Paradox
©
Fisana

Перейти к содержимому


Фотография
* * * * * 2 Голосов

Монастырские хроники


  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 28

#211784 Alex_teri

Alex_teri

    Значний Радец

  • Каноник
  • 8 515 сообщений
  • Откуда:Рязань
  • Прозвище:Демиург
  • Награды:
  • Должность:Настоятель
Регистрация: 17.мар.07
Слава: 627

Отправлено 20 Апрель 2009 - 12:49

Монастырские хроники.

Приветствуем же тебя, вошедший в скромную обитель Сардельеров!

Един ли Мир, и где его начало, когда в течении размеренном его, вдруг вероятность новая возникнет?
В потоке ль времени, вместилище событий, влекущих ход его различными путями, лежит рождение начертанного мира?
Незыблемо законы мироздания хранят от нас ключи, за этой дверью. Но и войти в неё нам должно попытаться.
Свернуть с уже отмеренного круга и изменить историю, что колыбелью стала нам, и вскоре уделом горестным закончит наши лета.
Как отзовётся прах былых столетий, восстанет ли эпоха дней ушедших и новым действием сумеет развернуться.

Открыть секреты эти, и другие, и призваны святые Сардельеры, взвалившие на плечи свои ношу познания. Постигнуть суть и правоту ученья они решились и приняли клятву, служить до коле немощь не облегчит их страдания земные. Да не лишит рассудка нас Всевышний за дерзость с коей выбрали мы славу первопроходцев измерений, и вторглись мы в сознание героев, царей, князей и рыцарей великих, вершивших судьбы стран и мира устроенье. Там где открыты первые порталы в прошедшие давно уже эпохи, воздвигнут монастырь - обитель Сардельеров, Храм Ордену Святого Сарда де'Льера. Смирив гордыни грех и внемля Духу, с усердьем устремились мы навстречу иным мирам, иной судьбе народов.


Здесь вас ждёт собрание жизнеописаний, историй и повествований, случившихся в походах Сардельеров. В постах и учении проводящих свои дни и ночи, ради благих деяний совершаемых во славу же свою, укрепляющую добродетелями рыцарскими и подвигами науку монастырскую, стратегомскую. Паче прочего превознося случившиеся ключевые события, меняющие историю в мирах, открытых для паломников и важные детали описуя, собрали оные на ваше обозренье, дабы и вас подвигнуть, гости наши, на творчество и новые открытья.

Бесчисленное множество раз, на глазах Братьев Ордена Сарда де'Льера рождались и гибли империи, разрушались города, уходили в небытие многочисленные династии королей, султанов и князей. Подлость и благородство, мужество и трусость, искренность и лицемерие, доверие и предательство, складывались сюжеты изменяющие картины прошлого. Вновь бежит время, вращая калейдоскоп истории руками Сардельеров. Движутся армии, строятся города, рождаются и умирают люди, и все до той поры продлится, пока не станет явным новый мир, вновь сотворённый новыми делами.

Вам погрузится в летопись поможем, и кроме описаний всех кампании Братства, которые вы можете прочесть по ходу каждой из них, мы предлагаем лучшие моменты, что в письменах подшиты монастырских. Воспоминания и голоса, живущих новой жизнью персонажей, трагедию судьбы своей сыгравших, по новым нотам энных измерений.

Вот наши хроники, читайте и присоединяйтесь к Братьям. Станьте рыцарями Ордена Сардельеров и ваши деяния займут почётное место в летописях монастыря.




Оглавление - кликните по названию из списка, чтобы перейти к соответствующему описанию.

1. Первые эссе в Монастыре. . . . 1 Тевтонка. Новгород (Alex_teri)
2. Клятва Кавура-Паши. . . . 2 Крестовая сарделька. Ход Турции (Zheleznyak)
3. РИМ, 1087 год. . . . 1 Мировое господство. Ход Сицилии (babuin)
4. Польские хроники. . . . 1 Мировое господство. Ход Польши (IROKEZ)
5. Последняя победа Салах-ад-Дина. . . . 1 Крестовая - Эпическая. Ход Египта (Alex_teri)
6. Начало войны. . . . 1 Тевтонка. Ход Литвы (Ventib)
7. Смерть рыцаря Балиана. . . . 1 Крестовая - Эпическая. Ход Египта (Alex_teri)
8. Греческий огонь. . . . 1 Крестовая - Эпическая. Ход Египта (Alex_teri)
9. Разгром тлакскаланцев под Веракрус. . . . 2 Американка - в архиве. Ход Новой Испании (Alex_teri)
10. Гибель тевтонского войска. . . . 1 Тевтонка. Новгород (Alex_teri)
11. Первый бой Малькольма Шотландского. . . . 3 Английская. Шотландия (Vyho)
12. Летописец. . . . 1 Английская. Ход Норвегии (Ventib)
13. Взятие Типпери. . . . 1 Английская. Ход Норвегии (НорД)
14. Предательство Либона. . . . Античные войны. Ход Иберии (punchyk) Ход Рима (Alex_teri)
15. Война Короля Кориалана. . . . 4 Английская. Ход Шотландии (IROKEZ) вот как надо временно заменять
16. Новый удар Хакона. Кармак Шотландский (Кориалан). . . . 4 Английская. Ход Норвегии (Alex_teri) продолжение ходу IROKEZа
17. Кровь Короля. . . . 14 Британская. Ход Англии (Alex_teri)
18. Бриан Честный. . . . 14 Британская. Ход Ирландии (НорД)
19. Эхо Яздова. . . . 3 Тевтонка. Польша (QuickFire)
20. Записки Чёрного Властелина. . . . 6 Война кольца 2.1 - Время тьмы. Ход Мордора (Alex_teri)
21. Два брата. . . . 5 Мировая - Католическая. Ход Польши (Монтгомери)
22. Падение Красного Дракона. . . . 17 Трон Британии. Ход Англии. (MistDragon)
23. Гость с Туманного Альбиона. . . . 6 Тевтонка. Ход Тевтонского Ордена. (Alex_teri)
24. Тяжелая поступь Фатимидов ... Беллум Крукис 6.2 (Маликум)
25. История великого предательства и великой победы ... Американская №1 (Ирокез)
26. Fidei Defensor - начало войны ... Глобальная №1: Bellum Crucis 6.2 (Legionnaire)
27. Реконкиста, кровавый конец ... Глобальная №1: Bellum Crucis 6.2 (MoreRelsy)
Все желающие могут предложить понравившиеся описания для публикации здесь. Укажите ссылку на пост.
Можно добавить коментарий к любому представленному здесь описанию.


