 46 пушечного корабля Мальтийского Флота «Interċetturi» Солдаты входили ровным строем на борт, занимали свои места и проверяли готовность своего оружия.

К 11 часам утра с погрузкой было окончено, экипажи заняли свои места, и, все 6 мальтийской новеньких кораблей отправились в поход. Путь предстоял недалёкий, и к 17 часам дня, когда солнце уже начало клониться к закату, а небо покрыли охристые облака, вдалеке забрезжил испанский берег.

Подойдя поближе, консультант по флоту увидел тот самый форт, охранявший вход в канал и отдал приказ действовать строго по намеченному плану. Все последующие действия происходили так слажено и чётко, будто их выполняли машины, а не живые люди и многотонные суда. Корабли разворачивались и давали залп за залпом по испанскому форту. Дав залп, осуществлялась перезарядка, во время которой суда поворачивались к форту носовыми частями. После получаса боя стало ясно, что победа не достанется так легко, как того всем хотелось. У мальтийских кораблей были повреждены паруса и мачты, и имелись небольшие потери в экипаже. Но форт также не остался без потерь: в нём виднелось несколько брешей, которые зияли чёрным дырами на фоне серых стен.

Неизвестно, сколько бы ещё продолжалось сражение, и кто бы вышел из него победителем, но выпущенное с мальтийского корабля ядро угодило в пороховой погреб форта, и тот мигом взлетел на воздух, оставив после себя лишь груду камня и кучу искорёженных орудий.

Такой успех был всем на руку. Отпадала нужда высаживать войска на берег для захвата форта. Корабли начали входить в узкий канал. Ширина его была достаточно мала и два мальтийских корабля едва-едва проходили через него бок обок. Вскоре впереди появились сторожевые портовые башни, причалы и корабли. Рамон не рассчитывал увидеть здесь 2 испанских сторожевых судна, но Тоцци сохранял спокойствие, которое передалось и королю, придало ему уверенности.

И действительно, для испанцев был настолько неожиданным визит мальтийского флота, что те не успели сделать единого выстрела, до тех пор, пока абордажные крючья не вцепились в их борта мёртвой хваткой. Пока экипажи трёх кораблей уничтожали испанских матросов, другие три судна прошлись смертоносным огнём 24х фунтовых пушек по всем видимым объектам порта, так что вскоре на пристанях не осталось никого.

Сторожевые судна были захвачены примерно через час, остатки испанской команды связали по рукам и ногам и посадили в трюм. К сожалению, мальтийский корабль «Victory» получил серьёзные повреждения обшивки и был вынужден встать на якорь, передав половину орудий левого борта на сушу, чтобы избежать крена судна.

Первая волна атаки увенчалась успехом. Подавленные огнём корабельных орудий, остатки испанской портовой охраны не смогли долго оказывать сопротивление, и были сломлены. Потери мальтийцев были небольшими: около 20 убитых и 10 раненых. Раненых уложили в каюты кораблей, где ими занялись судовые врачи. Незаметно подкрасться к стенам города оказалось невозможным: со стен, на головы наступающих посыпались пули и ядра.

Тогда было принято решение вынести с кораблей более мощные пушки и высадить ещё 700 человек в качестве подкрепления. Продолжая наступление, солдаты укрывались в домах, прятались за ящиками, прикрывали пушки и ждали, пока в стене города будет пробита брешь, достаточная для вступления в город.

Бой около городских стен длился около часа, но численное преимущество мальтийцев, их неукротимая ярость и желание новых побед привели их к успеху. Стены были пробиты и стрелки начали входить в город. Они сразу же столкнулись с ожесточённым сопротивлением и, сперва, были отброшены, но, прикрываемые огнём пушек и залпами оставшихся позади товарищей, они медленно, но верно шли вперёд. Захватив несколько домов в городе и заняв там оборонительные позиции, стрелки подали сигнал, показывающий, что кавалерийские полки могут начинать зачистку местности. Вслед за кавалерией пошла пехота, были прикачены пушки, и началась борьба за город.

Рамон, Паскуалино Конти и Аугусто Тоции отнюдь не остались в тылу, а наоборот, рвались вперёд изо всех сил и вели за собой войска, оказывая им поддержку и воодушевляя свои примером. К позднему вечеру город пал. Испанская оборона не смогла сдержать натиск разъярённых мальтийских сил, и сдались в честном бою.

После боя на площади собрались все мальтийские силы. Рамон велел всем передохнуть, набраться сил и пополнить припасы. С кораблей были принесены съестные припасы и оружие. После перерыва, пехота была разделена на несколько отрядов и отправилась патрулировать город. Жителей города оставили в живых, при условии, что те не станут поднимать бунт против новых властей.

Рамон стоял посреди трупов, осколков ядер, груд пепла и пыли и глядел вдаль. Король знал, что это вторжение ознаменует собой новую эру в жизни его государства…

Комментарии   

0 #1 Leo 10.02.2012 02:25
Лучше бы на Африку кинулись и разжились там, а потом и в Европу через Пиренеи)))

Недостаточно прав для комментирования