Кто в России вправе жаловать частные гербы?

Теоретически - только сама Российская Федерация. Больше - никто.

Однако пожалование («давание» в чистом виде) герба не следует путать с обретением (принятием) герба как такового: эти понятия нетождественны.

Термин «пожалование герба» по определению подразумевает предоставление права пользования тем или иным гербом «милостью свыше», часто - в связи с обретением особого социального статуса, сословного положения. В петровской Табели о рангах это понятие интерпретировано как «пожалование гербом во дворянство»: соответственно оформленный герб выступал в качестве зримого, но второстепенного, дополнительного свидетельства привилегированного статуса своего владельца. Так, возведение в простое дворянство сопровождалось присвоением герба с минимальным набором дворянских атрибутов (дворянский шлем и корона), возведение в графское достоинство – прибавлением к гербу графской короны и т.д.

Кроме того, пожалование герба может быть самоценным, происходить само по себе и не сопровождаться возвышением по иерархической лестнице.

В бессословной Российской Федерации, где источником власти является народ, над отдельно взятым субъектом права, будь то физическое или юридическое лицо, может «возвышаться» (при этом - далеко не во всех обстоятельствах) только сама Российская Федерация.

Единственный уполномоченный действовать в геральдической сфере государственный орган – Геральдический совет при Президенте РФ – не осуществляет никаких пожалований, но только подтверждает правильность принимаемых самими владельцами гербов. Российская Федерация почти не вмешивается в частное (негосударственное и немуниципальное) гербовладение, принимая в его регулировании факультативное участие посредством проведения геральдических экспертиз – если на то есть особый запрос со стороны владельца символики.

Здесь важно подчеркнуть, что пожалования геральдических знаков особого рода (т.наз. «административных гербов» - геральдических знаков-эмблем, оформленных наподобие гербов) в Российской Федерации не только возможны, но и на деле происходят. Указы президента России об утверждении символики подчиненных ему министерств – геральдически полноценные акты пожалования. Те же самые действия министерств и ведомств в отношении своих подразделений, по сути, также следует признать пожалованиями. Чаще всего учреждение символов осуществляется по ходатайству самих подведомственных структур, так что президентский указ и ведомственный приказ оказываются не строго пожалованием, а подтверждением уже используемой символики – процедурой санкционирующей, «освящающей» символ на более высоком уровне.

Легитимность таких пожалований обеспечивается тем, что все они осуществляются в пределах соответствующей компетенции «дающей» символ инстанции. Ни один властный уровень не вправе жаловать символику никому, кто напрямую не подотчетен. Более того: всякая компетенция имеет свои пределы и вовсе не распространяется автоматически и безусловно «на все и вся», что ниже. Орган власти вправе жаловать только административную символику, но не личную (а герб – прежде всего личный знак): гербовое право есть геральдическая проекция гражданского права, а с точки зрения последнего юридическое лицо и физическое лицо – равноправные субъекты. Пока закон не установил иного, геральдическая компетенция вышестоящего ведомства не распространяется на зависимых служебно - но не лично! - персон.

Чтобы легитимные пожалования гербов в современной России стали возможны, должны быть соблюдены по меньшей мере два обязательных условия:

- во-первых, сами гербы должны быть недвусмысленно введены в систему официальных почестей; сегодня Российская Федерация причисляет к таковым только государственные награды (ордена и медали), почетные, воинские и специальные звания - ни гербы, ни титулы к числу государственных почестей не относятся;

- во-вторых, должен быть назначен конкретный орган, которому Российская Федерация делегирует право выдавать жалуемые гербы; как в республиках, так и в монархиях правом определить такой орган обладает только тот, кто воплощает государство – глава (президент, император, король и т.п.) и/или законодательный орган (обычно - парламент).

Теоретически, современная Россия, пользующееся всей полнотой суверенитета, могла бы установить, что гербы от ее имени могут жаловать:
а) президент - своими указами: подобно тому, как утверждается символика федеральных министерств, ведомств и некоторых других «подразделений» государства,
и/или
б) парламент - федеральными законами: подобно тому, как утверждается символика и атрибутика государства;
и/или
в) специально и официально (указом президента или федеральным законом) уполномоченный на то орган: подобно тому, как на «давание» гербов уполномочены герольды в Британии, Канаде или Ирландии.

В любом случае, «дающая» (жалующая) гербы контора должна быть учреждением государственным. Любое пожалование герба – акт не только правоустанавливающий, но и обязывающий отныне и впредь представляться и пользоваться именно этим «гербовым именем». Не обладая необходимыми властными полномочиями, осуществить его присвоение (читай - почетное его «навязывание» через пожалование) попросту невозможно. Не имея монополии на весь потенциальный «запас» объектов, предназначенных для пожалования, нельзя обеспечить и особый привилегированный статус этой категории почестей. Если же эта монополия не закреплена государством за собой – она не принадлежит никому.

Вот почему ни одна негосударственная организация - частная фирма или общественное объединение - не может пожаловать герб. При всем уважении, которое одаряемый гербом может испытывать к одаряющему, пожалование не совершается ни де-юре, ни де-факто, если этот одаряющий не располагается выше награждаемого на общероссийской иерархической лестнице, а точнее – не уполномочен на то государством.