Не подумайте что это всё. Ещё куча сарделек до которых лично я не успел добраться перечитать. Замечательные тексты в римских сардельках, в английских. Интересные описания есть в каждой кампании закрученой в нашем монастырчике.

Сообщение отредактировал Reinmar: 20 Октябрь 2012 - 21:34

  • 0

#2 Alex_teri

Alex_teri

    Значний Радец

  • Каноник
  • 8 515 сообщений
  • Откуда:Рязань
  • Прозвище:Демиург
  • Награды:
  • Должность:Настоятель
Регистрация: 17.мар.07
Слава: 627

Отправлено 20 Апрель 2009 - 12:53

:to: Alex_teri

Несколько первых монастырских эссе из первой Тевтонки. :to: Тевтонская №1 - классика

... Князь новгородский Александр, прозванный Невским, знал что почта в его государстве ходит медленно, даже плохо.
Но сие негативное явление давало простор творчеству писцов, послов, гонцов и конюхов, так же как владетелям и князьям. Обставлялось всё с максимально возможной театральностью действа, начиная от кафтанов парчовых да сапожек красных, либо пропитанного в ближайшей к объекту доставки послания луже и валяного в пыли полушубка, в зависимости от новостей (при чём сапоги всё равно надо держать чистыми, а то и взашей могут вытолкать, так все репетиции с куражом насмарку пойдут), до всевозможных способов приёма информации, которые в свою очередь, предвкушая развлечение, готовили ожидающие известий, просьб и предложений. В последнем особенно везло князьям, по причине больших возможностей. Хочешь пир горой с гостями собери на представление, хочешь в зале советов с боярами покуражься. Зимой хорошо в баньке послов высоких располагать к разговору, или же у каменки погреться, в холодной, где заплечных дел мастера не хуже банщиков нагоняют жару когда раскаляют железо, склоняя менее знатных к тому же. Так и повелось, кто на дыбе кричит- стонет, кто в ножки бухается, кто басни плетёт как напали в дороге разбойники-душегубы да грамоту съесть пришлось, а те сжалились и дали мёду, комок в горле запить, а кто на княжеском троне сидя грозно взирает на докладчика. Но и те и эти, соблюдая слог и импровизируя, с лихвой компенсируют неудобства вызванные бездорожьем, павшими кобылами, разбойниками, кабаками и девками, выплёскивают друг на друга все накопившиеся в ожидании чувства и домашние заготовки.
Александр знал толк в приёме гонцов, мог и послать оперативно с заменой лошадей, дальше и в зад, по спешному делу. Сейчас к сожалению был как раз такой случай и времени для большого развлечения не было...



О трудном выборе польского Госпадаря.

... Пребывая в расстройстве от состояния дел политических и внутренних, так не вовремя образовавшихся на горизонте безоблачного правления, Болеслав переживал и другие расстройства своего организма, полностью солидарного как с отвратительным настроением, так и ухудшившимся здоровьем, после вчерашнего фуршета.
Не отвлекая себя на досадные происшествия, он послал к чертям всех послов с их надоедливыми новостями и зафиксированными на бумаге, переходящего качества, выражениями соседей-государей, князей и князьков, императоров и крестоносцев, дьявол их забери со своим рвением за веру. Тихая и спокойная жизнь закончилась, и Король тосковал, доверив все неотложные дела командирам и советникам. Вино не только не успокаивало душу - Болеслав II тонул...



... В то время как монарх польский переживал депрессию, тевтонцы движимые необходимостью зарабатывать на жизнь продвижением католицизма, пытались понять какими планами он руководствуется, хаотично перемещая, с точки зрения крестоносцев, или же замышляя коварные ходы, воинские подразделения. Сгрудившись у своих замков, братья меча и арбалета, испытывали некоторое неудобство - имея желание действовать, надо ещё было решить, в каком направлении, но долго думать они не умели, вся дипломатия сводилась к избиению и разгрому непокорных , тем более что дипломатов сожгли первыми за свой либерализм...


После описанного Императором возлияния и дел иных.

... Думы Императора, направляющиеся уже не по воле вседержителя Римской и Великой, неслись - кто куда. Ящик пива в его возрасте считался достижением всего мужского рода, но хмель был исправный и удержаться на одной мысли тоже было поступком не из последних. Пиво это хорошо, когда устал и начинаешь думать о всякой второстепенной чепухе, отвлекаешься от дел духовно, но и толкаемые вперёд на острие, так сказать слабо фокусирующегося взгляда, приобретали неожиданные подробности. Мерещились поляки в пивных с надписями - "Немцам и собакам вход воспрещён". тевтонцы представали бесами, но иногда у них вместо рогов из головы торчали куриные лапки, впрочем не сильно прожаренные, а их слащавые морды выражали безмерное удовольствие если Император умудрялся попасть в какую-нибудь из них костью. Освобождённый алкоголем и отлучением от церкви, разум Фридриха мог позволить себе лепить из реальности любые фантазии, но неизбежная ответственность перед предстоящим мировым господством, натягивала поводья и такой средневековый способ торможения, в столь несовершенное время, как и полагается приводил к логичным последствиям...


