Paradox
©
Fisana

Перейти к содержимому


Фотография

Пираты Карибского моря и двух океанов


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 8

#1 Bloody Ares

Bloody Ares

    Козак

  • CиЧевик
  • 169 сообщений
Регистрация: 27.сен.08
Слава: 6

Отправлено 03 Январь 2010 - 18:03

Серия Total War, которой посвящен AAR: EMPIRE: TOTAL WAR. Версия 1.3 без модов, если не считать «открывашки фракций»
Фракция за которую происходил отыграш кампании: Пираты
Название кампании: Длинная
Уровень сложности (на стратегии и тактике): Очень тяжело \ Тяжело



Пираты Карибского моря и двух океанов:
бортовой журнал капитана «Черной жемчужины»

"Бери все - и не отдавай ничего!"
Капитан Джек Воробей

1. Великая сходка

Так много кораблей еще не видел порт Подветренных островов. Десятки кораблей разом: больших и малых стояли на якоре вокруг порта. Всех уместить небольшой порт не мог и корабли по очереди приставили к берегу, разгружали добычу, пополняли запасы и отходили вновь, давая место другим. Поэтому порт буквально кишел людьми как потревоженный муравейник, матросы сновали туда-сюда обливаясь потом и стараясь закончить все как можно быстрее. Лишь слева стояло несколько кораблей, на которых никто не суетился и не бегали матросы, там же были свободные места для швартовки, которые никто не занимал. Туда и вел свой фрегат «Черная жемчужина» капитан Джан Пирас, по прозвищу «Буревестник». С виду в нем не было ничего страшного. Роста чуть выше среднего, сложения не особо мощного, хоть и было видно, что малый он крепкий, на чуть вытянутом лице, украшенном роскошными усами, хитрые цепкие глаза, следящие за всем вокруг. Одет он был в сюртук не богатый, но с добротного материала, ладный и удобный, на голове любимая треуголка, на поясе неизменные сабля и пистолет. И, тем не менее, несмотря на относительно безобидную для капитана пиратского судна внешность, имя его наводило ужас, на всех кто хоть раз его повстречал. Он стоял на мостике, легонько постукивая по ладони подзорной трубой и тщетно пытался посчитать точное количество кораблей, сбивался, морщился при этом и начинал считать заново. Он сам не знал, зачем ему это нужно, он уже с первого взгляда знал, сколько всего там кораблей и мог ошибиться плюс-минус пять кораблей, но что-то внутри ему подсказывало, что кораблей все равно мало.
- Я никогда не видел столько кораблей в порту Антигуа, капитан! – пророкотал гулким басом рослый детина, стоящий рядом с ним, - Клянусь Богом, капитан, это самая большая пиратская сходка которую я когда-либо видел! Мигель и впрямь задумал что-то серьезное!
Джан Буревестник, очередной раз сбившись, поморщился. Впрочем, он уже потерял интерес к счету и разглядывал корабли, стоящие в порту, он уже знал, что ждут только его, корабли остальных баронов стояли в полном составе. Не было только корабля «Черной бороды». Но говорят, его схватили и повесили. Впрочем, место для его корабля в порту было оставлено.
- Что бы сходка ни решила, главное чтоб в итоге это обернулось звонкой монетой, – заметил Буревестник, слегка скосив глаза в сторону своего боцмана и немного скривив уголок губы в ухмылке.
- Точно, капитан! – детина оскалился в свирепой улыбке, коротко хохотнув, и тут же убрав улыбку, обернулся к матросам – Крепи концы, лентяи! Трап капитану, да поживее!
«Черная жемчужина» прижималась бортом к причалу.

***

Буревестник распахнул дверь и, сделав шаг вперед, остановился в дверном проеме. В большой комнате за дубовым столом сидело семь человек, сейчас они дружно смотрели на него. Буревестник обвел взглядом помещение, все здесь было точно также как и раньше, голые каменные стены, справа большой камин, из мебели только длинный стол и табуреты вокруг него. Только в прошлый раз баронов в комнате было девять.
- Джан Буревестник, к столу, мы ждем тебя! – высокий худощавый мужчина в дорогом камзоле и с хищным лицом, указал на стол, заставленный едой ничуть не хуже королевского, - садись, поешь, выпей с нами!
- С удовольствием, Мигель! – Буревестник, приподняв кожаную треуголку, чуть склонил голову, - Приветствую вас, джентльмены! Плесните мне рому, смочить горло!
В ответ раздался нестройный хор приветствий пиратских баронов.
Надо сказать, личности за столом собрались колоритные, цвет пиратства со всех концов бескрайнего океана, за каждым тянулся шлейф легенд, от которых кровь в жилах застывала, и если и был кто сомневающийся в правдоподобности этих легенд, то лучше бы ему не показывать своих сомнений, потому как бароны уже и сами запутались, где была правда, а где вымысел. Сегодня же эти суровые морские волки, избороздившие все моря-океаны вдоль и поперек, побывавшие и на краю света, и в объятиях морского дьявола, взявшие на абордаж и потопившие десятки судов, внимательно слушали Мигеля. Самый богатый, самый известный, самый хитрый пират, за голову которого готовы были заплатить все короли, корабли которых плавали в Карибском море, он фактически управлял Антигуа и решал все вопросы и споры между пиратами в этих водах. Сегодня он делал предложение, которое еще никогда не было сказано ни одним пиратом - он предлагал создать собственную империю. Мигель считал, что они достаточно сильны, чтоб объединиться, чтоб противостоять военным флотам, чтоб захватить Южную Америку и подчинить себе все острова в Карибском море. Мигель был уже далеко не молод, времена, когда он неутомимо бороздил океанскую гладь, уже прошли, последние год или два он, пожалуй, не отплывал с острова и сейчас в своей дорогой одежде, походил скорее на какого-нибудь сэра или лорда, чем на пирата.
- Это чушь, Мигель! – не выдержал Бернард Девис по прозвищу Дьябло, - Ты предлагаешь нам обменять свободу и море на города и землю? Как только у нас появится земля и города, на нас слетятся все флоты, и английский, и испанский, и французский! Где мы возьмем столько солдат, чтоб захватывать города? Где мы возьмем столько кораблей, чтобы противостоять военным кораблям.
- С каких это пор, твой галеон, который ты назвал своим именем, боится встретить врага? – съязвил Мигель
- Военные корабли не ходят в одиночку, Бернард Дьябло, правильно говорит – поддержал его черный как шоколад, индус в восточных одеждах и большим ярким тюрбаном на голове, - даже такой мощный галеон как «Дьябло» не сможет справиться с линейными кораблями в одиночку.
- Отныне мы не будем каждый сам по себе, - перебил его Мигель, - мы создадим флоты! Большие, сильные, способные противостоять военным флотам любой империи. Нас будут бояться во всем мире, мы будем править во всех морях, не мы будем убегать от военных кораблей, они будут убегать от нас. Я дам каждому из вас свои корабли, кто-то из приплывших сюда капитанов, возможно, тоже захочет присоединиться к флоту любого из вас. Имея три-пять кораблей вы сможете захватить еще и создать собственный флот.
«Все-таки, кораблей мало» - подумал Буревестник, пытаясь вспомнить, сколько же их он насчитал, но тут же прогнал эту мысль.
- Совет баронов не сможет править постоянно, нам нужно быть в море, - Буревестник коснулся самого сложного для Мигеля вопроса, к которому Мигель должен быть готов лучше, чем к любому самому рисковому абордажу. И Буревестник знал, что Мигель ждал этот вопрос.
- Ты прав, Джан Буревестник, совет не сможет быстро решать все вопросы. Нам нужен король!
В комнате воцарило молчание.

***

«Черная жемчужина» удалялась от Подветренных островов на юго-восток. Но теперь вместо двух шебек, за ней следовало четыре.
- Скажите, капитан, правда, что вы поддержали Мигеля на выборах короля? – боцман смотрел прямо вперед, далеко в море, задавая свой вопрос Буревестнику.
- Да. – спокойно ответил Буревестник, и начал пояснять, - Раньше баронов было пятнадцать, еще на последней сходке нас было десять, теперь нас восемь. Черную бороду схватили, он так и не приплыл. Грабить на море становится все сложнее, если так пойдет дальше, то наступит день, когда нас загонят в угол, словно корабельных крыс и вырежут по одиночке. Так у нас будет шанс, оставить море себе.
- И мы что теперь будем получать приказы от Мигеля?
- От короля Мигеля. - поправил Буревестник, - Мы будем получать просьбы, - саркастически усмехнувшись добавил он, - и если сочтем, что они направлены на благо нашей новой империи, то будем их выполнять.
- А направиться в Ост-индию это ваша идея или приказ… просьба, - тут же поправился боцман, - короля Мигеля?
- Король Мигель попросил сосредоточить усилия на грабежах торговцев и не лезть в драки. Но если ты помнишь, у нас есть должок в Ост-индии, когда мы едва удрали от капитана фрегата «Эхо» и его кораблей. Мы будем грабить торговцев и искать «Эхо».
- Капитан, почему вы взяли шебекки? – недоумевал боцман, - У нас уже есть две. У Мигеля же были галеон, три флейта и два фрегата. Почему мы не взяли их?
- Они нам не достались, по жребию – с едва заметным сожалением произнес Буревестник, - остались только бриги, шлюпы и шебекки. Лучше мы возьмем шебекки и побольше людей на них. Тогда мы сможем взять на абордаж и захватить фрегат или флейт, а может и галеон, если повезет. Если мы решили ввязаться в серьезную битву, то нам нужно захватить большие корабли. С шебекками у нас шансов на абордаж больше.
Боцман с сомнением посмотрел назад на легкие шебекки, но спорить не посмел, капитан еще никогда не ошибался.

***

Капитан шебекки «Летучий голландец», принадлежавшей раньше Мигелю задумчиво смотрел на «Черную жемчужину», где-то глубоко у него было чувство, что впереди его ждало, возможно, самое опасное его плавание.
- Почему капитану «Черной жемчужины» дали прозвище «Буревестник»? – спросил его рулевой.
- Потому что его появление не предвещает ничего хорошего. – мрачно ответил капитан.


2. Ост-индская кампания «Черной жемчужины»

Маленькая эскадра Буревестника без происшествий добралась до ост-индской акватории. Здесь был просто рай для торговцев специями и золотая жила для пиратов, грабящих этих торговцев. Странно, но когда Буревестник прибыл в акваторию, то торговля шла плохо. Это было плохо, дело в том, что налоги и управление не были сильной стороной пиратов, да и земель у них не было кроме пары островов с небольшим населением. Собственно и не с чего налоги то собирать, поэтому вся надежда возлагалась на капитанов, которые должны были грабить торговые пути и привозить добычу на Подветренные острова в общую казну. В противном случае самопровозглашенная империя пиратов не смогла бы себя прокормить, и уж тем более содержать войска для захвата Южной Америки. Ну, худа беда начала, и эскадра Буревестника перекрыла торговый путь, ведущий из этой акватории. Получилось не так уж и плохо, по крайней мере, казна империи оказалась в небольшом, но плюсе. Не плохо, но не достаточно хорошо, Буревестник подумал, что раз уже они создали империю, то может быть, им удастся организовать собственную торговлю. Не долго думая, он направил эскадру к дальней части акватории, где торговали корабли голландцев. Отступать купцы не стали, видимо решили, что их флейт способен за себя постоять. Признаться флейт и впрямь оказался крепкий орешек. Реализовать преимущество в количестве Буревестнику не удалось. Даже при всем при том, что его корабли палили одновременно по голландскому флейту книппелями в надежде сбить паруса и мачты, чтобы было легче захватить парализованный корабль, флейт ответным огнем наносил слишком серьезные повреждения шебекам, и чтобы не растерять их, Буревестник приказал им выйти из боя. К счастью, когда все шебеки отошли в сторону, и его «Черная жемчужина» осталась один на один с голландским флейтом, у него целой осталась только бизань-мачта, и быстрому фрегату удалось зайти в корму флейту и дать пару залпов. Купцы, не привыкшие вести такой ожесточенный бой запаниковали, когда ядра «Черной жемчужины» буквально в щепки разнесли их каюты, пролетели внутри бортов снося пушки и людей. И уже через минуту капитан Джан Буревестник с победоносной радостью наблюдал, как отчаянно машут с флейта белым флагом.
Шебекки меж тем брали на перехват отходившего против ветра индийца. Впрочем, тот не оказал практически никакого сопротивления, едва быстрые шебекки вышли на расстояние полета пушечного ядра и сделали ему вслед по залпу, купцы поспешили сдаться. Теперь эскадра Буревестника пополнилась двумя торговыми кораблями и он мог реализовать задуманное.
Ничего не вышло, с пиратами не захотели иметь дело, да и транспортировка товара пиратскими кораблями оказалась невозможной. Буревестник был зол, его планы по развитию торговли в их новом государстве рассыпались как карточный домик. Теперь он жаждал только одного - поймать и захватить «Эхо».
- Капитан, английские корабли по ветру! - матрос на мачте указывал на юго-восток.
Буревестник поспешно схватив подзорную трубу направил ее туда куда указывал матрос. Команда высыпала на палубу, прижавшись к правому борту и вглядываясь в море вместе со своим капитаном. «Черт меня побери!» - молча выругался Джан Буревестник, насчитав девять кораблей: «Многовато против моих потрепанных шебекк». Флейт и индийца можно было не считать, флейт был сильно поврежден им же самим, когда они его захватывали, а от индийца в бою толку нет.
- Похоже, это «Эхо», капитан – не то спросил, не то сказал боцман, встав позади него.
- Он и есть, вот только в прошлый раз с ним было всего четыре корабля. Теперь там пять фрегатов, два индийца, бриг и шлюп, - Джан говорил медленно и тихо, словно думал о чем-то другом и одновременно прикидывал соотношение сил, но впрочем, и так было ясно, что оно не в пользу пиратов. Вдруг он резко огляделся, окинув взором сначала следовавшие за ним шебекки, а затем «Черную жемчужину», глаза его сверкнули недобро. И боцман узнал этот блеск.
- К бою! – крикнул Буревестник.
Флоты сходились, выстроившись в линию. Корабли Буревестника пытались обогнать англичан, заняв более удобную позицию для шебекк против ветра. Это им почти удалось. Когда флоты вышли на расстояние пушечного выстрела, то корабли пиратов уже были впереди. Теперь «Черной жемчужине» нужно было оторваться и уйти в сторону к трофейным флейту и индийцу, которые двигались параллельным курсом на безопасном расстоянии. Но план был нарушен резким маневром «Эхо», который возглавлял флот англичан, вражеский фрегат, резко лег на правый борт, поворачиваясь левым к уходящим от него пиратам и около двадцати ядер, вырвавшихся из его пушек, полетели вдогонку замыкавшей боевую линию пиратов шебекке. То, что произошло дальше одновременно и разозлило и напугало пиратов. Шебекка взмыла в воздух, разбрасывая вокруг собственные обломки и поднимая фонтан соленой морской воды, обагренной алой кровью моряков. Видимо ядро угодило аккурат в пороховой погреб. Англичане радостно кричали, выкрикивая оскорбления в адрес пиратов. Буревестник стиснул зубы, чуть оскалившись, рука лежащая на рукояти шпаги побелела. Потерять корабль от первого же залпа, такой неудачи он не ожидал.
- Никак сам морской дьявол на их стороне! – воскликнул боцман.
- Пусть катится в свою пучину! Мы не отступим! – рыкнул Буревестник.
Пираты следовали плану. «Черная жемчужина» оторвавшись отошла к торговым судам, а шебекки продолжали плыть как ни в чем не бывало дальше. Английский флот безуспешно пытался их догнать, но догнать легкие шебекки было не простым занятием. Хотя и оторваться от англичан они почему-то не могли. Капитан «Эхо» понял, что это ловушка слишком поздно.
- Рифы! Рифы! – завопил его матрос на носу фрегата.
Команда пыталась остановить судно, отчаянно сигнализируя остальным кораблям, впрочем, всех это не спасло, пара фрегатов по правому борту от «Эхо» заскрежетали днищами. Теперь была очередь пиратов ликовать и посылать непристойные проклятья на головы англичан. Легкие шебекки без проблем проскользнули над рифами и резко оторвались от врага. «Черная жемчужина» и торговые суда развернув паруса, двигались в хвост английской линии. Впрочем, это уже была не линия, англичане боясь маневрировать пытались нащупать выход из западни, два севших фрегата пытались сняться с рифов не повредив обшивку. Крайним для пиратов оказался бриг, пиратские корабли развернулись к нему бортами и дружным залпами начали методичный обстрел. Похоже, бриг тоже зацепил риф, он даже не пытался развернуться и получив несколько залпов по корме, начал тонуть. Следующим был один из фрегатов. Пираты подошли ближе, шебекки меж тем развернувшись на обратный курс, обходили стороной англичан, чтоб не попасть под их ядра, и спешили присоединиться к «Черной жемчужине». Фрегат англичан уподобившись бригу мужественно получал залпы пиратских пушек в корму и не делал попыток развернуться и открыть огонь.
- Тонет! – радостно крикнул кто-то из пиратов. С дымящегося фрегата за борт прямо в морские волны начали сигать англичане, пытаясь вплавь добраться до других кораблей.
Буревестник посмотрел на подошедшие шебекки, как раз кстати, огневой мощи пиратам явно не хватало, а англичане того и гляди скоро вырвутся из хитрой западни. Они и так уже смогли развернуть два фрегата, и теперь те вели ответный огонь. Ядра засвистели в обе стороны. Англичане сосредоточили огонь на торговых судах пиратов. Обшивка флейта, наспех починенная, насколько это было возможно в море, захрустела, обильно осыпая волны деревянными щепками. И словно услышав опасения Буревестника, один из английских индийцев, нащупал проход и вышел из ловушки, разворачиваясь на пиратов. Пиратам, правда, к этому времени удалось склонить перестрелку с фрегатами в свою пользу, и англичане явно колебались, получив серьезные повреждения обшивки. Теперь Буревестник мог приказать отвести флейт и индийца ближе к фарватеру, через который англичане пытались выбраться из западни. Повинуясь, трофейные торговые суда поплыли навстречу английскому индийцу, первому выбравшемуся из пиратской ловушки. Естественно, оказать достойное сопротивление индиец не смог, несмотря на прочный корпус, его капитан предпочел удрать с места сражения. Но на этом удача пиратов закончилась, англичане один за другим выходили из ловушки и бросались на пиратов. Теперь уже была очередь пиратского индийца, получив серьезные повреждения, убегать с места битвы. Команда флейта тоже колебалась, теперь он принимал на себя основной огонь английских фрегатов. В какой-то момент не выдержал и его капитан, и флейт развернувшись по ветру, пытался удрать, англичане продолжали палить ему вслед, но он и без того, едва отплыв на четверть мили, пошел ко дну от дыры, пробитой английским ядром ниже ватерлинии.
- Что делать, капитан?! – боцман понимал, что сейчас дело станет совсем дрянь.
- Всем шебеккам, на абордаж! – Буревестник крикнул так громко, как будто хотел, чтоб его услышали капитаны шебекк.
Матрос, отдававший сигналы шебеккам, бросился выполнять приказ. Ни один из капитанов шебекк ослушаться не посмел, шебекки двинулись на перехват, паля из носовых орудий. Благо маневренность и скорость шебекк позволили им приблизиться к фрегатам англичан почти без потерь. С пиратских кораблей полетели «кошки», матросы стягивали борта баграми. Начался абордаж. Остановить обозленных пиратов англичане не могли, с шебекк на палубы фрегатов ринулись отчаянные морские вояки, коих было не мало. Звон клинков, крики, ружейные и пистолетные выстрелы, перекрыли пушечную пальбу. Одна только «Черная жемчужина» не принимала участие в абордаже, она вышла на фланг и вела перестрелку с шлюпом и последним из фрегатов, который не был взят на абордаж.
- Адмирал убит! – паника пронеслась среди англичан, когда «Эхо» оказался в руках пиратов, а английский адмирал, взмыл над палубой с веревкой вокруг шеи.
Битва вновь была переломлена в пользу пиратов.
- Капитан, одна из шебекк, убегает! – боцман встревожено смотрел на право.
- Разворачивай корабль! – среагировал Буревестник – Правый борт готовься к залпу!
«Черная жемчужина» оказалась меж двух английских фрегатов, ведя огонь с обоих бортов. Сейчас, именно сейчас решался результат битвы, если хоть один из фрегатов противника дрогнет, то пираты победят, если нет, то «Черная жемчужина» окажется под перекрестным огнем. Рассчитывать на оставшиеся две шебекки было нельзя, слишком они были повреждены, да и команды их понесли потери при абордаже фрегатов. Впрочем, опасения оказались напрасны, «Черная жемчужина» произвела должный эффект, получив от нее залп-другой, английские фрегаты бросились наутек один за другим.
- Книппеля! – заорал Буревестник, – Не упустите фрегаты! Они мне нужны.