Любые вручения и подношения гербов от имени негосударственных организаций или частных лиц, если они выдаются за пожалования, таковыми не являются и - в качестве пожалований – фиктивны. Настаивая на своем праве осуществлять какую бы то ни было официальную выдачу гербов, такие организации и общества вводят потребителей своей продукции в заблуждение относительно статусных достоинств вручаемых дипломов, грамот и иных «подносных листов» - что бы ни было записано в уставах программных документах таких организаций и сколь бы помпезно ни обставлялись процедуры вручения таких «пожалований».

В лучшем случае организация (или частное лицо - художник-геральдист) может только разработать проект герба (грамотно - и тогда честь сочинителю и хвала); но проект станет гербом лишь тогда, когда «заживет» у своих хозяев, будет востребован ими в качестве герба, т.е. изобразительного геральдического имени – наряду и наравне с писанным именем (фамилией, официальным наименованием).

Пожалование герба – лишь один, но вовсе не единственный легитимный источник «заполучения» герба. Отсутствие механизма пожалования частных гербов государством никак не ущемляет принадлежащее любому юридическому и физическому лицу право обзаведения гербом путем самостоятельного принятия. Самовоспринятие нового герба – такая же обычная в международной и российской практике вещь, как наследование уже существующего (традиционно передаваемого по мужской линии от отца к детям безо всякого вмешательства со стороны государства).

Не нагруженный дополнительной (необязательной для герба) функцией официальной почести, герб в современной России остается тем, чем является искони – геральдическим изобразительным именем своего хозяина. Он считается легитимным и полноценным гербом только при условии гербоведческой корректности и неузурпации чужой символики.


В качестве дполнения к статье фргаменты интервью Михаила Медведева:
- Объясните - как может быть герб у человека, который не является дворянином?
- Недворянская геральдика глубоко нормальна и отнюдь не является политкорректной аберрацией новейшей истории. Когда я говорил об экстравертности геральдики, я не упомянул социального аспекта, а зря. В безусловном большинстве стран мира, где когда-либо геральдика существовала, она была доступна для всех слоев общества. В XIII-XV веках, за небольшими исключениями, гербы могли быть и у благородного сословия, и у горожан, и у тех крестьян, которые считали это для себя уместным. Дискриминируемые слои общества - мусульмане, евреи - тоже пользовались гербами. Во Франции при Короле-Солнце торговца или аптекаря могли призвать к ответу как нарушителя закона, если он не имел герба и не регистрировал его. Однако так было не везде и не всегда. В Португалии, скажем, очень рано стали ограничивать, а потом и вовсе отменили права неблагородных сословий на гербы. В Речи Посполитой символы крестьян и горожан были осмыслены в русле иных, параллельных геральдике систем, так что польские гербы оказались исключительно дворянскими. А в Англии вовсе ввели нобилиарную систему, совершенно несовместимую с континентальной. В отличие от «нашей», двухчленной (дворянин - недворянин), в Англии существует система деления на титулованный нобилитет, «гентилитет» (gentry) и всех остальных - без четкой фиксации границы между двумя последними категориями. Между тем именно эта граница соответствует границе между дворянством и недворянством на континенте – или в соседней Шотландии.
- То есть сейчас любой человек может завести себе герб и что угодно на нем нарисовать?
- Разумеется, герб не должен быть составлен в противоречии с принципиальными требованиями геральдической композиции, структуры, сочетания элементов. Есть великое множество тонкостей и хитростей, которые сильно различаются от страны к стране. Тем не менее, общий принцип понятен – это можно сравнить с грамматической правильностью текста для документа.

Ну и наконец, логически вытекающий вопрос. Раз все (в том числе и недворяне) имеют право на герб, то что же допустимо в простом гражданском гербе изображать?

Здесь есть один большой соблазн, а именно украсить герб некими элементами, делающими его (герб) красивым. Например, щитодержателями. Чего делать ни в коем разе не рекомендуется. Или мантиями всякими. Тоже неприлично. Так же как неприлично украшать свой герб дворянскими шлемами. При составлении гражданского греба следует придерживаться простых правил.

"Правила эти вытекают из геральдико-правовой логики, которая не позволяет в современном гражданском (бюргерском) гербе использовать те элементы, которые в российской геральдической традиции являются сугубо дворянскими знаками статуса: рыцарские шлемы, короны всех видов, мантии (они только князьям и полагались). А что же можно кроме щита (?), так это вот что: обычный шлем простого ратника (шелом), намет, нашлемник и девиз. Все остальное сословное великолепие родовых гербов бессословному гербу просто не по чину. А если есть сомнения и в этих знаках, то можно обойтись и одним щитом. Многие так и делают. Весь статус и все особенности личности гербовладельца могут найти отражение и в пределах щита." - М.Шелковенко

Для справки: Михаил Константинович Шелковенко - геральдист, художник, график. Член Геральдического совета при Президенте РФ (с 2004). Заслуженный художник Российской Федерации.
Я всецело и полностью разделяю мнение М.Шелковенко.

Ситауция с пожалованием/обретением в Украине аналогичная. Посему те же вопросы/ответы касаются и граждан Украины

Недостаточно прав для комментирования