... Новгородский Князь со снисхождением относился к причудам своего кровника, владетеля Литвы. И прощал ему как Господь нам всем велел прощать, все его чудачества за одно лишь упоминание о Тевтонском Ордене. Вдвоём с ним он обретал уверенность, что тевтонцев ненавидят все. Тот поминал крестоносцев походя, по любому поводу, в любое время дня и ночи. Урожай плох - виноват орден, мол депрессивное состояние у народа повлияло, население приросло - и тут его понять можно. Но подозревал Князь что Миндовг завидовал агрессивному анклаву. Делают что хотят, воюют, грабят кого хотят, позволяют себе мыслить о мировом господстве, оно и понятно - свобода, ети её. Александр не знал что и думать, то ли забористые грибы в литовских лесах растут, то ли это паранойя, что само по себе для любого государя нормально, может просто стареет, но только всё чаще стал он в гости заезживать...


... Александр с детства любил слушать былины про походы его предков. С удовольствием перечитывал, скупые в выражениях, отчёты Олега про то, как он брал Царьград, и улыбка сама наползала на его лицо. Одна из немногих рукописных памяток для потомков, была начертана на грамоте, посланной с похода, когда войско ещё не отсмеялось, а князь не мог удержать накопившиеся впечатления и новых наставлений внукам. Посмеяться действительно было над чем, но не это занимало внимание Государя новгородского. Предок писал о стычках и случаях интересных, как служка с борта свалился, как ворон над ладьёй пролетел и та на мель наскочила, как видели степняков снимавших кочевье - все премудрости касаемые научений воинских содержали токма советы о внимании к мелочам, к люду и воинству, погоде и ... "как вести себя с врагами иноземными". Косноязычный Олег был зело мудр в этом вопросе.
И думая о делах настоящих, Александр, держал эти думки при всяком столкновении с супротивником, и всякой переписке с союзником...



От лица писаря литовского.

...Битва затянулась до конца рабочего дня, а ещё надо было отчёт составить, в двух экземплярах. Князь спуску не даст, за всё взыщет, вот и вертись холуй как сумеешь. Он-то в поле мечом намахался, надёжа наша, щас последние грехи пленным отпустит и придёт, вещать как ОН, ВСЁ, ЭТО, САМ, ДЕЛАЛ - зверюга. Не понять ему тонкой души писаревой. Не для того я грамоте учен, чтоб смотреть на богопротивное членовредительство и тем более оставлять записи на бумаге, освещённой Господом нашим, Иисусом Христом. Итак всё платье кровью избрызгал, тошно аж...


От лица Ордена тевтонского после замирения жестокого.

... Требовалось срочно реализовать накопленный в сердцах братьев религиозный пыл, и разнести веру Христову в любые стороны, лишь бы не назрел скандал с Папой и что ещё хуже, не возникли разногласия внутри Ордена, грозившие импичментом Магистру, из-за недавних поражений в Ливонских землях. Ошибки руководства, Магистр предпочитал думать в такой формулировке, привели к потере двух важных для экономики и экспансии укрепрайона и последующей сдаче ещё двух, а могли отобрать и три. Ну мы себе получше и поглубже найдём где сесьть, настроим бункеров на берегах норвежских, да глядишь и Даны подвинуться, пора варягам показать нашу мощь, не всё им одним ею бахвалиться. С дикарями мы замиримся, но остаться не возможно так...


Снова Орден и его политика переселения в Скандинавию.

... Магистр взирал на полную Луну, что примёрзла над южной башней и освещала замковый двор лучше костра, у которого грелась привратная стража. Гюнтер поёжился, и очнувшись от своих мыслей продолжил:
- Русичи в набег не пойдут. Держать замки будут полученные от нас. И пока привязаны они будут здесь - он ткнул сухощавым пальцем в балтийское побережье, - мы будем в северной земле норвегов теснить и для этого, ты Фридрих найдёшь мне новых послушников, желающих укрепить веру Христову и свой кошель нашим золотом.
Подошёл к камину. Высунул ладони из рукавов, навстречу огню. Кроваво вспыхнул рубин в перстне и снова скрылся в лисьем меху. Спать. Хотелось залесть в постель и согреть свои кости под толщей медвежьих шкур. Мысли прервал Фридрих. Сидевший неподвижно, закутавшись в плащ, и как сыч постреливая отсветами пламени в глазах, вдруг встал и подошедши к узкому как бойница окну, смерил взглядом ту же башню, на которую четверть часа смотрел глава Ордена. Луны уже не было, и крепость подобно огромному каменному зверю, свернувшись на вершине холма, прислушивалась к ночной тишине и позыркивала вокруг факелами. Знамя на шпиле повисло, отяжелев от мокрого снега...



Ответ на литовские послания.

... Боярин был несколько удивлён - что за вопрос - Чернигов могу взять себе. Конечно осада полугодичная была весьма развлекательным мероприятием. Когда к Чернигову выдвинулись отряды боярские степь спала тихим зимним сном, ни топота разездов монгольских, галдёжа литовских бранников. И вот нате возьмите и будьте любезны, а если вы ещё на братину и пир задерживаться не будете то успеете на манёвры объединённые. Выдра утопись. Нет уж пусть до лета подождут, ещё нахлебаются зимних кампаний, вот весенний призыв объявим и в путь. Надо думать в таком деле как пограбить супостата, мы не отстанем, а пока порядок в городцах навести надо, политику государства новгородского на столбах поразвесить. Киев вона где... за сто гривен никто в пургу не повезёт, не видать ни черта. Будем мёд пить, да от девок черниговских благодарности получать "За освобождение" от полона татарского...