***

- Уходить надо отсюда, капитан, - сказал боцман, - один из англичан говорил, что тут где-то рядом еще и голландский флот плавает. А у нас все корабли требуют ремонта в доке, мы тут на ладан дышим. Перебьют наши фрегаты и «Эхо» и остальные.
Буревестник и сам это понимал, теперь у него было четыре фрегата, шлюп, индиец и три шебекки. Достаточно, чтоб оказать сопротивление, но учитывая плачевное состояние в котором оказались корабли после сражения, было бы неразумно сейчас драться даже с каким-нибудь одиноким индийцем, любой из фрегатов мог потонуть даже от случайного ядра.
- Уходим, - немного с горечью в голосе согласился он, возвращаемся на Антигуа.


3. Большое начало маленькой империи

Буревестник открыл глаза и потянулся, в голове немного звенело после бурной ночки. В комнате было темновато, и он спросонья похлопал глазами, привыкая к полумраку. Он лежал в мягкой постели и смотрел вверх, он явно не на корабле – это он чувствовал, вверху он видел низкий бревенчатый потолок. Буревестник повернул голову направо, рядом, прижавшись к нему, лежала какая-то женщина, ее темные кудрявые волосы разметались по подушке и его груди, лица он не разглядел. Почти рядом с кроватью начиналась стена, Буревестник медленно оглядел ее, не поворачивая головы, стена как стена, обычная. Буревестник повернул голову влево, взгляд уперся в другую стену. Но там были окна, через которые в комнату попадал тусклый свет. За окнами вечерело. Буревестник видел бордовую черепицу крыши соседнего дома освещенную лучами вечернего солнца и длинную тень дымохода, лежащую на ней наискосок. Из окна пахло морем – хороший запах, любимый. Буревестник вдохнул полной грудью. На груди что-то лежало. Что? По ощущению, что-то теплое и приятное. Буревестник поднял голову и чуть приподнял край одеяла, заглядывая внутрь – еще одна женщина. Он отпустил одеяло и уронил голову на подушку, внутри головы неприятно загудело от резкого движения. Буревестник поморщился. Небрежно высвободившись из объятий обеих женщин, Буревестник сел в постели. Женщины, разбуженные бесцеремонным обращением, молча подвинулись друг к дружке и, обнявшись, продолжили свой сон. Одежда была разбросана по всей комнате. Буревестник первым делом нашел глазами саблю, пистолет и треуголку. Встал, потянулся, потопал голышом к столу, схватил бутылку и залпом осушил остатки теплой жидкости. По телу разошлось приятное тепло, а в голове забрезжил лучик ясности. Уже через пять минут Буревестник стоял у кровати полностью одетый и засовывал за пояс пистолет.
- Дамы, - громко произнес он, - вы просто чудо, обе! Когда-нибудь я на вас женюсь! Но сейчас мне пора.
Вновь разбуженные, теперь уже его громким прощанием, женщины, вылезли немного из-под одеяла, сонно хлопая ресницами и садясь в постели. Буревестник элегантно, насколько это мог сделать пират, снял треуголку и, наклонившись над кроватью, галантно поцеловал обеим руки.
- Дела, знаете ли, требуют моего присутствия, - продолжал он, - посему откланиваюсь, милые дамы. Скоро в море. Ждите меня, красавицы, и я обязательно к вам вернусь.
- И ты, правда, женишься? – спросила одна. – На обеих сразу? Ты это всем обещаешь? – она иронично улыбнулась, состроив ему глазки.
- Да, на обеих. Почему нет? – уверенно ответил Буревестник, не менее хитро подмигнув ей в ответ – Я вас обеих сразу полюбил… только не могу вспомнить как вас зовут. – он поморщил нос, делая вид, что вспоминает, и тут же быстро и громко добавил, - Впрочем в следующий раз сразу тащите меня в постель, я вас там сразу узнаю! – и засмеявшись вышел из комнаты.

***

Первая неделя на суше по традиции посвященная выпивке и утехам окончилась, нужно было узнать, как обстояли дела в его отсутствие, пополнить команду, припасы, починить корабли и готовиться к новому плаванию. Оставив проституток, Буревестник двинулся в таверну.
Он нашел своего боцмана, едва войдя внутрь. Тот сидел за столом почти у входа, возле него толпились несколько человек, а напротив стоял бородатый, загорелый как мавр, одноглазый пират лет сорока – сорока пяти и почти кричал.
- Ты думаешь, я инвалид? Да я один стою пятерых! Я ходил под парусом, когда ты еще не родился! Я хочу обратно в море! Мне осточертело ходить по земле и захватывать города с отрядами Мигеля! Я матрос, я в море хочу! Я лучший матрос, которого ты сможешь найти!
- Ты участвовал в кампании короля Мигеля по захвате южноамериканских провинций? – спросил Буревестник, подойдя ближе. – И ты участвовал в битвах?
- Я собственными руками зарубил пару дюжин солдат во время нашего похода! – гордо ответил он.
- А командовал вами Жан Левассер? – поинтересовался Буревестник.
- Да, упокой господь его душу, - закатив единственный глаз вверх, ответил бородатый пират, явно успокаиваясь и переходя на миролюбивый тон.
- Неужели он погиб в бою? – Буревестник заинтересовался – Я знал его, он начинал юнгой на моем корабле, но быстро показал себя отчаянным бойцом. Я налью тебе рому, расскажи, как все было, с самого начала.
Буревестник огляделся, выбирая столик, куда бы можно было присесть. К сожалению, заведение было полно и свободных мест не было. Впрочем, Буревестника это ничуть не смутило, он уверенно прошел к приглянувшемуся ему столику, обратив внимание, что его новый знакомый, помимо потерянного глаза еще и сильно хромает на левую ногу, ковыляя следом за ним.
- Меня зовут капитан Джан Буревестник, - громко представился он людям за столом, у которого он остановился - я хочу побеседовать с этим джентльменом, - он небрежно махнул головой, указывая на хромого одноглазого пирата позади себя, - мы сядем здесь!
Тон его не подразумевал возражений и споров, а имя произвело необходимое магическое действие на пиратов за столом. Они мигом повскакивали со своих стульев, уступая места. Буревестник с новым знакомым присели за стол, желающие послушать тут же собрались вокруг. Пират начал свою историю, и Буревестник узнал вот что.
Началось все просто и понятно. Мигель приказал захватить для начала все острова в Карибском море. И это было правильно, потому что мы смогли собрать всего шесть полков пехоты. У генерала Левассера, которого Мигель назначил генералом, был отряд кавалеристов под личным командованием. В основном наемники, потому что среди нашего морского брата, хороших наездников сыскать трудно. Наветренные острова и Кюрасао, сдались практически без боя. Самым сложным оказалось не захватить острова, а разбить флоты голландцев и французов, которые должны были защищать торговцев и ловить наши корабли, в этих морях. Представляете их удивление, когда несколько галеонов и флейтов, с поддержкой нескольких бригов и шлюпов во главе с галеоном «Дьябло» капитана Девиса и фрегатом «Профитер» капитана Кавендиша, пошли в атаку на них, вместо того чтобы попытаться скрыться.
Эти капитаны по очереди вступали в битву, пока один уходил в порт и чинил свои корабли, второй топил врага и грабил торговые пути. В итоге каждый из них усилил свой флот трофейными кораблями, захваченными в битвах. В общем, когда море было полностью в наши руках, то зайти в порты островов, и захватить столицы было проще простого. Пираты и раньше участвовали в подобных рейдах, выбирая порты послабее и плохо вооруженные. Вскоре пали и Ямайка и Куба и Багамы, присоединившись вместе с захваченными ранее Наветренным островам и Кюрасао, к нашему новому королевству пиратов. К моменту, когда мы высадились на Эспаньоле, «Дьябло» и «Профитер» потопили или захватили почти все корабли в Карибском море. Как сказали нам «Дьябло» со своими кораблями уплыл к побережью Бразилии, грабить богатую торговую акваторию, потому что денег в казне не хватало. Несмотря на то, что мы захватили все острова, но торговать с нами никто не хотел, лишь Центральная Италия и Конфедерация Гуронов прислали Мигелю предложение с заключением мирного договора и признания нашего королевства. На этом все. А налогов с этих островов не хватало для содержания флота и армии. В общем, мы даже толком отпраздновать захват островов не успели, как нас погрузили на корабли, и мы взяли курс на Французскую Гвиану. Французы совершенно не были готовы встретить нас, мы вошли в порт и высадились, не встретив никакого сопротивления. Парни по привычке начали устраивать грабежи и погромы, но Левассер сказал, что собственноручно спустит шкуру с тех, кто будет грабить и убивать жителей почем зря. В общем, в тот же день, мы оставили порт и напали на город.
Левассер предлагал горожанам сдаться, обещал покровительство и хорошее отношение, но все же, те вышли против нас – жалкий отряд регулярного ополчения и два отряда обычных горожан. Вы бы видели, как они бежали, бросая ружья и сверкая пятками, когда наши бравые парни, с саблями наголо, налетели на них с двух сторон. Это была просто резня. Левассер вздернул на виселице в центре города мэра и назначил нового. Местные жители были потрясены тем, что мы не собираемся их убивать, тем, что мы не будем их грабить и больше всего тем, что теперь их город принадлежит не Франции, а Королевству пиратов. Левассер разрешил уйти, тем, кто не хотел оставаться, им было разрешено взять свое имущество, кроме золота и ценностей, и приказано покинуть город до заката следующего дня. Впрочем, так мало кто поступил, посовещавшись жители решили, что без разницы кто правит, лишь бы не душили налогами и давали жить спокойно. Мне кажется, многие из них не верили, что пираты пришли надолго, они думали, что вскоре придут войска и нас всех вздернут на виселице. Ведь нас было всего шесть полков. К тому же и войска Соединенных провинций активизировались на границе. Их четыре полка регулярного ополчения подошли к нашему городу на расстояние одного перехода. Левассер вывел нас им навстречу. Впрочем, профессиональных военных там тоже не было, и мы без особого труда перебили их всех.
Правда, в этот раз потерь было немного больше, гарнизоны на островах были значительно слабее, и это был первый бой, в котором нам оказали хоть какое-то сопротивление. Поэтому мы разбили лагерь на границе, чтоб восстановить свои силы и разведать, что нас ждет в Парамарибо. Пополнив полки новобранцами, мы двинулись на Парамарибо, наши шпионы, которых Левассер высылал вперед, докладывали, что в городе гарнизон по численности меньше нашего, и мы рассчитывали на победу, подобную той, что одержали в последний раз. Но, подойдя к городу, выяснилось, что у них есть четыре пушки, а командует гарнизоном генерал. Хотя все равно, их это не спасло. Генерал их оказался смелый боец, три наших полка атаковали его отряд с трех сторон, но он со своими людьми бился до конца, и положил немало наших ребят. Наконец, одному из наших удалось сбить его с коня, и его тут же зарубили саблями. К этому времени, солдат регулярного ополчения мы почти перебили, сопротивлялся только полк пикинеров, но едва по полю разнесся крик о гибели их генерала, и мимо пронеслись двое выживших и бежавших генеральских телохранителей, те побросали свои пики и сдались. Вот так, мы захватили две провинции в Южной Америке и заставили мир принять нас всерьез!
Пират, казалось, был ужасно горд, во время рассказа он размахивал руками и выкатывал свой единственный глаз, в воодушевлении брызжа слюной во все стороны и много ругаясь. Не забывал он, и отхлебывать из кружки, в которую Буревестник постоянно подливал свежего рома.
- А как погиб Левассер? – спросил Буревестник.
- О, это был жуткий бой! – воскликну пират, - там я и потерял глаз!
Пират опять выругался долго и эмоционально, несколько раз стукнув кулаком по столу, после чего рассказал, как они вновь погрузились на корабли и отплыли к Каракасу. Это было первое настоящее испытание, поскольку Каракас был огромный город, и он значил много. Взять его, было совсем не то, что они делали раньше. Но на стороне пиратов была внезапность. И на их счастье, Мигель смог найти где-то человека, который выглядел как дворянин и вел себя как дворянин, он мог спокойно и открыто, под вымышленными именами, ездить по территории врага везде, где ему хотелось, и сообщать пиратам информацию о местонахождении их врагов и примерной их численности. Именно поэтому пиратам удалось улучить момент, когда большая часть гарнизона Каракаса отошла на восток в сторону границы с их пиратскими провинциями, оставив всего несколько отрядов в самом городе. К неудаче провести внезапный и дерзкий штурм возможности не было, т.к. возле города не было порта, который бы позволил произвести быструю высадку и тут же выдвинуться дальше. Поэтому пираты, высадившись на берег, потеряли немного времени, но основные силы Новой Испании успели отойти достаточно далеко и не могли вернуться быстро. Это было на руку, и после короткой битвы Каракас оказался в руках пиратов. Но это было только полдела, взять город было легко, теперь нужно было удержать его, а это было сложнее. Немного поредевшие, после штурма города, шесть полков пиратов должны были устоять против большего по численности противника. Это должна была быть первая настоящая битва для пиратов, и неизвестно было, смогут ли они в ней победить. По сравнению с ней, все предыдущие битвы были простыми драками и избиениями горожан. Левассер решил не биться на открытом месте, раз уж у врага больше отрядов и отвел пиратов за город, давая врагу войти в узкие улочки Каракаса. Когда солдаты прошли центр города, пираты двинулись навстречу. Привыкшие к морским битвам и абордажам, пираты уступали линейной пехоте, и Левассер не зная как все сложится, старался держаться ближе к правому флангу, выходившему в поле. На удачу линейной пехоты у врага был всего один полк. Первоначальный расчет себя оправдал. Не имея возможности выстроиться в нормальную линию, пехота врага стреляла кто во что горазд, некоторые даже не успели выстрелить, поскольку пираты атаковали внезапно из-за угла. Четыре полка пошли в лоб, связав боем и блокировав врага на улицах города. Два полка бежали по окраинам города в обход, стремясь зайти в тыл. Сам Левассер со своими кавалеристами галопом мчался по окраине города. Но, несмотря на удачно начало, дальше бой пошел скверно. На левом фланге удалось взять в тиски полк линейной пехоты Новой Испании, но это были дисциплинированные и опытные профессиональные солдаты, они выстроились в каре прежде чем пираты беснующейся толпой налетели на них сзади, и почти не понесли потерь. Правый фланг врага держался за счет их генерала, взятый в окружение и зажатый на одной из улиц, он неистово отбивался, рубя пиратов одного за другим. Центр тоже не мог долго продержаться против, превосходящим числом, вражеских солдат, сюда и устремился Левассер. Атакуя в тыл вражеский центр, он рубил налево и направо, отходил назад, перестраивался и с новой силой атаковал вражеский тыл. Центр, состоящий из солдат регулярного ополчения в итоге дрогнул, солдаты Новой Испании начали бежать. Но положение было все равно плохое, один из полков, составляющих пиратский центр, был уничтожен полностью в этой мясорубке, остальные потеряли большую часть и были измотаны и деморализованы. На левом фланге, линейная пехота Новой Испании обратила в бегство один полк пиратов, второй нес потери, но ещё держался. На правом фланге было не намного лучше, оба полка атаковавших вражеского генерала были измотаны и понесли большие потери. Левассер направил центр на левый фланг, а сам устремился на правый - нужно было убить вражеского генерала. Левассер со своими кавалеристами ворвался на улочку, где пираты никак не могли совладать с генеральским отрядом врага. У вражеского генерала осталось всего четыре телохранителя, но, похоже, сдаваться они не собирались, и продолжали рубить головы пиратам, как цветки подсолнуха в поле. Левассер во главе своих людей бросился в атаку. Кавалеристы скрестили сабли. Первый удар вражеский генерал отбил, но отвлекся на пиратов внизу и наскочивший на него сзади один из кавалеристов Левассера проткнул его своей саблей и издал победный крик. Что произошло дальше никто точно описать не смог, все произошло быстро, и в порыве радости пираты просто поначалу не заметили, как Левассер уткнулся лицом в шею своего коня и затем медленно сполз с него на землю.
В этом месте своего рассказа одноглазый пират стянул с головы шляпу и поднял кружку вверх.
- За покойного! – громко сказал он и тут же осушил кружку до дна.
Пираты вокруг последовали его примеру.
- Мы подхватили и перевернули генерала, - продолжил он, - у него была распорота грудь вот так, - он провел рукой от плеча до середины живота, - но он был еще жив. Ребята пытались зажать рану руками, но кровь так и хлестала. Он звал Бальтазара ЛеКлерка, своего ближайшего помощника. Бальтазар склонился над ним. Он назначил его новым генералом и приказал добить этих ублюдков. Самые последние слова Левассера слышал только Бальтазар, потому что Левассер начал хрипеть и голос его сорвался на едва слышный шепот. А когда остатки жизни покинули его, и его душа отправилась в ад, Бальтазар резко встал и, подняв саблю, крикнул: «Вперед, джентльмены, отомстим за славного Жана Левассера! Порежем этих псов на ремни!» - произнося эти слова, одноглазый пират возбужденно вскочил, поднимая вверх кулак с воображаемой саблей. – И мы быстрым шагом направились на подмогу нашим.
Пират вновь сел и успокаиваясь, сделал несколько больших глотков. Дальше его голос звучал с нотками злобы и боли.
- Мы повернули за угол и увидели как солдаты выстроились в квадрат, и несмотря на то, что наши отважные парни атаковали их с трех сторон, они успешно отбивались стоя плечом к плечу. Вокруг все было завалено телами наших товарищей! Мы еще никогда не видели такого! Обычно солдат регулярного ополчения мы могли окружить с двух сторон и тогда они начинали метаться, их строй разбивался, и мы вырезали их как котят. – пират замолчал, отхлебнул большой глоток и продолжил. - Но мы вышли очень удачно, как раз с той стороны, где не было наших, и мы могли взять их в полное окружение. «Вперед!» - закричал Бальтазар. И мы побежали в атаку. Я бежал первый. Я видел, как эти поганые ублюдки поднимают свои ружья, как целятся в нас, как стреляют одновременно. Вокруг меня засвистели пули. Многие мои товарищи упали. Тогда то я и получил сразу две пули в левую ногу! Но я не упал! – лицо пирата перекосило от злобы, и он перешел на крик, стуча кулаком по столу. – Я добежал до них и зарубил троих ублюдков! – он залпом осушил кружку, и Буревестник быстро наполнил ее вновь. Пират немного успокоился и продолжил, - Затем моя нога в чем-то застряла и подвернулась. Я упал и почувствовал удар в лицо. Я не знаю, что это было, я сразу потерял сознание. Наверное, кто-то из этих ублюдков ткнул мне в глаз штыком или наступил каблуком. – он замолчал, отхлебнул немного из полной кружки, еще немного помолчал, отхлебнул вновь. – Очнулся я уже в госпитале, куда принесли всех раненых. Там мне рассказали, что после нашей атаки, нам удалось разбить квадрат линейной пехоты, после этого солдаты начали умирать как мухи и скоро с ними было покончено. Выживших линчевали прилюдно на центральной площади в отместку за наших погибших товарищей.
- И? Ты знаешь, что было дальше? Куда пошла наша армия? – спросил Буревестник.
- Дальше, согласно плану Мигеля, нужно было идти на Боготу, но переход по суше от Каракаса занял бы вечность. Да и наш брат не любит далеко ходить пешком, - одноглазый пират усмехнулся, - Тогда Бальтазар решил плыть на Панаму. А потом уже из Панамы идти на Боготу.
- А кто остался в Каракасе? – спросил Буревестник.
- Никто, - пожал плечами одноглазый пират, - только, как обычно, пара собранных из местного населения полков для поддержания порядка. Ну и раненые, как я.
- Он оставил Каракас без защиты? – удивился Буревестник – А если бы солдаты Новой Испании пошли посуху из Боготы на Каракас? Кто бы их остановил? Рискованно.
- Рискованно, - согласно повторил одноглазый, пожав плечами, как будто спрашивая: «А что тут такового?» Для него вариант с пешим маршем не рассматривался в принципе. – После того как они отплыли, я отправился сюда. Осточертело мне по земле топать, я в море хочу. Понимаешь, капитан Буревестник? Возьми меня к себе в команду! – почти взмолился он.
- Если ты действительно, такой бравый вояка, как рассказываешь и зарубил много солдат, то пойдешь в абордажную команду на мою шебекку. Сможешь?
- Конечно капитан! – радостно воскликнул одноглазый пират.
- Но если ты не сможешь, - глаза Буревестника холодно сверкнули, - пойдешь на корм акулам! Мне никчемные рты не нужны!

***

- Я еще раз повторяю, Мигель, этого змея нужно отправить прогуляться по доске! – капитан Бернард «Дьябло» Девис, встав со своего стула, подался вперед, нависая над столом, в правой руке он сжимал кортик. Его маленькие налитые кровью носорожьи глаза впились в сомневающееся лицо Мигеля.
Речь шла об Аврааме Гривзе, занимавшем пост пиратского вице-адмирала и руководившем министрами Мигеля. Капитан Дьябло был разъярен, узнав что далеко не вся привезенная им добыча попала в общую пиратскую казну. А когда до него дошел слух, что Гривз, уже давно начал промышлять тем, что запускал руку в общие деньги, то он собрал всех бывших в это время в порту баронов, а также всех министров Мигеля в том самом зале, где уже не раз решались их общие дела, и где не так давно родилась их империя.
- Это серьезное обвинение, Дьябло. У тебя есть доказательства? – Мигель понимал, что если бароны решат заменить пиратского вице-адмирала, то он ничего не сможет сделать. Он и сам подозревал, что Гривз нечист на руку, но предпочитал пока не замечать этого, пока не появится достойный кандидат на эту должность.
- К черту доказательства, - крикнул, в поддержку Девиса, капитан Чарльз Флери, - Если Бернард Дьябло говорит, что Гривз – вор, значит так и есть! – Флери был, возможно, лучшим товарищем Дьябло и всегда занимал его сторону.
Гривз не был знаменитым и авторитетным капитаном, у него был бриг, на котором он грабил небольшие торговые суда, скорее он был просто хитрым пройдохой, который прекрасно умел считать и обладал талантами руководителя и организатора. Так что когда Мигель предложил ему занять место пиратского вице-адмирала, тот недолго думал и, передав бриг в распоряжение баронов, занял теплое местечко. Сейчас это было против него, конечно у него было достаточно много сторонников, все-таки он был второе лицо государства, но министры предпочитали молчать, против баронов выступать было опасно. Впрочем, даже если бы и не было баронов, и все равно наружу всплыли грехи Гривза, не исключено, что они бы и так просили Мигеля заменить пиратского вице-адмирала – «крыс» не любил никто. Позиция министров во многом зависела от Мигеля – что скажет он. По мрачному лицу Мигеля было видно, что он сомневается, с одной стороны, он бы, как и все, с удовольствием вздернул «крысу», но с другой стороны, он не хотел признавать преступником своего ближайшего помощника.
- А откуда мне знать, что вы, капитаны, привозите в казну все до единой монеты? Откуда мне знать, что вы не прячете часть добычи в своих тайниках? – Гривз, похоже решил пойти ва-банк, самому напав на баронов, вместо того, чтобы оправдываться.
- Ты обвиняешь нас? – Буревестник, до этой минуты хранивший полное молчание, удивленно поднял бровь, и буквально пронзил Гривза холодным взглядом.
- Не всегда ваши корабли приходят с полными трюмами, - ехидно заметил Гривз, стараясь не смотреть в глаза Буревестника, он напустил на себя беззаботный вид, хотя внутри все сжималось под упертыми в него взглядами баронов. – Но я ведь ни в чем вас не обвиняю, я …
Завершить фразу ему не дали. И без того разъяренные бароны, терпеть обвинений не смогли. Рука Буревестника обхватила рукоять кинжала, Дьябло с воплем запрыгнул на стол, размахивая своим кортиком, но быстрее всех оказался Флери, разрядивший в Гривза свой пистолет. Грохот выстрела, струйка сизого порохового дыма над столом и тело пиратского вице-адмирала Авраама Гривза рухнуло, вместе со стулом, на пол.
- Черт вас дери, джентльмены! – выругался Мигель, вытирая с рукава брызнувшую на него кровь Гривза, сидевшего рядом с ним.
Теперь тот лежал на спине, раскинув руки и удивленно глядя в потолок. В комнате воцарило молчание, министры напряженно следили за баронами, те медленно остывали, рыская разъяренными взглядами по присутствующим, Дьябло медленно слез со стола и расслабленно развалился на стуле, Мигель, бормоча ругательства, сидел развернувшись в пол-оборота к столу и, смотря на тело бывшего пиратского вице-адмирала, все еще вытирал кровь.
- Мигель, - первый заговорил Буревестник, он говорил медленно, чтоб все его хорошо услышали и правильно поняли, - я думаю в дальнейшем, ты будешь внимательней следить за тем, что творится у тебя под боком, иначе мы сами будем решать, кто из министров не справляется с обязанностями. Наши методы избавления от таких людей ты знаешь. Думаю и господам министрам все ясно.
Последняя фраза была произнесена с вопросительной ноткой в голосе, но что-что, а вот отвечать на нее было совершенно не обязательно и даже глупо. И хоть министры и сами были пиратами, и далеко не простыми, и не раз им приходилось видеть смерть, гуляющую рядом, но последнее чего они могли пожелать – это стать врагами баронов.