...Пришло долгожданное лето. Черниговские леса зазывали в тенистые укрытия дубовых шатров, спрятаться от нарастающего дневного зноя. Пекло. Но снимать соболью шапку сидевшую, весьма гордо и степенно на залысинах боярина, было бы ещё хуже. Скоро и вовсе придётся сменить на шлем, харезмской, доброй ковки.
Да, пора было явиться на место сечи, которое как известно изменить нельзя, если только не снести древний Киев в другое место, по брёвнышку взять, и снести со всем скарбом, утварью и девками, поближе к вотчинам отцовым. А Хана, задери его медведь, оставить на пустом холме. Да-а... А он, ирод проклятый, с этого холма то и будет рать боярскую стрелами поливать. Вот чёрт, какой бред в башке творится, после зимнего безделья и весенней скуки.
- Пр-р-ру! Ну что там, Трофим, спокойно?....


... Опустели равнины. Осень накрыла золотым плащём леса и поля. Холодеющие воды рек русских бегут в землю половецкую, да в землю враждебную. Не жнёт там народ урожай. не гоняет скот. Пустошь в литовской стороне расползалась за пределы её, и осень предвестницей смерти отнимала последнее тепло. Редкие отряды ополчения спешным шагом пересекали открытые места, да боярские и казахские разъезды проносились обгоняя ветер, лишь бы не оставаться вне стен и защиты леса. Радости не было на лицах встречных и Князь продолжал двигаться с небольшим отрядом вперёд. Разбойного люда становилось много и позволить им наживаться на скромных доходах Новгорода, было нельзя. Ещё десять лет войны и попы грамоту позабывают - разруха угнетала и пробуждала в народе дремучие верования предков. Слово божие пробивалось с неохотой в их души - тьма годины тяжёлой опустилась грузом тяжким на спины селян. И несущие свою веру на мечах, тевтоны только способствовали одичанию и ожесточению людскому. А править таким народом, да в военное время и того сложнее приходилось. Суд и порядок вершить, да бунта не боятся. За землю стоим свою - люди русские! Да кому уж стоять то осталось. Вот ехал Александр долг свой исполнять, да слово княжеское держать. Из-за Дуная и Днепра возвращались остатки дружины новгородской. Кланялись, ответ держали и спешили в крепостцы, коими все города обзавелись уже. Где-то далеко Минговд, брат названый искал смерти в сражениях с крестоносцами. Где-то Болеслав бился за корону свою отступая под натиском германцев, и занимая города бывшие вотчинами князей побратимов. А Александр был спокоен, ехал слегка покачиваясь в седле и думы думал о дне завтрашнем и делах сегодняшних.

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:24

  • 0

- А это не те дроиды, которых вы ищете?
 
- Знаешь в чём сила, брат? Сила в добре. А добро можно делать только с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем. (с)
      - Всем стоять, трамвай, прижаться вправо! (с)
                                                                                     Камрады, смотрите на мир веселей. Заклинаю!   :Alex_teri:
Стихи сичевиков - рифмы для души.
Пиит слагает, то что видит... :: ВОЛХВ :: МОНДЕГРИНЫ :: tiaro & Alex :: ВЕНДИГО :: 13-Й ЗАВИСИМЫЙ :: DEN Stark  :: ВОЖА :: 22:22 :: Зарисовка :: МАЙ
лучшие ААRы Сардельеров - МОНАСТЫРСКИЕ ХРОНИКИ :: Американская эпическая - читайте и не пожалеете :: Античные войны :: Британика №14
Выдержки из компании по Третьей эпохе:  Записки Чёрного Властелина :: Тёмная сторона Кольца :: Амон-Гастал :: Повелитель  ::  Падение Итилена

Большая просьба - оставляйте комментарии или пишите в ЛС  если ставите оценку, чтобы было понятно от кого и за что.                        "Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем" (с) )))


#3 Alex_teri

Alex_teri

    Значний Радец

  • Каноник
  • 8 515 сообщений
  • Откуда:Рязань
  • Прозвище:Демиург
  • Награды:
  • Должность:Настоятель
Регистрация: 17.мар.07
Слава: 627

Отправлено 20 Апрель 2009 - 14:22

:to: Zheleznyak

КЛЯТВА КАВУРА-ПАШИ :to: Крестовая сарделька 2 Ход Турции


Турецкий лагерь в горах Малой Азии.

Полководец Лабаха Кавур, по прозвищу Смелый смотрел на отрубленную голову, которая стеклянными глазами взирала на него с золотого подноса.
- Ну что, Пелегон из Пелоригиона, вот и лишился ты головы, как я и обещал. Страшна моя клятва и никто из убийц моего друга Кайлита Арсиноя не уйдет живым. Слышишь Теодорих Комод - ты следующий – проговорил он, обратившись лицом на юг.
Шум за порогом шатра, отвлек его от планов мести. В шатер буквально ворвался Нузхет-эфенди, командир пехоты в корпусе Кавура-паши.
- Мой господин, гонец от Мусея-паши!
- Зови немедленно! – тревожное предчувствие охватило пашу.
- Гроза неверных! Храбрейший из храбрых, – переводя дух обратился гонец – три дня без отдыха я гнал коней, что бы доставить тебе послание Мусея-паши.
- Читай!
- Друг мой, беда пришла на турецкую землю, Теодорих Комод с двумя армиями осадил Аморий. Я с 200 всадниками иду туда из Анкары. Торопись и ты, а то не удержать нам Аморий.
Лабаха Кавур выскочил из шатра: «На коней, выступаем на Аморий!, Друг Нузхет, а ты с пехотой иди за нами» - обратился он к вышедшему Нузхету-эфенди.
Кавур-паша еще раз бросил взгляд на юг: «Ну что Теодорих Комод, вот и пришла твоя очередь»
Через 20 минут, только облако пыли в вдалеке указывало на всадников, спешивших на Юг.