***

Три барона сидели в каюте «Черной жемчужины» за щедро накрытым столом и хвалились друг перед другом подвигами. Буревестник, слушая товарищей, понял, что, пожалуй, его далекое плаванье в Ост-индию дало меньший результат, чем то, чего добились эти двое не отплывая дальше Берега слоновой кости. Оказалось, что капитан флейта «Проклятый» Чарльз Флери, имея всего-навсего еще один флейт, два брига и шлюп, смог за два плавания к Берегу слоновой кости захватить два галеона и фрегат. Между делом он захватывал еще галеон, фрегат, несколько бригов и индийцев, а после встречи с пятнадцатью дау государства Моголов, смог захватить большую половину этих маленьких быстрых лодок. Но во время сражений с галеонами Соединенных провинций они все были потоплены. Но, тем не менее, у него появилось четыре больших корабля и фрегат. У Буревестника после его длительного плавания было только несколько фрегатов и маленьких кораблей, и ни одного большого тяжелого корабля. Капитан Девис, так тот вообще, сорвал большой куш. Он и так имел три галеона под своим началом, не считая мелких судов, а тут у Побережья Бразилии, на него напал караван испанских флейтов. На удачу капитана Девиса, испанские флейты уже были потрепаны в битвах за акватории, и он смело вступил в бой, сумев захватить аж шесть флейтов. Этим он сейчас и хвалился, с воодушевлением рассказывая, как ходил кругами, сбивая книппелями мачты и разрывая в клочья паруса испанцам. А когда их флот окончательно потерял маневренность и возможность перемещаться, то он расстреливал их частями, заходя с разных сторон, пока не вынудил сдаться всех, кому повезло не утонуть.
- Ты знаешь сколько денег сейчас в нашей казне? – Чарльз Флери доверительно подвинулся ближе к Буревестнику и заглядывая ему в лицо. – Благодаря тебе, мне и Дьябло, а также капитану флейта «Юстина Ван Нассау» Фрерику Казимиру и капитану Эндрю Кавендишу с его «Профитером», которые пиратствовали здесь в Карибском море. Хотя Кавендиш не особо много принес в казну, он в основном возил пехотные полки, которые захватывали новые земли для нас.
- И это не менее важно! – перебил его Бернард Девис, тыкая пальцем в его сторону, будто это придавало важности его словам. – Это я говорю, как тот, который был здесь вместе с «Профитером» в Карибском море, топя военные корабли наших врагов! Если бы не «Профитер», то мы бы до сих пор сидели на этом острове!
- Я и не спорю, - ответил Флери, поворачивая голову к Девису, - это важно. Но я хочу сказать, что Казимир на своем флейте, имея еще только два маленьких корабля, смог перекрывать торговый путь, проходящий чуть севернее наших островов и соединяющий Старый и Новый свет. А это принесло много, очень много звонкой монеты. Ничуть не меньше, чем награбили мы с тобой, - и, повернув голову обратно к Буревестнику, - ну или не меньше чем награбил ты.
- Так сколько денег у нас в казне? – вернулся Буревестник к тому с чего начал Флери.
- Около пятидесяти тысяч! – широко улыбаясь щербатым ртом, ответил тот. – Сейчас, когда мы трое сидим здесь за бутылкой доброго рома, мы, конечно, не увеличиваем казну, но стоит нам оправиться в акватории и начать, то, что мы хорошо умеем, как казна тут же начнет быстро пополняться! – казалось что не было человека в мире более довольного произносимыми словами, чем Чарльз Флери в эту минуту. – Захват Северо-восточного побережья Южной Америки, вплоть до Каракаса, кстати, именно то, что позволяет нам с вами сейчас сидеть здесь и пить ром, вместо того чтобы торопиться выйти в море. Те провинции дают неплохую прибыль и компенсируют все наши расходы. Правда на Каракас возлагали больше надежд, рассчитывая, что с него можно будет собрать больше доходов, но увы… Казна, конечно, не растет, но зато и не убывает! Знаешь, пока мы не начали грабить торговые пути, то дело было прескверно, казна была на грани, в лучшем случае мы тратили чуть меньше, чем получали. Но когда мы принялись за торговые пути, да еще и поназахватывали кораблей, то тут уже прибыль пошла в наши руки. Денежки нашли своих хозяев! – пожалуй, так и есть, довольнее человека в мире найти было бы сложно.
- Это значит скоро, мы станем достаточно сильны, чтоб заставить мир трепетать от одного упоминания о нас?! – в устах Буревестника опять был не то вопрос, не то утверждение. Скорее он говорил это себе, строя в уме какие-то собственные планы.


4. Путешествие к Берегу слоновой кости

«Черная жемчужина» медленно, с гордостью победителя, подплывала к испанскому галеону, лишившемуся всех своих мачт, с которого обреченно сигнализировали белым флагом. Капитан Буревестник полной грудью вдохнул, задержав на секунду дыхание и наслаждаясь моментом – вот он запах победы, запах перемешанный с кровью, порохом и горящим деревом. Самый приятный запах, который только можно было вдохнуть на море. Только ради этого и стоило жить. Ради того чтобы хоть раз сделать такой вдох. Буревестник его обожал, и любой пират был готов подтвердить, что таких вдохов он сделал не мало. Битва была невероятно длинной и флоты сходились то там, то здесь, в итоге корабли оказались разбросаны по морю, насколько глаз хватало, отовсюду поднимался дым, разносились крики помощи, волны растаскивали обломки снастей, груза, и даже целые куски потопленных кораблей испанцев и пиратов, всего в полумиле к востоку от «Черной жемчужины» из воды причудливо торчал нос затонувшего на мелководье галеона. Несколько спасшихся матросов смогли взобраться на него и размахивали руками. Кто-то с разбитыми бортами и поврежденными снастями сдавался, стоя на якоре. Кто-то тонул, матросы на таких кораблях беспомощно кричали, умоляя ближайшие корабли подплыть ближе и спасти их, некоторые из них дрались за места в лодке, стреляя и режа друг друга, некоторые прыгали за борт и пытались плыть к другим кораблям. Кто-то горел, там царил настоящий хаос, наверное, это кажется дико – гореть, когда вокруг сплошная вода, но это только страшнее, и матросы не обращая внимание уже ни на что, пытались потушить пожар. Кто-то, и это были уцелевшие пиратские корабли, точно также как «Черная жемчужина» с победными криками двигались к самым большим галеонам, впрочем, глядя на них, было непонятно, как они вообще плывут, после таких тяжелых повреждений. Битва казалось бесконечной, успех дразнил пиратов, давая им поверить, что он полностью на их стороне и тут же перебегал на сторону испанцев, потом вновь возвращался. Многим казалось безумием атаковать шесть галеонов и несколько индийцев и бригов, имея только маленькие корабли и четыре фрегата. Наверное, это так и было, по крайней мере, пираты потеряли почти все корабли, кроме «Черной жемчужины» выжили еще один фрегат, шебекка и шлюп. Но зато теперь, если им удастся добраться без происшествий до Карибского моря и отремонтировать все захваченные корабли, то эскадра Буревестника будет способна биться практически с любым противником. И пусть потом считают Буревестника безумным – победителей не судят. И разве безумие расчетливый план, где ставка делалась на скорость, маневренность и изматывание противника, лишение его парусов и мобильности? И пусть это была не битва, а игра в догонялки, в которой эскадра Буревестника все время убегала и отстреливалась. Да, конечно, были моменты, когда корабли сходились в настоящей перестрелке, такое случалось, когда пираты вынуждены были маневрировать, обходя испанцев, и выходили против ветра. Вот тогда-то и свистели ядра, градом обрушиваясь на борта противника, во все стороны летели куски обшивки и гибли моряки. Естественно, тут тяжелые галеоны с их прочными бортами, серьезно трепали пиратов. Но те вырывались, обходили испанцев, и все повторялось опять и опять, до тех пор, пока корабли испанцев не оказались растянуты в длинную цепочку, в одиночку или парами, вот тогда то, пираты и пошли в бой. «Разделяй и властвуй» - сказал однажды римлянин и, похоже, капитан Буревестник хорошо знал этот принцип. Как стая собак против льва, маленькие корабли пиратов бросались на одинокие галеоны. Пираты окружали галеон, создавая кольцо постоянного огня. Тяжелый, лишенный парусов и мачт галеон не мог быстро маневрировать и только отстреливался. Но уж если попадал, то туго приходилось тому пиратскому кораблю, который испытывал на себе мощь пушек испанского галеона. И все же количество оказалось сильнее качества, и «собаки» по одному пленили всех «львов».
Буревестник, небрежно облокотившись одной рукой о борт, взглядом полным превосходства и издевки, рассматривал своего поверженного противника. Галеон был поврежден менее чем другие корабли, но он лишился всех мачт и остался в полном одиночестве, продолжать биться означало погибнуть, и видимо его капитан решил, что излишний героизм будет не к месту. «Черная жемчужина» пришвартовалась к галеону. Матросы уже начали стягивать борта веревками. Офицеры испанцев, столпившись у штурвала, с ужасом смотрели на фигуру капитана Буревестника, стоящего на мостике. Офицер, стоящий впереди, наконец, перестал махать белой тряпкой и отступил назад. Теперь впереди оказался адмирал испанцев. Он обреченно смотрел, как пираты перебираются на палубу его галеона, как его люди бросают оружие в одну кучу, как дюжина головорезов обступила его и его офицеров, приказывая сложить оружие, как сам капитан Буревестник, уверенно вскочив на борт, одним махом оказался на палубе галеона и затем лениво по-хозяйски подошел к нему. Его головорезы подступили еще ближе, ощетинившись саблями.
- Меня зовут капитан Джан Буревестник. Мудро с Вашей стороны, сеньор, было сдаться. – в голосе звучали нотки издевательства.
- Я хотел сохранить жизни моим офицерам и матросам, - адмирал не стал представляться, его голос был тверд, но нескрываемая горечь искажала его. – И если Вы, сеньор Буревестник, человек чести, то я бы просил не трогать мою команду.
Улыбка, вернее гримаса означавшую улыбку и заставившая испанских офицеров вздрогнуть, на мгновенье нарисовалась на лице Буревестника, и тут же исчезла. Голос был словно лед:
- Бросайте-ка, добрые сеньоры, свое оружие! – затем он секунду помолчал и добавил более дружелюбно, - Обещаю, что те, кто присоединится ко мне, будут живы, сыты и богаты!
Впрочем, испанские офицеры начали разоружаться, бросая оружие прямо на пол, уже после первой фразы, вторая фраза лишь дала им повод надеяться, что есть шанс на спасенье, пусть для этого и придется плыть под «Веселым Роджером». Единственный, кто не пошелохнулся, это был адмирал. Он покрутил свои длинные усы, было видно, как кровь отливала от его лица.
- Я не стану служить пиратам. – наконец выдавил он. – Я моряк на службе Его Величества…
- Взять его! – коротко перебил Буревестник.
Прежде чем испанцы могли что-то предпринять, пираты оттеснили их в угол, а адмирала схватили и разоружили. Впрочем, он и не сопротивлялся, казалось он полностью смирился со своей судьбой еще в ту минуту, когда его помощник только взмахнул белым флагом.
- На корм акулам его!
Приказ капитана был выполнен мгновенно, сильные руки пиратов рывком проволокли испанского адмирала, не успевавшего даже ногами перебирать, и, приподняв, легко и привычно швырнули за борт. Его офицеры с ужасом услышали всплеск, прозвучавший неожиданное громко и зловеще. Гордый испанец упал в воду не издав крика.
- Желающие последовать за своим капитаном есть? – Буревестник переводил тяжелый взгляд с одного испанца на другого.
Те с лицами земляного цвета молча опустили глаза, умирать никто не хотел.
- Отлично, джентльмены, теперь вы подданные короля Мигеля! – голос Буревестника звучал одновременно и с поздравительными нотками и угрожающими, - Курс на Антигуа, джентльмены. Считайте, что у вас началась новая жизнь.

***

Буревестника на Антигуа встречали героем. Шутка ли, захватить за один бой сразу пять галеонов, не имея ни одного большого корабля, да еще и привезти с собой богатую добычу. Капитан и его команда три дня предавались беспробудному пьянству и разврату в порту Антигуа, рассказывая о своих похождениях близ побережья Африки. Впрочем, в этот раз это долго длиться не могло, слишком много событий произошло за время плаванья «Черной жемчужины».
Пока их не было, пираты вместо шести полков наводивших страх на Южную Америку смогли создать целую армию таких головорезов. К ним присоединялись все, кто был не в ладах с законом, пираты и разбойники со всего мира прибывали в порт Антигуа, чтобы присоединиться к новому королевству, в котором их не пытались вздернуть на виселице. В захваченных провинциях король Мигель приказал набирать рекрутов из местных жителей, способных держать в руках оружие, и как ни странно, но армия росла очень быстро. Да они были по обыкновению вооружены саблями и предпочитали ближний бой, но зато их теперь было много. И то, что пираты научились воевать стоя на земле, и теперь уже имели достаточно денег для содержания сухопутной армии, заставляло всех поверить в то, что Мигель правильно все рассчитал, и они займут свое место под солнцем, даже если придется пролить немало крови врагов и своей собственной.
Армия пиратов шла по суше на север, захватывая все города в Латинской Америке, и разрастаясь. Когда пираты достигли Техаса, они уже имели две полноценные армии, одна из которых состояла сплошь из опытных бойцов. Здесь и должна была произойти первая для них по-настоящему крупная битва, индейцы Пуэбло собрали две армии, и перекрыли единственный мост через реку. После короткого совещания пираты решили разделиться, наиболее опытная армия остановилась в половине перехода до моста, защищаемого индейцами, а вторая армия двинулась на Санта-Фе – последний оплот испанцев в Новом свете. Лазутчики уже докладывали о том, что защитников Санта-Фе немногим более 500 человек, и город должен был стать легкой добычей. Так и вышло, подготовить достойный отпор испанцы не смогли. Пираты с криками ворвались в город и начали вырезать его защитников, не пожелавших сложить оружие и сдаться. Все закончилось, едва успев начаться, и над ратушей взвился черный пиратский флаг. Перед пиратами открылся путь на Техас, и армия выступила к своей основной цели. Пираты шли нехожеными необжитыми землями, моряки, не привыкшие к таким походам, бранились так, как только могли браниться злые усталые люди. И все-таки они вышли к границе Техаса. Подойдя на расстояние одного перехода до Вилья-Де-Бехар, но стараясь держаться как можно дальше от границ Техаса, чтобы не быть обнаруженными раньше времени, они разбили лагерь. Нужно было отдохнуть и набраться сил, а заодно разведать обстановку и сообщить второй армии, что они уже вышли на исходную позицию. Лазутчики донесли, что Вилья-Де-Бехар пустует, все воины Пуэбло ушли защищать мост, оставив город беззащитным. Индейцы слишком поздно сообразили, что враг у них в тылу, ни один воин не успел вернуться в город, до того как в нем оказались пираты. Победа была легкой, индейцы, обескураженные и оказавшиеся на мосту как в ловушке, зажатые с двух сторон армиями пиратов вынуждены были сдаться без боя, и разбрелись по своим деревням.
Но не успехи армии пиратов не дали славной команде Буревестника продолжить веселый кутеж, Винсент Хараден, правая рука Густава, на четвертый день их пребывания в Антигуа разыскал Джана Буревестника. Густав был одним из братьев короля Мигеля, не таким легендарным, но не менее отчаянным в свое время пиратом. Также как и Мигель, и их третий брат Хорхэ, он был староват для хождения под парусом и предпочитал не покидать надолго Подветренные острова. Хараден довольно грубо разбудил Буревестника, попросту окатив его, лежащего на полу собственной каюты, водой из ведра.
- Какого дьявола! – прорычал Буревестник, продирая глаза и садясь.
Харадэн молча протянул ему бутылку рома, и, подождав пока Джан Пирас сделает несколько жадных глотков и подобреет, начал говорить.
Пока «Черная жемчужина» грабила испанские торговые суда и воевала с галеонами, король Мигель приказал долго жить. Новым королем пиратов стал Густав. Впрочем, порядки Мигеля не изменились, Густав, как и любой из пиратов понимал, что играть с баронами в политику было крайне опасно, смертельно опасно, даже если ты и король всех пиратов.
Но была у Густава одна особенность, он жутко ненавидел всех кто плавал под британским флагом. Его еще в молодости, попавшего в руки англичан, пытались повесить и даже уже одели петлю на шею, но в последний момент к городу подошли корабли Мигеля и вынудили англичан отдать им Густава, уже попрощавшегося с жизнью.
И вот теперь, когда он стал королем, идея мести овладела им полностью, не давая ни есть ни спать. Он предлагал Буревестнику, имевшему на этот момент, возможно лучшую пиратскую эскадру, отплыть в Европу. Он обещал посадить на корабли Буревестника целую армию пиратов, способную захватить Лондон. Командовать всей кампанией должен был Винсент Харадэн лично, он же должен был стать правителем Европы от пиратов, в случае если задуманное дело выгорит. Авантюра Буревестнику понравилась. Проплыть в центр Европы, кишащей вражескими кораблями, привезти тысячи головорезов и высадить их в Лондоне. Да, после этого его имя будут помнить долго! Единственное, что не нравилось Джану в этом плане. Это то, что Харадэн поведет свою эскадру вместе с ним, у Винсента было несколько фрегатов, на которые он планировал посадить еще одну армию, так как они с Густавом полагали, что одной армии для захвата Британии будет недостаточно. Но в этом случае Харадэн будет таким же капитаном как он, и он тоже будет вправе утверждать, что это он привез пиратов в Европу, он все сделал, вся слава ему. Нет, это Джана не устраивало.
- Я согласен, - сказал Буревестник, - но у меня есть условие. Ты Винсент Харадэн поплывешь вместе со мной на «Черной жемчужине» как новый правитель Европы. А корабли твои ты передашь какому-нибудь капитану, не очень известному, который их и поведет вслед за мной.
Немного поспорив Харадэн согласился, если в Европу поплывет Джан Буревестник, то шансов на удачное завершение всей кампании будет больше, чем если бы на его месте был любой другой капитан, и Харадэн это понимал. Они сошлись с Пирасом на том, что созвав баронскую сходку, Буревестник предложит короновать баронским титулом капитана Лазара Бриссо, молодого, но отважного пирата. И именно Бриссо получит фрегаты Харадэна в дополнение к своим шлюпам и повезет вторую армию пиратов.


5. Окно в Европу

Эскадра Буревестника старалась держаться в стороне от основных путей, чтобы не ввязываться в сражения с сильным противником. Главное было доставить армию до берегов Британии в целости и сохранности. Его пять галеонов, составляющих основную ударную мощь всей эскадры, считались значительной силой в Карибском море или торговых акваториях. Но в Европе напичканной большими флотами с линейными кораблями, вдали от родных доков, не имея возможности отремонтировать корабли, пираты могли попасть в серьезный переплет. Поэтому денно и ночно вахтенные всматривались в горизонт, силясь разглядеть силуэты линейных кораблей до того, как те заметят пиратов, чтобы в случае опасности поменять курс и скрыться от противника. Эскадра Бриссо неотступно следовала за ним, оно и понятно, одно дело буйствовать на шлюпах в малых водах или акваториях, другое дело плыть с тысячами людей на борту далеко, туда, где тебе не рады. К тому же что делать эскадре Бриссо при встрече с сильным противником? Его фрегаты 6 ранга и шлюпы будут перебиты линейными кораблями как куропатки. Вот и приходится ему держаться поближе к кораблям Буревестника.
«Ну и хорошо» - думал Джан Буревестник: «Парнишка смышленый, на рожон не лезет, правильно я его выбрал».
Он вспомнил, как недовольны были бароны кандидаурой молодого пирата, еще не снискавшего себе славу и уважение. Ну да, парень отчаянный, ну да, имя его уже известно многим, ну да, за его голову платят немало. Достаточно ли этого, чтобы тать бароном? Нет, решила сходка. И все же Пирас настаивал:
«Если Лазар Бриссо вернется из этой авантюры живым и Британия будет захвачена, то он будет достойным. Если же морской дьявол примет его в свои объятия по дороге в Лондон, то не быть ему бароном никогда»
Поспорив еще, сходка решила, что баронов и впрямь мало осталось, и приняла предложение Джана, с условием, что коронован Бриссо будет только по возвращению. Но на этой же сходке все-таки стало одним бароном больше. Эбенезер Гоф, за свои подвиги и отвагу, единогласно был признан баронами достойным стать членом морского братства.
Так, уклоняясь от встречи с большими флотами, Джан Буревестник и Лазар Бриссо привели свои корабли к берегам Ирландии. В Ла-Манш пираты сунуться не рискнули, и решили не идти напрямую на Лондон. Флоты разделились и, оставив корабли Бриссо высаживать одну армию в порту Уотерфорд, Буревестник проплыл дальше, огибая Ирландию и подходя к Глазго. Там он высадил вторую армию.
- Ну что ж, капитан Буревестник, - схватившись обеими руками за борт «Черной жемчужины» и возбужденно пытаясь потрясти его, говорил Винсент Харадэн, - вот мы и в Британии!
Он, похоже, немного выпил и выглядел возбужденным. Отпустив борт, он резко выпрямился, обернулся к Буревестнику, сделал шаг в сторону трапа, остановился, оглядел порт, остановился взглядом на снующих по причалу матросах, и вновь обернулся к Буревестнику, указывая ему рукой на порт и видневшийся за ним город.
- Вот она, Британия! Думал ли ты, мой друг, что когда-нибудь ступишь на эту землю не как пленник, а как завоеватель? О-о-о! Чудесное ощущение, не правда ли? Ты и впрямь лучший и отважный капитан, раз доставил нас сюда! Ну что ж, пора! Пора. Не будем терять ни минуты. Пока англичане не опомнились, выступаем на Эдинбург! – затем он сделал короткую паузу, и приблизившись к Буревестнику вплотную, доверительно тихо спросил, - Ты ведь не оставишь нас тут, если что-то пойдет не так?
- Я обогну Шотландию с севера и выйду к восточному побережью Британии, постараюсь подойти к Лондону и разведать обстановку. В случае если англичане окажутся слишком сильны, я смогу подобрать вас на борт и отойти в Ирландию, к другой армии.
- Спасибо, капитан, я рассчитываю на тебя. – Харадэн отвернулся и пошел по трапу на берег.
Армия пиратов выступала на Эдинбург.

***

Буревестник немного задержался в Глазго и знал, что армия едва покинув портовый город, наткнулась на небольшую армию англичан идущих на подмогу своим в Дублин. Англичан было не больше 700 человек, и пираты просто задавили их числом, вынудив отступить в глубь Шотландии. Затем марш на Эдинбург продолжился. Впрочем, там уже были готовы к обороне, город защищал форт, в котором пряталась полноценная армия, с артиллерией и кавалеристами. Немного потрепанные в первой схватке полки пиратов не решились на штурм с ходу и взяли форт в осаду. Буревестнику была пора отплывать. Он прошел мимо Дублина, убедившись, что Ирландия под контролем пиратов, и армия, высадившаяся в Ирландии, уже движется на помощь в сторону Эдинбурга. Корабли Буревестника без проблем обогнули Шотландию, и вышли к Ньюкаслу, только тут они наткнулись на английские корабли. Впрочем, несколько бригов не могли ничего противопоставить пиратским галеонам, и были захвачены Буревестником в плен.
В Эдинбурге тем временем шла настоящая резня, в кампании участвовали пираты еще не имеющие большого опыта сражений, также как и все опытные генералы остались в Америке. Так что, несмотря на численное преимущество, битва была равной. Кавалерия англичан была настоящим проклятием для пиратов, обстреливаемые артиллерией, пираты вынуждены были атаковать и десятками гибли в стычках с кавалеристскими полками, коих оказалось немало. В результате форт Эдинбурга был взят ценой жизни около 1500 флибустьеров и их генерала. Рассказывали, что Харадэн после этого, опасаясь подхода армии из Лондона, приказал оставить форт и отступить назад, спрятавшись неподалеку. Опасения оказались напрасны. Армия, стоящая в Лондоне с места не сдвинулась. Зато те англичане которые первыми столкнулись с пиратами вблизи Глазго и, проиграв, отступили к северу, пополнили свои ряды и вернулись в Эдинбург. К ужасу Харадэна, англичане оказались у него в тылу. Вновь назначенный им генерал, спешно строил остатки армии, готовясь к бою. Но не зря пираты называют себя джентльменами удачи, фортуна оказалась на их стороне, вторая армия пиратов из Дублина также дошла до Глазго. Англичане оказались зажатыми между остатками армии, с которой шел Харадэн, и армией пиратов идущей из Ирландии. Дальнейшее было просто бойней, англичане даже не поняли, что случилось, обрушившиеся в тыл пираты вырезали всех до единого. И теперь, уже с полным правом победителей вошли в Эдинбург.
Буревестник, ободренный тем, что ему предоставлены шотландские доки, повел себя по-хозяйски, начав устанавливать в Северном море собственные порядки. Ко дну шли все без разбору, англичане, голландцы, шведы, датчане, французы, потеряв один галеон, Буревестник захватил два корабля 4-го ранга, чему был страшно рад - все-таки настоящие боевые линейные корабли.
А армия, восстановив силы, двинулась на Лондон. Центр великой морской империи, чьи корабли долгое время преследовали и уничтожали пиратов во всех морях, находился под ударом. Могли ли англичане когда-либо представить, что однажды окажутся в ловушке на собственном острове, практически беззащитные перед огромной армией, тех, кто никогда не воспринимался ими всерьез. И вот столица империи осаждена. Пираты не торопятся, им некуда торопиться, никто не придет на помощь англичанам, все их города захвачены, все их корабли потоплены, все, что осталось от их армии это немногим более тысячи солдат, готовых защищать Лондон до последнего вздоха. Но сколько продержатся солдаты без провизии и снабжения? Год? Два? Что дальше? Выход остался только один – атаковать. И англичане, покинув стены города, выстроились в боевые порядки и двинулись на пиратов. Армия на треть из ополчения. Устоит ли она? Англичане вышли на позиции, остановились, прицелились, выстрелили. Пули градом осыпали ряды пиратов, те падали, кто убитым, кто раненым. «В атаку!» пронесся по рядам приказ генерала пиратов и, не дожидаясь пока англичане перезарядят, флибустьеры, размахивая саблями, бросились вперед. Тактика была обычной для пиратов, используя численное преимущество, резерв зашел англичанам в тыл, и рукопашная превратилась в бойню. Профессиональные пехотинцы еще держались, выстроившись в каре и ощетинившись штыками, но ополчение было вырезано почти мгновенно. Потеряв фланги, англичане уже долго не сопротивлялись. Великая морская держава пала к ногам пиратов.


6. Новые хозяева Северного моря

Лондон узнал, что такое веселый пиратский загул, город погрузился в грех и пьянство. Впрочем, расслабляться совсем пиратам было нельзя, огромное население города не было готово принять новых хозяев и назначенный королем Густавом правителем Европы Винсент Харадэн, чувствовал себя как на пороховой бочке. Гарнизон в 1680 уже закаленных во время этой кампании бойцов возглавляемый генералом Питом Вэйном, известным своей строгостью и порядком, едва справлялся с тем, чтобы удерживать лондонцев от вооруженного бунта. А тут еще из Антигуа пришло известие направить одну полную армию обратно в Америку. Пираты в Америке к этому времени разгромили Луизиану и ожесточенно воевали с индейцами Чероки. Им никак не удавалось выйти на восточное побережье к Флориде и выше от нее. Им не хватало флибустьеров, а содержать еще одну армию было невозможно, казна одно время достигшая девяноста тысяч звонких золотых монет, медленно, но верно таяла, и сейчас там было уже даже менее шестидесяти тысяч. Выход виделся один, отзывать одну из армий из Европы.
Скрепя сердце Харадэн вызвал на совет Джана Пираса и Лазара Бриссо. Но морские вояки особого сочувствия к его проблеме не проявили, и раз король просил отозвать одну из армий, согласились ее доставить. Кто поплывет обратно в Америку тоже долго не обсуждалось, эскадра Бриссо не способна была защищать берега Британии, к тому же ему нужно было вернуться на Антигуа для коронации в бароны. Так что, Пирас и Харадэн вручили молодому пирату письма, подтверждающие его отвагу в их непростой кампании, и уже через пару недель, его корабли стояли в порту, принимая на борт, армию флибустьеров.