Переправа через реку в Малой Азии.

Тп-ру – осадил коня Лабаха Кавур, по прозвищу Смелый. Возле воды стоял человек в запыленной одежде.
- Ты кто?
- Я гонец Базилевса, повелителя Византийской Империи, спешу к султану твоему с посланием.
- Что надо Базилевсу?
- Приказал Базилевс предать твоему султану и всем его подданным - человек попытался придать себе величественный вид - Не хотел давать три города, теперь я пять хочу.
- Бу-га-га – взревело полтысячи глоток и первые кони вступили в воду безымянной реки.



Эдесса. Бывшая резиденция крестоносцев.

- Так что передать моему повелителю Базелевсу Византии? – самоуверенно спросил человек в запыленной одежде.
- Передай, что бы готовил Софию к реконструкции – рассмеялся Султан.



Холмы северо-западнее Амория. Вечер.

Турецкий полководец Лабаха Кавур по прозвищу Смелый задумчиво смотрел на тело византийского военачальника Теодориха Комода распростертое под копытами своего боевого коня. Картины прошедшего дня проносились перед глазами Кавура-паши.
- У них много конных лучников, и еще какие-то воины с непонятными трубками – с опаской сказал командир одного из отрядов турецкой конницы.
- Ничего, - уверенно ответил Кавур-паша – мы воины Джихада и Аллах поможет нам в сегодняшней битве. Ударим большей частью наших всадников по их правому флангу, каждый наш всадник стоит двоих византийцев, пехота пойдет по центру, уверен что гарнизон Амория ударит с тыла. Враг будет зажат между нашей пехотой. Так мы победим!
«Хорошо, что по пути удалось призвать к Джихаду несколько сотен пехотинцев» - подумал Кавур-паша и твердой походкой вышел из шатра, дав понять, что военный совет закончен.
Все произошло так, как и предполагал Кавур-паша, храбрейший из храбрых. Конные турецкие лучники, ударили и смяли правый фланг византийского войска, из Амория вышел гарнизон и ударил с тыла, с фронта ударили пехотинцы Джихада. Враг был разбит. Предводителю византийского войска Теодориху Комоду удалось вырваться из окружения, и он стал уходить на запад. Но турецкие всадники были быстрее тяжеловооруженных катафрактов Теодориха. Видя, что ему не уйти, и не желая погибнуть от стрелы в спине, Теодорих Комод развернул коня и принял свой последний бой.
- Живьем брать Комода!!! – ревел Кавур-паша. Но, чувствуя, что попасть в плен, хуже смерти, Теодорих Комод яростно рубил мечом. Много турецких воинов пало. Тогда выехал Кавур-паша и лично зарубил убийцу своего друга.
Быстро приближающаяся группа всадников привлекла внимание Кавура-паши. Еще издали рассмотрел он сияющее лицо своего друга Мусея и понял, вторая византийская армия тоже разбита.
- Приветствую, тебя храбрейший из храбрых, гроза неверных – еще издали прокричал Мусей – разбиты византийцы, спасен Аморий.
- И тебе привет, друг мой – ответил Кавур-паша и они обнялись, не слезая с коней.
- А где же наш друг Кайлита Арсиноя, он с тобой? Наверное, преследует бегущих византийцев – радостно спросил Мусей-паша – отметим втроем нашу великую победу, говорят, что аморийки лучшие танцовщицы в Малой Азии.
- Ни одна женщина в мире, включая моих жен, не сравнится с гуриями ублажающими нашего друга Кайлиту в райских садах Аллаха. Погиб славный Кайлита Арсиной. Зарублен в битве!
- Где его тело, я хочу его видеть – улыбка сползла с лица Мусея
- Нет его здесь, в другой битве погиб славный витязь…
- Кто убийцы!? Покарать собак – страшным голосом взревел Мусей-паша.
- Вот один – взмахнул Кавур-паша, привязанной к седлу головой Пелегона из Пелоригиона - Вот второй - кивнул он на тело под копытами коней – А вот их подручные – устало обводя взглядом поле боя, заваленное трупами закончил Кавур-паша.
В этот момент к холму приблизился всадник на замыленной лошади.
- Мой господин, мы догнали всех неверных, которым удалось вырвались из наших клещей, ни один не ушел. Что с ними делать?» - спросил он.
- Четвертовать!!!
- Ну вот, и выполнил я, почти свою клятву, большинство из убийц славного Кайлиты Арсиноя, прислуживают ему теперь в райских садах Аллаха – печально обратился Кавур-паша, к своему другу – но осталось еще несколько сотен византийских собак из армии Пелегона из Пелоригиона, которым удалось укрыться от моей мести за стенами Никеи.
- Ну что же, на Никею!!!– вскричал Мусей-паша, яростно выхватив саблю. Последний луч заходящего солнца блеснул на дамасской стали.
- На Никею!!! – взревели сотни воинов у подножья холма.

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:32

  • 0

- А это не те дроиды, которых вы ищете?
 
- Знаешь в чём сила, брат? Сила в добре. А добро можно делать только с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем. (с)
      - Всем стоять, трамвай, прижаться вправо! (с)
                                                                                     Камрады, смотрите на мир веселей. Заклинаю!   :Alex_teri:
Стихи сичевиков - рифмы для души.
Пиит слагает, то что видит... :: ВОЛХВ :: МОНДЕГРИНЫ :: tiaro & Alex :: ВЕНДИГО :: 13-Й ЗАВИСИМЫЙ :: DEN Stark  :: ВОЖА :: 22:22 :: Зарисовка :: МАЙ
лучшие ААRы Сардельеров - МОНАСТЫРСКИЕ ХРОНИКИ :: Американская эпическая - читайте и не пожалеете :: Античные войны :: Британика №14
Выдержки из компании по Третьей эпохе:  Записки Чёрного Властелина :: Тёмная сторона Кольца :: Амон-Гастал :: Повелитель  ::  Падение Итилена

Большая просьба - оставляйте комментарии или пишите в ЛС  если ставите оценку, чтобы было понятно от кого и за что.                        "Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем" (с) )))


#4 Alex_teri

Alex_teri

    Значний Радец

  • Каноник
  • 8 515 сообщений
  • Откуда:Рязань
  • Прозвище:Демиург
  • Награды:
  • Должность:Настоятель
Регистрация: 17.мар.07
Слава: 627

Отправлено 20 Апрель 2009 - 15:00

:to: babuin

РИМ, 1087 год. :to: 1 Мировое господство. Ход Сицилии

Ранним утром, дорога в порт была похожа на огромного, пыльного, бесконечного змея. Из головных ворот города шла череда возов с провиантом, оружием, животными, рабами и другим полезным в военном походе добром. Стоя на мурах римских стен Король Роджер смотрел на мачты кораблей готовых уже вечером по его приказу выйти в море. Новость о мародерстве Кайзера в Венеции тяжелым, удушающим комком гнева и презрения вот уже второй день лежала на сердце Короля. Они хуже чумы, подумал Роджер.
-В земли Италии идет джихад, а эти шакалы только рады!
- Да, ваше величество… задумчиво и немного растеряно промямлил стоящий рядом зять, Гвидо Грациано. – Разрушить порт, изжечь почти дотла один из красивейших и богатейших городов Италии, такого даже от Турков врядли можно было-бы ожидать.
- Немцы ответят за сие деяние. Долго Кайзер испытывал мое терпение. Мало без спросу сунуть свой нос в Италию, так еще испепелить Венецию! Варвары.
- От верного мне человека стало ведомо мне что в штурме Венеции участвовали воины с гербами Королевства Франции.
- Это не мудрено, провинции Милана просто кишат наемниками из остатков Миланского Герцогства и французских дезертиров.
- Ходят слухи Ваше Величество, будто вовсе и не немцы штурмовали город. Штурм был ночью. А на утро, когда оставшиеся в живых люди после ночного кошмара вышли на улицы разграбленной Венеции, их встретил смрад пожарища и не более чем отряд людей Императора на центральной площади.
- Что за бред ты несешь, Гвидо? Ты еще скажи сами демоны пришли из геенны, чтобы помочь Императору. Кстати! Император снова отлучен! Похвально. И не стоит удивляться, что мысли о демонах преследуют думы о Священной Римской Империи.
- Никаких демонов о сир. Французы.
- Да, протянул Король. Филипп ослеплен своей жадностью.
- А Император глупостью! - с презрением фыркнул Гвидо.
- Ты прав, мой мальчик. И сегодня мы отправляемся в поход. Поход, несущий просветление этим правителям. А по пути заглянем во Флоренцию, проведаем папу Датуса. К нему у меня тоже пару вопросов будет.
Того-же дня, в свете заходящего, но все еще жаркого итальянского солнца Король Роджер в боевом облачении, верхом на испанском гнедом жеребце, держал речь перед строем Сицилийских воинов. В каждом из рыцарей он был уверен как в себе самом. Больше пяти лет он отбирал лучших из лучших во всей Сицилии. Многие из них уже успели побывать в передрягах, плечом к плечу с Королем встречая неприятеля в Тунисе, Палермо и неплохо показавшие себя в бесконечных боях с повстанцами. Но большинство рыцарей были молоды и в их глазах читалось неуемное желание проявить себя в настоящем сражении. Еще-бы, судьба дала им шанс участвовать в великом походе на север, предводимым их Королем.

Перед самым выходом в море для короля доставили послание из северной Испании. Сын его принц Саймон просил помощи у батюшки своего. Ибо войска принца истощены а Англичане все прибывают и прибывают. И отрезать им путь невозможно. Прошлой зимой потерян стратегически важный форт, возведенный ранее самим Саймоном для защиты Сарагосы. И нынче надежда только на братьев по оружию Португальцев. Также упоминалось о неком призрачном отряде пилигримов блуждающих в горах под флагом французского крестового похода. Священники говорят, что не иначе как заблудшая душа наследника Французской короны, убиенным Саймоном в прошлом году при снятии осады с Валенсии, предводительствует сей отряд.
- Вскорости, совсем сынок рехнется от бесконечных сражений, - подумал Король.
-Ну нечего, нечего зато станет настоящим горцем, только бы подкрепление успело раньше Англичан…
На подходе к Сардинии, с передовой галеры пришла ужасная новость. Рыбаки из деревни поведали, что неделю тому, французы напали и захватили городишко Аяччо. Гарнизон, державшим в ужасе городишко оказалось группка крестьян с луками. Решение было принято тут-же. Не отвлекаясь от основного курса, отправить одну галеру с отрядом рыцарей в кольчугах в деревню.
Сорок пять всадников высадились близ Аячо. Французские стрелки не ожидали таких новостей и по сему только и успели собраться на городской площади. Скрежет открывающихся ворот, радостные возгласы местных крестьян приветствующих освободителей, мерный топот копыт, дикий рев командира - в атаку!.. Десять минут и около шестидесяти стрельцов жутким ковром из кусков тел, внутренностей и фекалий укрыли центральную площадь деревни.