***

Известия о похождениях «Черной жемчужины» в Северном море и Ла-Манше, быстро разнеслись по прибрежной Европе. Никто не желал больше появляться в этих водах в одиночку. И в тот момент, когда пираты уже полагали, что не так страшны европейские воды, как им поначалу казалось, на горизонте показался настоящий противник.
«Черная жемчужина» ведя за собой цепочку из четырех галеонов, двух кораблей 4 ранга, еще одного фрегата и по парочке бригов и индийцев, шла в сторону Ла-Манша, намереваясь совершить рейд вдоль западного побережья Франции.
Первым заметил силуэты нагоняющих их полным ходом кораблей вахтенный на фрегате, замыкающем пиратскую колонну. Сигналами с корабля на корабль сообщение прилетело на «Черную жемчужину».
- Капитан, нас преследуют шведы! - сидящего за столом и склонившегося над своим бортовым журналом Буревестника перебил, ворвавшийся без стука матрос.
Буревестник поднял голову, и матрос почувствовал себя неуютно под холодным взглядом легендарного капитана. Наверное, он думал о том, что все-таки надо было постучать, а еще лучше отправить за капитаном юнгу. Буревестник отложил перо и закрыл чернильницу.
- Много?
- Да, капитан! – выкрикнул матрос, - Огромные корабли, капитан! Много, капитан!
Буревестник нахмурился, похоже, матрос был напуган противником. Что же там за противник такой, что его матросы потеряли в себе уверенность, несмотря на то, что не проиграли не одной битвы? Надо посмотреть. Буревестник резко встал, и на ходу хватая оружие и треуголку, вышел в услужливо распахнутую перед ним матросом дверь.
Команда столпилась у правого борта. Старпом, боцман, командир абордажной команды и пара старших матросов стояли на мостике. Буревестник легко взлетел по лестнице к ним и, приняв от старпома подзорную трубу, стал оценивать противника. Теперь ему стала понятна нервозность матроса, к ним двигалось семь линейных кораблей 2-го, 3-го и 4-го ранга, не говоря уже о фрегатах и малых кораблях сопровождения. Огромные туши тяжелых линейных кораблей 2-го ранга могли навести ужас на любых матросов, они больше напоминали плавучие крепости и быстрые фрегаты, казались рядом с ними просто шлюпками. Буревестник шумно втянул ноздрями воздух, высоко поднимая грудь и стараясь вдохнуть как можно глубже.
- Пахнет хорошей дракой, джентльмены! – шумно выдохнув, сказал он, обращаясь к своему окружению.
В его глазах засверкали демонические огни, когда он смотрел на линию горизонта, где, пока еще казавшиеся очень маленькими, плыли линейные корабли Швеции. Он пока еще не знал как, но он во чтобы то ни стало, хотел захватить эти громадины.
Флот пиратов, повинуясь командам, подаваемым с «Черной жемчужины», разделился на две линии и двинулся под ветер на траверс к противнику. Первую линию составляли все галеоны и индиец, в качестве замыкающего колонну корабля прикрытия. Еще один индиец плыл немного в стороне, готовый занять место первого, в случае если враг пустит его на дно или захватит. Вторую линию составляли оставшиеся корабли 4 ранга и фрегаты, замыкали колонну два брига. Сама «Черная жемчужина» и последняя в ее эскадре шебека, держались еще дальше в стороне, фрегату Буревестника и шебеке было не по зубам биться в первых рядах с линейными кораблями шведов.
- Огромные. – громко произнес боцман, своим зычным голосом, цокая при этом языком.
Корабли шведов подошли уже на расстояние всего двух полетов ядра к галеонам пиратов, и их можно было хорошо разглядеть даже невооруженным взглядом. Они шли по ветру на всех парусах, и расстояние до галеонов стремительно сокращалось.
- Ветер кончается, - заметил в ответ Буревестник, оглядывая море, - похоже, туман будет.
- Похоже, - согласился боцман.
Шведы тем временем готовились к бою, убирая лишние паруса. На галеонах замерли в ожидании. Еще немного и истошный крик «Огонь!» разорвал установившуюся на секунду тишину. Все так же, стараясь держать шведов на траверсе, галеоны медленно шли в полветра, щедро осыпая паруса шведских кораблей книппелями. Воздух буквально был разрезан десятками металлических шаров. Больше всего пострадали шведские фрегаты, словно гончие, вырвавшиеся вперед строя. Один терял ход, оставшись с лоскутами вместо парусов, другому повезло еще меньше, его грот-мачта не выдержала прямого попадания и с треском рухнула через правый борт в воду, утащив с собой несколько матросов сидящих на снастях и стоящих у борта. Строй шведов рассыпался, но теперь их линейные корабли выходили на дистанцию выстрела к галеонам. Галеоны решили не уходить дальше в полветра и легли на правый бойдевинд. Это была главная ошибка пиратов. Имея преимущество в огневой мощи, шведы открыли плотный огонь, стараясь зайти в хвост линии пиратских галеонов, замыкающий линию индиец был буквально изрешечен залпами шведов и предпочел сдаться. Второй индиец стремился занять его место в строю, но быстро обогнуть шведские корабли не мог. Галеоны несли тяжелые повреждения, но продолжали стрелять книппелями, сшибая мачты и разрывая шведам паруса.
Буревестник в неистовстве метался по палубе, посылая проклятия на шведов и на капитанов собственных галеонов. Его матрос, не переставая, сигнализировал галеонам отход, но в горячке боя галеоны никого и ничего не замечали. И только, когда правые борта галеонов стали похожи на сито, когда один из галеонов загорелся и начал тонуть, выкинув белый флаг, когда казалось что биться бесполезно и хотелось бежать, когда второй индиец, пытавшийся прикрыть их отход, завалился на борт, получив пробоину ниже ватерлинии, только тогда капитаны галеонов развернулись на фордевинд и, выкатив целые пушки по левым бортам, открыли огонь ядрами. Корабли шведов все так же не могли собрать строй и отстреливались, сбившись кучей, вперед вырывались те из них, паруса которых пострадали меньше всего, и к ужасу своему пираты поняли, что это были линейные корабли 2-го ранга, шедшие в конце колонны и оттого вступившие в бой позже. Впрочем, на тот момент галеоны были потрепаны настолько, что замыкавший линию уже не мог идти в одном темпе с товарищами, его трюмы заливала вода, и капитан принял решение уйти в сторону, матросы, бросив пушки, принялись черпать воду. Но уйти ему не давали, шведский корабль 4-го ранга и пара шлюпов бросились за ним в погоню. Оставшиеся два галеона стремились добраться к второй линии пиратов и укрыться за ней, но размен ядрами с кораблями 2-го ранга, с каждым залпом шведов, снижал их шансы. Капитан головного галеона видел, как пытавшийся уйти в сторону третий галеон был перехвачен шведским шлюпом и пока его капитан пытался вернуть судно на курс, линейный корабль 4-го ранга успел выйти на дистанцию выстрела и потопил его точным залпом в корму. До второй линии оставалось не так уж и далеко, корабли второй линии уже выходили на траверс к огромным кораблям шведов. Уже даже прозвучали залпы пушек с пиратских кораблей 4-го ранга, шедших во главе линии. Но, увы, последнее, что увидел капитан, это очередной залп шведов по его левому борту, он видел, как ядра сотрясли весь корабль, круша толстую обшивку, он услышал страшный грохот, и увидел, как палуба взмывает вверх, он почувствовал, как под ногами трещит корабль, как его поднимает вверх, почувствовал, как хрустнули кости ног, когда чудовищный взрыв в пороховом трюме разрывал корпус корабля, и все. Больше он ничего не видел и не чувствовал, его бездыханное тело было отброшено взрывной волной далеко в море, а его корабль в мгновение ока превратился в груду досок разбросанных по волнам. Единственный выживший галеон обойдя стороной это страшное место укрылся за второй линией кораблей пиратов и медленно, чтобы не повредить обшивку и избежать течи, начал уходить как можно дальше от места боя, в его состоянии ему опасно было даже с шлюпом сражаться.
«Черная жемчужина» и сопровождающая ее шебека обходили шведов с правого фланга, стараясь оттянуть на себя малые корабли шведов и хоть как-то разделить противника. Им это удалось, выживший фрегат шведов и один из шлюпов погнались за ними. Стараясь не подставляться под ядра, «Черная жемчужина» и шебека отступали и, используя свою скорость и маневренность, осыпали противника ядрами, ложась с борта на борт.
Впрочем, эта мышиная возня никак не могла существенно повлиять на битву, настоящая битва шла там, где сошлись оставшиеся корабли пиратов с линейными кораблями шведов. Надо признать ради справедливости, что галеоны хоть и погибли, но практически лишили флот противника парусов, потрепали его и потопили два больших корабля и фрегат. Второй линии пиратов было легче, растянувшаяся колонна шведов не могла собраться в строй, половина кораблей едва плыла на одной или двух мачтах с разодранными парусами. Ветер к тому времени действительно стих и водную гладь медленно начал затягивать туман. Битва пошла на равных, пираты встречали головные корабли залпами, отходили, встречали вновь, вновь отходили, и так повторялось раз за разом, до тех пор, пока флоты практически не уничтожили друг друга. Когда был потоплен последний пиратский корабль 4-го ранга, «Черная жемчужина» с шебекой остались в одиночестве против шведского корабля 3-го ранга, хоть и всего с одной бизань-мачтой, но зато сохранившего практически все пушки. Был еще у пиратов тот галеон, что смог все-таки оторваться от врага и уйти в сторону под прикрытием тумана, все это время он дрейфовал далеко в стороне, но рассчитывать на него было бессмысленно, непонятно было, вообще, как он на плаву держался. От своей прежней тактики «Черная жемчужина» не отступала, они с шебекой держась как можно дальше от шведского корабля, прятались в тумане, обстреливали его и отходили, ложились на другой борт, обстреливали и уходили вновь. В результате, «Черной жемчужине» все-таки удалось «срубить» врагу последнюю мачту и тяжелый корабль беспомощно застыл на волнах. Шебека мигом бросилась в тыл шведу, легкое судно, способное маневрировать против ветра, без труда удерживалось позади тяжелого линейного корабля 3-го ранга и, ложась с борта на борт, непрерывно обстреливало его корму. На шведском корабле воцарила паника, ядра пиратов пробивали тонкую кормовую обшивку и, проносясь сквозь каюты офицеров, врывались в нижние палубы, сметая матросов и пушки. Конечно, шебека была слабо вооружена и смотрелась моськой рядом с таким могучем исполином, но исполин совершенно ничем не мог ответить «моське», и это бессилие деморализовало команду. Шведы окончательно запутались в тумане и не знали, куда им маневрировать, а тем временем ядра с пиратской шебеки продолжали с упорством бомбардировать их корму. Кто-то из офицеров даже, выбежав на корму, пытался выстрелить в шебеку из ружья, но это было свидетельством жеста отчаяния, поскольку ни одно ружье в мире не способно выстрелить так далеко, как пушка.
В скором времени шведы вынуждены были сдаться. Итог битвы был несколько удручающий для капитана Буревестника и его пиратов. Из всего его большого флота, наводившего ужас на местные воды, выжило только три корабля. Из всего большого флота шведов, удалось захватить только один корабль 2-го ранга и два корабля 3-го ранга, фрегат и малые корабли Буревестник уже не считал. Битва длилась так долго, что корабли, получившие повреждения в ее начале и готовые сдаться, так и не дождались помощи и пошли ко дну, а после, пираты, считавшие, что могут проиграть, уже и не пытались захватывать вражеские корабли, они их просто топили.
Покалеченные корабли ведомые «Черной жемчужиной» медленно возвращались в порт, предстояла долгая стоянка в доке. А потом придется начать заново возвращать былую силу и господство в Северном море.


7. Восхождение империи

Дела у капитана Джана Пираса шли прекрасно, число кораблей в его флоту постоянно росло, и довольно быстро он восстановил свою мощь. Теперь пираты плавали везде, где им заблагорассудится, проходя по Балтийскому морю до самого Санкт-Петербурга, грабя торговые суда и топя и захватывая военные. Впрочем, с той самой битвы, где шведский флот едва не потопил «Черную жемчужину», уже никто не мог противопоставить пиратам ровным счетом ничего. Европейцы просто не успевали строить корабли и собирать их в более-менее сильный флот, вездесущие пираты, рыскающие в северных водах, не давали им этого сделать. И уже скоро флот пиратов стал настолько большим, что его нужно было разделять. Тем более что малые корабли особо не были нужны Буревестнику, а использовать их для грабежа и охраны Ла-Манша от французов было бы более целесообразно. Сказано - сделано, вскоре пред Буревестником стоял Агапито Ортега, молодой и горячий испанец, капитан фрегата «Николай», захваченного у русских в Балтийском море, и в торжественной обстановке, во дворце правителя Европы Винсента Харадэна, принимал назначение в адмиралы. Буревестник выделил ему еще два фрегата, два брига, шлюп, индийца и единственную сохранившуюся у него шебеку «Черный палтус», с самой отчаянной во всем мировом океане командой на борту.
Так и повелось дальше, адмирал Ортега, надежно защищал Ла-Манш, перехватывая французов и голландцев и грабя пролегающий через пролив торговый путь, а Буревестник, кружил по морям в поисках новых жертв. И ни разу выбранный им молодой испанец не подвел его, никто не мог подойти к Британии и занять ее порты, никто не мог проплыть мимо, никто не мог грабить торговцев, кроме самих пиратов. Лишь один раз была осечка, когда французский бомбардирный кетч пытался пройти Ла-Маншем в одиночку. Непонятно на что рассчитывал капитан французов, но естественно проскочить мимо Ортеги он не мог. К сожалению и Ортега недооценил его выслав на перехват один бриг. Пиратский корабль, конечно, был небольшой и быстрый, так что должен был легко проскочить опасную дистанцию бомбарды и пойти на абордаж, но видимо уж очень он оказался неудачливый. Когда он вышел на дистанцию выстрела его пушек, то в его палубе уже зияла дыра от попадания тяжелого снаряда, вместо того чтобы без остановки двигаться к противнику, пират развернулся и сделал свой первый залп, он же оказался и последний. Едва он вновь начал разворачиваться носом на противника, очередной выстрел бомбарды достиг своей цели, проломивший палубу снаряд угодил прямиком в пороховой погреб. Ортега с перекошенным от гнева лицом наблюдал в подзорную трубу яркий огненный всполох на том месте, где только что был его корабль.
- Захватить его! Мне этот корабль нужен целым! – заорал он, - Отправьте двоих на абордаж! Подарим этот корабль Буревестнику, а я спущу шкуру с этого лягушатника, утопившего мой бриг!
Сразу два корабля бриг и шлюп бросились на перехват французского кетча, пытающегося уйти от пиратов. Естественно уйти от маленьких быстрых кораблей он не мог, бриг пошел дугой, осыпая французов ядрами, а шлюп не повторяя ошибки товарищей, напрямую шел на абордаж. И вот корабли противников уже борт к борту, уже видны глаза французов, готовившихся к залпу. Залп! Первым выстрелил пиратский шлюп. Ядра, проломив тонкий борт кетча, исчезли внутри, а через мгновенье, стоящих на палубе пиратов готовых набросить абордажные крючья на французский корабль снесло взрывной волной от разлетевшегося на куски кетча. Кто-то зацепился и остался в снастях, кто-то без чувств лежал у другого борта, кто-то, пара человек кто сидел повыше, оказались выброшены за борт, капитан и штурман, сбитые взрывной волной с ног и контуженые пытались подняться на ноги, старший помощник, лежал у грот-мачты с проломленной головой и удивленными глазами смотрел в небо.
- Пожар! Пожар! – вопил кто-то из матросов, высыпавшая на палубу остальная команда, тушила пожар от горящих обломков кетча, попавших на их шлюп.
Абордаж не удался.
Но в целом для Буревестника это была мелочь, ведь флот Ортеги в скором времени состоял уже из нескольких фрегатов и даже галеона, который был передан ему Буревестником для усиления. Собственный флот Буревестника состоял к тому времени сплошь из линейных кораблей: двух 2-го ранга, двух 3-го ранга и трех 4-го ранга, также в качестве преследователей и загонщиков у него были фрегат 6 ранга и бриг, а прикрывали линейные корабли, как повелось четыре индийца, которых Буревестник предпочитал за их прочность и умение выдерживать долгий обстрел, к тому же их было не жалко. И все чаще Буревестник стал задумываться о плавании в Средиземное море. Туда куда путь пиратам всегда был заказан, еще десять-двадцать лет назад о таком плавании мог думать только самоубийца или ненормальный. Но сейчас, имея такой флот, оно уже казалось реальным.
Единственное, что ему мешало выступить, это известие о приезде Хорхэ, короля Хорхэ, третьего самого младшего брата усопших Мигеля и Густава, занявшего ныне их место. Хорхэ отличался большим темпераментом и энергичностью, никогда его нельзя было найти на Подветренных островах, всегда его корабль носило где-то на безбрежных водах океанов. В принципе Буревестника устраивал и этот король, братья были очень дружны, и во всем у них было согласие, так что за общее дело империи можно было не бояться, король Хорхэ не даст ему развалиться, главная проблема была в том, что теперь ему нужно изменить свой уклад жизни и больше быть в Антигуа, решая государственные дела, а не представляя все министрам. Но угомониться Хорхэ пожалуй было не просто, и свидетельство тому, его визит в Британию. А может быть он ехал убедиться, что Винсент Харадэн по прежнему верен короне пиратов, перекочевавшей на другую голову. Последняя мысль показалась Буревестнику более правдоподобной, тем более не зря же Винсент Харадэн настаивал на том, что он – капитан Джан Буревестник Пирас, должен непременно остаться, чтобы встретить короля и обеспечить его безопасность на море.
«Скорее Харадэн боится, что его сместят, и ищет союзников» - подумал Буревестник и пожал плечами. Ему не было дела до Харадэна, к тому же он считал его вполне достойным кандидатом на должность правителя Европы.