Тем временем, не отклоняясь от курса, основная эскадра двигалась вдоль западного побережья Флоренции. Чайки, радостными криками встречали Сицилийские флаги, теплое солнце и освежающий вечерний ветер окатывали матросов приятной истомой.
- Ваше величество. Впереди по курсу судно, флаги Португалии – нарушил спокойствие Роджера посыльный.
Судно и впрямь оказалось Португальским. Более того, исполняющую дипломатическую миссию. Португальский дипломат Васко д'Алльмьеда, поспешил засвидетельствовать свое почтение Королю Роджеру. И сообщить, что давече он отбыл из Флоренции, где подписал с дипломатом его величества официальный документ о праве торговли меж нашими государствами. Куда и зачем следует Португальский кортеж, Васко рассказать не успел. Посольский прием на палубе королевской боевой галеры оборвал крик.
- Французы! Французы! – как резаный верещал мачтовый дозорный.
Португальское судно стояло прямо в центре сражения. Третий залп с катапульты Сицилийской галеры, где несколько часов назад был прием, угодил прямо в борт их корабля. Хвала господу сия рана не была смертельна для судна. Посему на следующее утро на португальский борт прибыл посланник от короля Роджера. В коим говорилось, что Король сиим посланием шлет поклон правителю Португалии, склоненную голову командира катапульты и двести золотых римской чеканки за причиненный ущерб дипломатическому судну и миссии которую, естественно необходимо прервать для починки судна. Также, следовало предложение направить судно в Рим либо Палермо для ремонта и к сожалению повторного заключения договоров.

Флотилия под флагом Королевства Сицилия прибыла в порт папской Флоренции. Король Роджер в сопровождении личной охраны направился в город для аудиенции с главой Святого престола Папой Датусом.
- Что скажет его Святейшество на деяния немцев в Венеции?
Этот вопрос Роджер выпалил почти с порога, умышленно наплевав на все церемонии и пафос папской приемной.
Спокойную и размеренную речь папы о путях господних, божьей каре для Римской Империи, отлучением от церкви уже сегодня и почти философские высказывания насколько вправе они именоваться Священной, прервал второй вопрос Короля.
- Готово ли папство понять положение Сицилии и предоставить Флоренцию в обмен на Смирну и остров Сардинию, в землю которого прямо сейчас зарывают тела безвинно павших душ французских католиков, на город Флоренцию? Ибо Флоренция является последним рубежом меж Римом, беспокойными немцами и коварными французами.
Дослушав внимательно до конца Датус аж покраснел.
- Как смеешь ты Роджер просить меня о таком! - гневно выпалил папа.
- Смею, ибо только ты и я знаем истинную цену твоего правления на Святом Престоле
-Ты забыл что фактически я способствовал твоему избранию, -шепотом, чтобы никто из присутствующих не услышал, добавил Роджер.
Проклятьям и обещаниям быть отлученным от церкви следовали ответом шаги уходящего Короля. Уже когда стражники открыли ворота зала, Роджер остановился и бросил через плече.
- Готовься к бою Датус! И пусть Господь скажет милостью своей, в ком больше веры и благоденствия.

В этот раз выборы Папы прошли на удивление быстро. Белый дым возвестил о выборе нового папы. Родом из Венгрии, сорок один год от роду. Но мудр и рассудителен не по годам. Немцы немедля были возвернуты в лоно церкви. А Флоренция тут-же была передана в управление Сицилии. С ключами от города папа Пьерус передал благословение королю Роджеру, с божьей помощью остановить нашествие мусульман на земли Католические. Сам же Пьерус следующего дня отправился в свою резиденцию на востоке.

Восседая в тронном зале Флоренции, Король Роджер диктовал первое в своей истории правления послание с предложением не мира, а войны.
- Сицилия с горечью в сердце признает всю безысходность усилий убедить Филиппа оставить земли Италии и сохранить армию, флот и честь.
А также я вынужден признать бесполезность попытки наладить дипломатический контакт с Императором. Варвары, разрушившие Венецию, ответят за деяния свои немецкой кровью и французским золотом. Мы ставим в известность Императора! Следующим годом Сицилия объявляет войну Св. Римской Империи. Меч возмездия, уже занесен над вашими головами. А Король Роджер вылечит Европу от чумы имя коей Империя.

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:38

  • 0

- А это не те дроиды, которых вы ищете?
 
- Знаешь в чём сила, брат? Сила в добре. А добро можно делать только с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем. (с)
      - Всем стоять, трамвай, прижаться вправо! (с)
                                                                                     Камрады, смотрите на мир веселей. Заклинаю!   :Alex_teri:
Стихи сичевиков - рифмы для души.
Пиит слагает, то что видит... :: ВОЛХВ :: МОНДЕГРИНЫ :: tiaro & Alex :: ВЕНДИГО :: 13-Й ЗАВИСИМЫЙ :: DEN Stark  :: ВОЖА :: 22:22 :: Зарисовка :: МАЙ
лучшие ААRы Сардельеров - МОНАСТЫРСКИЕ ХРОНИКИ :: Американская эпическая - читайте и не пожалеете :: Античные войны :: Британика №14
Выдержки из компании по Третьей эпохе:  Записки Чёрного Властелина :: Тёмная сторона Кольца :: Амон-Гастал :: Повелитель  ::  Падение Итилена

Большая просьба - оставляйте комментарии или пишите в ЛС  если ставите оценку, чтобы было понятно от кого и за что.                        "Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем" (с) )))


#5 Zheleznyak

Zheleznyak

    CiЧовий дiд

  • Шляхта
  • 2 606 сообщений
  • Откуда:Шведская могила
  • Прозвище:ГудВин
  • Награды:
Регистрация: 15.фев.07
Слава: 131

Отправлено 20 Апрель 2009 - 16:19

:to: IROKEZ

ПОЛЬСКИЕ ХРОНИКИ :to: 1 Мировое господство. Ход Польши.