***

И вот, они – Буревестник с Ортегой и Харадэн с целой свитой своих помощников и местных аристократов, стоят на причале, встречая фрегат короля Хорхэ, сопровождаемый двумя линейными кораблями 2-го ранга из флота Буревестника, которые последний выслал на встречу королю.
Спущен трап, и все взоры устремлены на человека, показавшегося у борта. Такой же высокий и худощавый, как и его покойный брат Мигель, седые волосы собраны в аккуратную косичку, он опирался на трость, но держался прямо и шел уверенным и молодцеватым шагом, пожалуй, не многие дали бы ему больше шестидесяти лет, хотя он и был не намного моложе своих братьев.
Винсент Харадэн, после захвата Лондона, в качестве своей резиденции выбрал недавно построенный Букингемский дворец, решив, что Сент-Джеймский дворец, хоть и был обжит поколениями монархов и более известен, но, тем не менее, слишком мал и стар для него. Туда он и повез своего высокого во всех отношениях гостя и всех встречающих.
За шумной трапезой король говорил больше всех, однако и, не забывая справляться как у всех дела. Особенно внимательно он слушал Харадэна. А на английских аристократов похоже просто хотел произвести больше впечатления, чтобы окончательно убедить их в серьезности намерений пиратов построить собственную империю, если кто-то из них все еще питал тайные надежды, что все это временно. С особым упоением он рассказывал о подвигах их армии в Северной Америке. Собственно до них и так доходили известия, что с тех пор как Лазар Бриссо доставил во Флориду целую армию пиратов, то чаша весов, которая постоянно колебалась то в пользу пиратов, то грозя им полным поражением от индейцев Чероки, окончательно перевесила все возможности индейцев. Надо признать, Чероки оказали настоящее сопротивление, не давая пиратам расслабиться ни на минуту, их войны большими и малыми группами непрерывно рыскали по захваченным пиратами землям, некоторые даже пытались прорываться в провинции, некогда принадлежавшие Луизиане. Пираты разрывались из стороны в сторону, перехватывая индейские отряды и не забывая защищать города от более многочисленных армий. И все-таки этому был положен конец. Одновременно с высадкой во Флориде, войска пиратов из ранее захваченных Земли Чероки и Земли Кайнтук вторглись в Джорджию. Города Сент-Огастин и Саванна были осаждены одновременно, так что это полностью исключало для засевших там армий индейцев возможность объединиться и помочь друг другу. Еще через два года, когда запасы провианта у индейцев начали иссякать, произошли решающие сражения, в которых индейцы, на половину состоящие из ополчения, потерпели сокрушительное поражение. Хотя надо признать, что в Сент-Огастине армия Чероки имела не так много ополченцев и изрядно потрепала нервы генералу пиратов в начале сражения. Но как всегда пиратский лихой напор, отвага и количество сабель сделали свое дело. А чтобы не держать под боком враждебный Чарльстон набитый агрессивно настроенными солдатами Тринадцати колоний, пираты едва восстановив силы, выступили из Саванны и заняли Чарльстон, легко сломив сопротивление колониальной пехоты. Но, к сожалению, дальше король Хорхэ вынужден был признать, что пока на этом военная машина замедлила свой ход, потому как обе армии, участвовавшие в захватах Сент-Огастина, Саванны и Чарльстона оказались занятыми поддержанием порядка в этих городах и подконтрольным им провинциям. Впрочем, трудности эти, по мнению короля Хорхэ, были временными, и он спешил поделиться своими планами, как через несколько лет одна из армий выступит на север, пройдя и захватив сначала Виргинию, потом Мериленд, и наконец, вторгнется в Пенсильванию, захватив и окопавшись в огромной Филадельфии. Ну а далее, по его мнению, была неминуема война с Ирокезами, потому что в результате захвата Филадельфии слишком протяженная граница с ними получится. А уже сейчас нет-нет, а возникают приграничные стычки с отдельными отрядами Ирокезов.
- А как успехи моих отважных товарищей? – громко подал голос Буревестник, - Расскажите нашим новым английским друзьям про подвиги отчаянных пиратских баронов.
- Прекрасно! Прекрасно, славный капитан Джан Буревестник! – воскликнул король Хорхэ и принялся рассказывать как капитаны Фрерик Казимир, Чарльз Флери и Эндрю Кавендиш прочно обосновались в акваториях Побережья Бразилии, Мадагаскарском проливе и у Берега слоновой кости, соответственно. Каждый к этому времени смог собрать собственный флот из галеонов и линейных кораблей и был абсолютным хозяином своей акватории. Они уже не нападали на торговые суда других государств и не топили их, торговые корабли могли свободно плавать и вывозить ценный товар, но контроль торгового пути из акватории был в руках пиратов, и они просто собирали с торговцев свою долю. И последним не оставалось ничего другого, поскольку все военные эскадры, которые пытались прогнать пиратов из акватории, были разбиты, корабли захвачены или потоплены. И вот уже несколько лет никто не тревожил пиратов в акваториях, позволяя им вести разболтанную жизнь веселых гуляк.
По-другому обстояли дела у капитанов Девиса и Бриссо. Оба они промышляли в Карибском море и западной части Атлантического океана, плавая вдоль всего побережья Нового света. И их жизнь не была такой праздной, стычки с флотами Тринадцати колоний, недавно образованных США и Франции были постоянным делом. На их удачу, ни у кого из врагов не было больших доков, и потому не строили они больших военных кораблей, так что для капитана Девиса с его галеонами и флейтами исход любой битвы был предрешен заранее. А вот капитану Бриссо приходилось быть более осторожным, т.к. флот его не имел ни одного большого корабля. Впрочем, в стычках с противником он захватил уже столько бригов, шлюпов и фрегатов, что, наверное, мог смело сцепиться с тройкой-четверкой линейных кораблей 4-го ранга. Так что можно было сказать, что и они были полновластными хозяевами своих вод и не знали бед. Лишь однажды из Европы приплыл военный флот Франции, видимо они решили дать пиратам настоящий бой, линейные корабли шли прямо к стоянке флота капитана Девиса на Багамах. Капитан Бриссо в это время был далеко к северу и этой встречи миновал, а Девис без колебаний вывел свой «Дьябло» навстречу противнику. Бой был ожесточенный и кровопролитный, французы упорно не хотели сдаваться пиратам, а пираты французам, но в итоге капитан Девис все же вышел из этой битвы победителем, едва не потеряв весь свой флот. Кроме его «Дьябло» у него остался только один галеон, да удалось захватить один французский корабль 3-го ранга, малые корабли он не считал. Планы капитана Девиса о плавании в далекую Ост-Индию рухнули, силы его флота теперь было явно недостаточно, чтобы уверенно разнести любого противника и установить контроль над акваторией. Но уже на следующий год судьба преподнесла ему подарок в виде одинокого французского корабля 2-го ранга, плывущего видимо в поисках своих товарищей. Увидев флот пиратов, французский капитан разумно предпочел развернуть корабль и дать деру на всех парусах в сторону Европы. Но Девис совсем не хотел его отпускать, и пираты бросились в погоню. Тяжелые галеоны никак не могли настичь линейный корабль французов, и тогда Девис направил вперед двух индийцев. Более быстрые торговые суда догнали убегающего врага и вынудили его принять бой, держась в стороне до подхода галеонов. Французы сопротивлялись недолго, даже корабль 2-го ранга, не может противостоять многоопытным пиратским галеонам и капитану Бернарду Дьябло Девису. Захватив военный корабль, капитан Девис вновь вернул славу своему флоту и звание хозяина запада Атлантики.
Но тут уже король Хорхэ задумался над тем, чтобы отпустить капитана Девиса в Ост-Индию. В случае его отбытия, единственный кто останется оборонять Антигуа и Новый свет, это капитан Бриссо с его фрегатами и малыми кораблями. А если вновь из Европы пришлют сильный военный флот? В итоге, к большому неудовольствию Девиса было решено, что капитан Бриссо возьмет на борт около тысячи флибустьеров и доставит их на Цейлон, если удача им улыбнется, то у пиратов появится собственная база в Индийском океане. А сам капитан Бриссо в любом случае сможет проплыть в Ост-Индию и попробовать взять акваторию под свой контроль. Бриссо стараясь усилить свой флот, выменял у Девиса два фрегата 6-го ранга, отдав ему взамен четыре брига и два шлюпа. Через пару лет ему предстояло направиться в Каракас, там уже начали готовить флибустьеров для вторжения на Цейлон.
Король Хорхэ пировал до поздней ночи. Похоже, он сам и его речи произвели должное впечатление на англичан, они только сейчас осознали весь масштаб пиратов и всерьез задумались.
А через две недели король Хорхэ, абсолютно удовлетворенный, направился обратно на Подветренные острова в Антигуа.

***

«Черная жемчужина» разрезая соленые морские волны, величественно плыла на юг, ведя за собой грозный флот капитана Буревестника. Буревестник потратил несколько месяцев на подготовку и вот теперь он плыл к Гибралтару - прорубать окно в Средиземное море, туда куда еще не заплывал ни один корабль пиратов Карибского моря. Буревестник стоял у штурвала и лично вел свой любимый фрегат на встречу к новым битвам. Его флот не спеша шел по Атлантическому океану и неизменно грабил проходящие там торговые пути, никто не вставал у них на пути вплоть до самого Гибралтара, французы и португальцы предпочли спрятаться в своих портах, корабли других держав, едва завидев «Веселого Роджера» спешно разворачивались и уходили в обратном направлении. Но «Черной жемчужине» не было дела ни до тех ни до других, флот берег силы для настоящего сражения. И оно случилось.
Когда далеко впереди уже можно было разглядеть берега Африки, навстречу пиратам вышел испанский военный флот. Буревестник насчитал пять линейных кораблей: один 2-го ранга, один 3-го ранга и три 4-го ранга, кроме того, четыре галеона, три фрегата 5-го ранга, два фрегата 6-го ранга, два брига и одну галеру. Битва предстояла жаркой. Но у пиратов уже был печальный опыт встречи с сильным противником и в этот раз Буревестник решил ни в коем случае не ввязываться в прямой бой, когда корабли сходятся борт к борту. Как и в битве со шведским флотом, корабли Буревестника выстроились в две линии. «Черная жемчужина» и бриг, по обыкновению держались в стороне, образуя нечто вроде третьей линии. Как и в битве со шведским флотом, держась под ветром первая линия пиратов состоящая из двух кораблей 2-го ранга и двух кораблей 3-го ранга, и индийца в качестве щита, держа противника на траверсе обстреляла его книппелями. Но дальше битва пошла по иному сценарию. Вместо того, чтобы сохраняя линию продолжать движение и выходить в прямой бой с врагом, корабли пиратов синхронно совершили поворот фордевинд, развернулись к врагу другим бортом и вновь дали залп книппелями. Идущие впереди линейные корабли испанцев потеряли ход, задние начали накатывать на них. А пираты тут же стали уходить от них по ветру в направлении своей второй линии, и лишь индиец, призванный прикрыть их и, имея на борту команду смертников, продолжал движение, оказавшись между испанцами и убегающими кораблями пиратов. На него то и обрушился весь гнев испанских капитанов. Несчастное судно раскачивалось от залпов испанских кораблей и в ужасе пыталось развернуться и уйти вслед за своими, но было добито быстрыми фрегатами, вырвавшимися вперед.
Видимо испанцы были слишком самоуверенны, их фрегаты бросились в погоню за тяжелыми линейными кораблями пиратов, но их уже ждала вторая линия пиратов, состоящая из трех кораблей 4-го ранга и фрегата. Когда корабли первой линии прошли за свою вторую линию, те открыли по испанцам огонь, залп книппелями с одного борта, потом с другого и точно также как и корабли первой линии, оставив испанцам на растерзание индийца, они начали отходить по ветру, туда где корабли первой линии уже начинали восстанавливать свой строй, а третий индиец занимал в нем свое место. Впрочем, второму индийцу в отличие от первого повезло, ему достался гнев не линейных кораблей, а фрегатов, а это стерпеть он смог и, дождавшись, когда корабли второй линии отойдут на достаточное расстояние, бросился их догонять. Лишенные парусов фрегаты испанцев уже не могли легко его настигнуть и растерзать, и поэтому индийцу удалось вырваться.
Так повторялось несколько раз, каждая линия пиратов делала залп книппелями с обоих бортов и отходила за другую линию, и каждый раз идущие впереди корабли испанцев встречал просто град книппелей, срывало остатки парусов, снасти, разрывало людей и выбрасывало их за борт, ломало мачты. А испанцы продолжали лобовую атаку, все их корабли были с разодранными парусами, многие лишились хотя бы одной мачты, их флот растянулся в длинную цепь и вот тогда, когда они уже перестали прикрывать друг друга и не могли совершать быстрых маневров и обойти пиратов с флангов, пираты выстроились полумесяцем. Теперь жерла пиратских пушек начали извергать ядра, десятки, порой больше сотни ядер одновременно с жутким свистом обрушивались на корабли испанцев, испанские капитаны теряли былую спесь, кто-то сдавался сразу, кто-то пытался развернуться и давал бой, надеясь на подход подкрепления. Но подкрепление не могло подойти быстро, и бой шел не на равных, так что и те, кто сопротивлялся, вскоре тоже вынуждены были сдаваться. Индийцы пиратов все также были расположены между пиратами и испанцами, но сейчас творилась уже такая куча мала из испанских кораблей которые сдавались, которые еще продолжали сопротивляться, которые пытались пробиться через своих товарищей, чтобы вступить в бой, что, в общем-то, индийцы уже мало кого заботили. Конечно, они принимали на себя достаточно много залпов врага, но теперь уже доставалось и пиратам. Пираты старались немного отходить, чтоб разорвать дистанцию и выманить из этой каши те испанские корабли, которые еще могли драться. Но азарт битвы уже настолько овладел ими, что получалось это плохо, победа была практически в руках. Даже «Черная жемчужина» присоединилась к остальным подойдя с правой стороны полумесяца и расстреливая оказывающих сопротивление. Меньше чем через полчаса все было кончено, пираты победоносно поднимались на испанские корабли.
Потрепанный, но потерявший всего двух индийцев флот Буревестника поплыл в обратную дорогу. Продолжать путешествие в Средиземное море было опасно, тем более что ему удалось захватить почти все испанские корабли, в бою у испанцев утонули только один корабль 3-го ранга и один корабль 4-го ранга. Все остальное пошло в трофей Буревестнику, и теперь если он доставит их в целости и сохранности в доки Англии, то под его началом окажется целая армада, которая легко проложит себе путь хоть в Средиземное море, хоть в логово самого морского дьявола.
Обратный путь оказался также легок, флотилия Буревестника неспешно двигалась, не забывая взимать дань с торговых путей. И уже почти у Ла-Манша пираты настигли португальский линейный корабль 2-го ранга. Буревестник разглядывал в подзорную трубу огромное количество офицеров на палубе, похоже корабль перевозил целую армию пехоты.
- Никак там полков почти два десятка, судя по количеству офицеров, - сказал он вслух, протягивая трубу своему боцману, - никак хотят высадиться у нас в Британии, - фраза была сказана с издевательской иронией подкрепленной ухмылкой.
Боцман согласно и довольно крякнул.
- Давай к нему, - скомандовал Буревестник, - собьем ему паруса и попробуем заставить сдаться.
И боцман своим зычным голосом, начал привычно отдавать команды предшествующие морской баталии.
Баталия вышла быстрой, пираты легко окружили одинокий корабль и начали его методично обстреливать. Португальцы безуспешно пробовали огрызаться, но упорно не сдавались, и даже когда тяжелогруженый корабль начал тонуть, над ним так и не поднялся белый флаг, вся его команда и вся находящаяся в трюме португальская армия, гордо пошла ко дну.
Буревестник напряженно всматривался в тонущий корабль, ему жаль было терять такой трофей, но, увы, в этот раз не повезло, слишком упрямые оказались капитан и офицеры противника, предпочтя смерть плену. Когда стало ясно, что даже если они начнут просить помощи, то спасти корабль все равно не удастся, Буревестник пожал плечами, безразлично отведя взгляд в сторону.
- Ну что ж, возвращаемся на прежний курс.

***

Когда «Черная жемчужина» со своей армадой прибыла в Британию, то вести о захвате войсками Виргинии, Мериленда и Пенсильвании уже докатились дотуда. Теперь, когда пираты прочно обосновались в Филадельфии, захват всей Америки стал делом времени.
А после того, как лихо Джан Буревестник расправился со всеми на севере и теперь готовится взять под контроль восточную часть Атлантического океана и пройти в Средиземное море, а в том, что Средиземное море уже в ближайшем будущем под контролем пиратов, после возвращения Буревестника из Гибралтара, уже никто не сомневался, то недалек был тот час, когда пираты высадятся в Испании или Франции.
Все акватории кроме Ост-Индской уже принадлежали пиратам, в западную часть Атлантики никто свой нос больше не сует. А флот капитана Лазара Бриссо, уже приняв на борт отважных флибустьеров, находился на полпути до Индийского океана, а после захвата ими Цейлона, всему миру торговать с Индией станет невозможно. В руках пиратов окажется последняя богатая акватория и удобная база для контроля торговых путей из Индии и, если надо, для подготовки вторжения на полуостров Индостан.
Похоже, на карте мира появилась новая империя, которую больше нельзя игнорировать и считать кучкой бандитов, военные успехи которых, изначально весь цивилизованный мир списывал на временные удачи и везение.
Наступал день, когда во всех частях мира «Веселый Роджер» смело мог заплывать в любой порт, и по вечерам в портовых кабаках десятки пьяных глоток орали удалой пиратский гимн:

Пятнадцать человек на сундук мертвеца
Йо-хо-хо и бутылка рома
Пей и дьявол тебя доведет до конца
Йо-хо-хо и бутылка рома
Помощника капитана пригвоздили боцманской пикой
Боцману вышибли мозги свайкой (драйком)
А на глотке кока отметины, как будто
Ее сжали всеми десятью пальцами
И здесь они лежат все славные мертвецы
Как будто наступило утро в кабаке
Йо-хо-хо и бутылка рома.

Пятнадцать человек из всей корабельной команды
Йо-хо-хо и бутылка рома
Мертвы и прокляты, а остальные рискнули сыграть
Йо-хо-хо и бутылка рома
Шкипер лежит голова в крови
Где топор поваренка опустился на его щеку
А поваренка проткнули четыре раза
И здесь они лежат и мокрые небеса
Стекают в их уставившиеся вверх глаза
В мрачном закате и мерзком восходе
Йо-хо-хо и бутылка рома

Пятнадцать человек из них окоченело
Йо-хо-хо и бутылка рома
На десятерых из команды клеймо убийц
Йо-хо-хо и бутылка рома
Это был удар абордажной саблей или унция свинца
Или зияющая дыра в разбитой голове
И шпигат насыщен гнилостным красным
И здесь они лежат, да, будь прокляты мои глаза
Смотрят вверх на рай
Но души их всех привязаны к аду
Йо-хо-хо и бутылка рома

Пятнадцать человек из них хорошие и праведные
Йо-хо-хо и бутылка рома
Каждый пират мог бы плавать со Старым Пью
Йо-хо-хо и бутылка рома
Был сундук на сундуке испанского золота
И тонна серебра в среднем трюме
И каюты ломились от несказанных богатств
И здесь все лежат, кто куш сорвал
Безмолвны и с невидящим взглядом
А мы делим их добычу по по жребию
Йо-хо-хо и бутылка рома

А через окно на корме была четко видна
Йо-хо-хо и бутылка рома
Каюта в которой женщина явно жила
Йо-хо-хо и бутылка рома
Тонкая сорочка на скамье
С прорехой от удара кортиком на груди
И на кружевах засохшее багровое пятно
О, была она шлюхой или дрожащей девой
Которая рискнула и схватила клинок
Боже, она была смела для шлюхи
Йо-хо-хо и бутылка рома

Пятнадцать человек на сундук мертвеца
Йо-хо-хо и бутылка рома
Пей и дьявол тебя доведет до конца
Йо-хо-хо и бутылка рома
Мы туго завернули их всех в парусину
Обвязав двумя десятками колец с бухты перлиня
И мы кинули их за борт и с глаз долой
Крикнув «Йо-Хив-Хо» и «В добрый путь»
И внезапно погрузились в мрачные волны
Десять фатомов вглубь на дороге в ад
Йо-хо-хо и бутылка рома



Прикрепленный файл  Pirates_victory.JPG   226,11К   111 Количество загрузок:



Эпилог

Изначально повествование планировалось в форме бортового журнала: дата – событие. Но поскольку ключевой фигурой повествования был выбран капитан Джан «Буревестник» Пирас, а жизнь человека не вмещалась в рамки игры, даже с учетом того, что все условия кампании были выполнены мною за 46 лет, это означало что капитан Буревестник уже должен был стать пенсионером к концу кампании. А если она затянется, то пришлось бы главного героя менять. Потому в угоду художественности произведения, было решено описать все так, будто это заняло лет 10, максимум 20. Тем не менее первоначальное название рассказа решено было не менять. Здесь автор руководствовался принципом: «Что написано в ворде, то потом лень переписывать» :)

В произведении был использован перевод песни Young E. Alisson "Derelict". Перевод осуществлен неким Crazy Sage. Взято из сети по адресу ]]>http://crazysage.dia...u/p46002302.htm]]> - там же находится и оригинал песни.



Факты, скрытые от читателя.

В действительности сам капитан Джан Пирас в ходе игры погиб вместе с «Черной жемчужиной» в бою во время плавания у Берега слоновой кости. Опять таки в угоду повествованию, один из фрегатов этого флота был срочно переименован в «Черную жемчужину» и нанят новый капитан, ставший новым Буревестником.

Такая же судьба постигла капитана Бернарда Девиса, но его галеон «Дьябло» в бою выжил, просто врагам удачным залпом удалось убить капитана, но опять таки не желая терять персонажа, автор об этом умолчал, также посадив на галеон нового капитана.

Что касается резкого увеличения численности флибустьеров после захвата Панамы и продвижения вверх по Латинской Америке. Изначально кампания была начата с ограничением по юнитам – давалось всего 6 полков флибустьеров. Этого явно было недостаточно. Но в тот момент, когда войска пошли от Панамы в Боготу, на форуме резидент nnn900 подсказал, чем и как открыть patch.pack/db/unit.tables и в колонке лимит юнитов заменить 6 на 0. В результате, убрав ограничение по юнитам, кампания резко пошла в гору. Спасибо nnn900!

В главе 2 «Ост-индская кампания «Черной жемчужины» описывается как корабли англичан сели на рифы. В действительности шебеки пиратов загнали их к краю карты, и резко сменив курс, отошли в сторону, а англичане пытались пройти дальше, и их колонна уперлась в край карты, в результате была куча мала впереди, а замыкающие корабли англичан просто встали на месте. Этим глюком и воспользовался автор, начав их расстреливать.



Рекомендации, желающим начать кампанию за пиратов.

- снять ограничения юнитов. Если есть умение, то сделать доступными пиратов с ружьями, а то к концу кампании становится скучно в однотипных тактически боях.

- захватить пораньше Великобританию.

- с самого начала активно начать грабить торговые пути, потому что у пиратов всего два источника дохода – налоги и грабеж, торговать пираты не умеют.

- в акваториях не трогать торговцев стоящих на якорях и торгующих, для пиратов выгоднее чтоб там было как можно больше торговых судов, тогда добыча с торгового пути больше. Собственные торговые пути наладить нельзя, к сожалению, поэтому смысла прогонять торговые суда из акватории нет – не будет собственного дохода.

- строительством заниматься смысла, на мой взгляд, нет, я строил только здания поддерживающие порядок. Торговые порты строить не нужно, т.к. торговать пираты не умеют, лучше всего строить рыболовецкие деревни, т.к. постоянная нехватка продовольствия и низкий прирост населения.

- в первую очередь захватить все острова и взять под контроль Карибское море.

- берегите шебеки, к сожалению строить их пираты не умеют, а они очень маневренные и быстрые, хорошо подходят для абордажа раненого противника (фрегатов и всех что меньше) и добивания линкоров и галеонов с поврежденными парусами и мачтами. Незаменимы при битве с гораздо более сильным противником для его растаскивания по морю, легко уходят от противника против ветра, когда прижимают к краю карты. Так что если есть умение, рекомендовал бы сделать шебеки доступными для строительства в доках.

- на море делать ставку на галеоны, особенно в начале игры галеоны выручают здорово.

Сообщение отредактировал Broken Crescent: 05 Январь 2010 - 12:09

  • 0
Сейчас играю за Корнелиев.

#2 Broken Crescent

Broken Crescent

    Значний Радец

  • Шляхта
  • 8 304 сообщений
  • Прозвище:Прокуратор
  • Награды:
Регистрация: 08.янв.09
Слава: 520

Отправлено 04 Январь 2010 - 12:18

:blink: мама моя. Вот уже наметился призёр следующего конкурса AAR'ов. Очень хорошо. Мне понравилось. Ещё не было ни единого AAR'а про пиратов! Браво камрад! ;)
  • 0

#3 Bloody Ares

Bloody Ares

    Козак

  • CиЧевик
  • 169 сообщений
Регистрация: 27.сен.08
Слава: 6

Отправлено 04 Январь 2010 - 22:27

:blink: мама моя. Вот уже наметился призёр следующего конкурса AAR'ов. Очень хорошо. Мне понравилось. Ещё не было ни единого AAR'а про пиратов! Браво камрад! ;)

спасибо! я собственно за пиратов начал, чтоб побольше на воде повоевать, ну и в ААР-е постарался больше морским битвам внимания уделить, надеюсь не запутался в терминах пока писал :)сухопутные бои описывать вообще смысла не много, у пиратов доступны только флибустьеры - отважные хлопцы с саблями, с высоким духом и хорошой рукопашкой. вот и получались что все битвы как близнецы в плане тактики, бросаешь центр в лобовую, связываешь фланги и заводишь резерв в тыл. окружаешь и вырезаешь. самая большая проблема - кавалерия врага, ну и обилие линейной пехоты не в радость, а так в основном у врага все без вариантовкритика ААР-а в общем принимается любая, главное чтоб конструктивная. если что-то не понравилось, то говорите что именно и почему, я не обижусь, зато учту на будущее при написании чего-нибудь :)эпиграф сейчас думаю что пожалуй выбрал немного не тот, лучше бы вставить "Бери все - и не отдавай ничего!" (капитан Джек Воробей)думаю в целом к кампании и ААР-у он по смыслу подойдет больше, чем припев песни к сожалению кажется отредактировать собственное сообщение уже нельзя... ну тогда пожалуй просьба к модераторам подправить эпиграф, если не сложно
  • 0
Сейчас играю за Корнелиев.

#4 Broken Crescent

Broken Crescent

    Значний Радец

  • Шляхта
  • 8 304 сообщений
  • Прозвище:Прокуратор
  • Награды:
Регистрация: 08.янв.09
Слава: 520

Отправлено 04 Январь 2010 - 23:18

Bloody Ares, переделать эпиграф не проблема, главное скажи, что и как - я сделаю.
А на счёт критики - ещё раз прочитаю твой рассказ, и если что-то замечу, то скажу обязательно.
Первое же впечатление - самое положительное.
  • 0

#5 Bloody Ares

Bloody Ares

    Козак

  • CиЧевик
  • 169 сообщений
Регистрация: 27.сен.08
Слава: 6

Отправлено 04 Январь 2010 - 23:31

Bloody Ares, переделать эпиграф не проблема, главное скажи, что и как - я сделаю.

эпиграф в самом начале, сразу под названием

Пятнадцать человек на сундук мертвеца
Йо-хо-хо и бутылка рома
Пей и дьявол тебя доведет до конца
Йо-хо-хо и бутылка ром

заменить на

"Бери все - и не отдавай ничего!"
Капитан Джек Воробей

А на счёт критики - ещё раз прочитаю твой рассказ, и если что-то замечу, то скажу обязательно.
Первое же впечатление - самое положительное.

еще раз спасибо!
жду критики :)
  • 0
Сейчас играю за Корнелиев.

#6 Broken Crescent

Broken Crescent

    Значний Радец

  • Шляхта
  • 8 304 сообщений
  • Прозвище:Прокуратор
  • Награды:
Регистрация: 08.янв.09
Слава: 520

Отправлено 05 Январь 2010 - 12:10

Bloody Ares, эпиграф переделал. Сейчас убегаю по делам, но к обеду вернусь и всё прочитаю.
  • 0

#7 Broken Crescent

Broken Crescent

    Значний Радец

  • Шляхта
  • 8 304 сообщений
  • Прозвище:Прокуратор
  • Награды:
Регистрация: 08.янв.09
Слава: 520

Отправлено 07 Январь 2010 - 23:22

Из критики:Я не нашёл никаких особых изъянов в рассказе. Я сам не писатель - судить строго не могу. Мне всё нравится.
  • 0

#8 Bloody Ares

Bloody Ares

    Козак

  • CиЧевик
  • 169 сообщений
Регистрация: 27.сен.08
Слава: 6

Отправлено 11 Январь 2010 - 23:15

Bloody Ares, эпиграф переделал.

спасибо! то что надо

Из критики:
Я не нашёл никаких особых изъянов в рассказе. Я сам не писатель - судить строго не могу. Мне всё нравится.

очень рад
сейчас начал за испанцев, всречал пару персонажей из ААР-а... уже в качестве противника, Пираса топить даже жалко было :) захватил в плен корабль :) вот думаю может по старой памяти переименовать его в "Черную жемчужину" :)


ПС другие камрады, осилившие многа букаф ААР-а, тоже не стесняйтесь выкладывать замечания по ААР-у, если сочтете что где-то что-то не так.
  • 0
Сейчас играю за Корнелиев.

#9 Засланец_Княжич_*

Засланец_Княжич_*
  • Гость
Регистрация: --
Слава: 0

Отправлено 04 Январь 2011 - 10:35

хороший ААР. Раз нравится играть за пиратов, советую поиграть в пиратские моды!




Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

Total War: WARHAMMER

Мы ждали, мы верили. И наша вера была вознаграждена! Анонс Total War: WARHAMMER состоялся! Скептики были посрамлены, а вахоманы возликовали! Но разработчики на форумах успели уже рассказать немало подробностей. Во первых стало известно? что это будет не одна игра, а трилогия сдобренная целым сомном аддонов и дополнительного платного и бесплатного контента. Во-вторых фракций будет только четыре (Империя Сигмара, Зеленокожие, Гномы и Графы-Вампиры) но обещают сделать их максимально проработанными, богатыми на юниты и реально отличающимися друг от друга по геймплею. В третьих - главы фракций теперь не просто генералы которых не жалко потерять в бою. Теперь это Легендарные Лорды (Карл Франц, Гримгор, Торгрим и Маннфрэд фон Карштайн), герои со уникальным оружием, верховым животным, шмотками и набором квестов. Еще обещают такие новинки как летающие юниты, магию, танки, пушки и мущкеты... в общем вкуснятинка! В общем ждем больше информации и надеемся, что игра станет прорывом в серии.

Ну а апологетам историчности спешим успокоить - над Вархаммер трудится отдельная команда. Исторические игры Тотал Вар производство фэнтэзийной игры не тормозит.

Подробней о Total War: WARHAMMER

Total War: Attila

Анонс Total War: Attila с одной стороны немало удивил нас, а с другой еще раз доказал, что СА идет проторенной дорожкой. Ведь Аттила по сути это сиквэл аддона "Вторжение варваров" для Рима 1. Правда на этот раз они не стали скромничать и назвали его "новой игрой". Ок, мы не будем спорить. Отдельная игра про нашествие варварских племен на цивилизации античного мира - это прекрасно. Нужно отметиьт что разработчики действительно поработали на славу. По мнению большинства игроков, Аттила действительно оказался достойным продуктом, позволившим окунутся в мрачные эпохи.

Подробней о Total War: Attila Часть 1 и Часть 2

Total War: Rome 2

Анонс Rome II Total War состоялся 2 июля и это вызвало настоящую бурю восторга нашего сообщества! Настолько люди истосковались по рукопашному бою и легионерам, что анонс сиквела восприняли как настоящее чудо и "сбычу мечт". Снова вести в бой скованные железной дисциплиной легионы, непоколебимых греческих гоплитов и македонских сариссофоров, топтать врагов слонами и забрасывать отрубленными головами - это ли не счастье! Но ведь новые игры Total War это еще и морские баталии. И тут уж будет море фана, ведь разработчики обещают активное взаимодействие между сухопутными и военно-морскими силами. Обоюдный обстрел между береговыми укреплениями и боевыми кораблями на рейде даст новую степень свободы "стратегосам" античного мира.

Подробней о Total War: Rome II