Лето выдалось дождливым и дороги, сами по себе не очень хорошие в Польше, превратились в жидкое болото. Войска передвигались со скоростью тяжело раненого ужа.
Король Владислав-Мшивой еще в начале года вышедший со своим войском из Вильнюса, не прошёл и половины дороги до Кракова.
Шатёр, если можно было назвать шатром эти промокшие и грязные тряпки, угрожающе шатался под порывистым и каким-то не летним ветром…

Король сидел за столом и читал письмо из Кракова. Не весёлые мысли одолевали его. Послухи доносили, что немцы малым отрядом осадили пограничный острог Бреслау а у защитников не было сил дабы отбить эту малую армию… «Бреслау, скорее всего, будет потерян» - промелькнуло в голове у Короля.… И еще подумалось: «Кто решил, что Короля Великой и малой Польши нужно называть диким словом КРУЛЬ…». Ситуация с Бреслау осложнялась ещё тем, что в осаждающем отряде был смертельно больной барон Леопольд. И если Империя начнёт распространять по Европе не только ересь, а еще и чуму, то прощения им НЕТ!

Мысли Короля все время возвращались к младшему сыну, князю Болеславу, который несколько лет назад ушёл в Крестовый Поход, да так и пропал в лесах западной Германии. От Болеслава Германа доходили только обрывки вестей, с гонцами, которым все же удавалось прорваться через немецкие заслоны. То сообщали, что Болеслав в осаде в каком-то форту сидит в глухих лесах Германии, то приносили вести о каких-то немыслимых схватках, одолениях на врага… Веры этим донесениям, которые приходили с опозданием в несколько месяцев, у Короля не было никакой. Неопределённость довлела над Королем Владиславом, и Польский монарх решил разобраться в ситуации сам, для чего стронул с места свою кованую дружину и, насколько это возможно быстро в условиях раннего средневековья, двинулся в направлении Кракова, ибо свою Столицу Король уступать без боя совсем не собирался…

Германский вопрос требует незамедлительного решения… Но безумный император, одолеваемый всеми демонами Ада, не может видеть ничего кроме трупов и крови… Когда же это чудовище утолит свой дьявольский голод?

Было среди множества посланий одно, которое вселило гордость в сердце старого воина Владислава. В Балтийском море флот Польской Короны нанёс сокрушительное поражение пиратам, и теперь ничто не угрожает торговле Польши с богатой Русью и Западными странами!!! Соотношение было 1 к 3 в пользу мятежников, но адмирал Мшивой проявил воистину полководческое хладнокровие и разгромил Прусских пиратов ввиду крепости, что совсем недавно принадлежала друзьям датчанам и на чьих башнях сейчас развевались чёрные знамёна еретиков…

Из Галича приходили тоже не очень весёлые вести. Не заладилась супружеская жизнь у наследника Короны Збигнева-Каспера с русской княжной Анастасией… Уже второй год подряд Анастасия приносила мёртвых мальчиков… Владислав все более и более начинал думать о втором сыне, неугомонном Болеславе, как о возможном наследнике Польского престола…

В Краков прибыл Папский легат с благословением от Понтифика на управление Вильнюсом и настоятельными рекомендациями сеять зерна Истиной Веры в сердцах язычников-литвинов. Для этих целей в Литву отправился Польский Митрополит и два епископа.

Также прибыл гонец от дипломата, который безуспешно пытается пробраться на Флорентийскую конференцию (опять войска Папы и венецианцев заполонили все перевалы и пройти нет никакой возможности). Посол сообщает, что сделана попытка наладить дипломатические отношения с мудрым французским королем Филиппом… надежды на союз с Францией призрачны, ибо французы по непонятным причинам, воюя с одними еретиками, всячески помогают другим. А это, по мысли Владислава, было как-то странно для Христианейшего из правителей Европы!

Из Венеции приходят тревожные известия о начавшемся мусульманском нашествии и Король Владислав впервые серьёзно задумался о необходимости предоставить убежище Дожу или кому-то из его семьи, в случае если Дож погибнет в бою с моджахедами.

Новгородский Князь радует сердце Короля своими успехами на востоке! Уничтожен Хазарский Кагант!!!

=====================================================================

А в это время в глухих лесах Южной Германии…

Болеслав Герман Грозные Очи вел свой отряд еле видными, почти звериными тропами в направлению имперского Нюрнберга… В отряде слышны были приглушенные разговоры о безумности идеи Болеслава, но молодой князь был настроен решительно…

Город показался внезапно. Густой лес был как-будто обрублен острым мечем. В двух перелетах арбалетного болта высился деревянный частокол, венчавший невысокий земляной вал… На стенах никого не было…
Болеслав медленно подъехал к городским воротам и громко закричал:
- Я, Болеслав Герман, Князь Польский, правитель Франкфурта, принес вам свет Веры!!! Открывайте ворота, и мирные жители не пострадают! Под властью Польской Короны город будет возвращен в лоно Святой Католической церкви и Божия Благодать снизойдет на вас!!!

По ту сторону ворот послышались звуки свалки и грязные ругательства, которые, впрочем, довольно быстро прекратились. Не прошло и полу часа, как створы городских врат со скрипом подались в разные стороны, и в открытые врата вышел епископ Нюрнбергский, неся на красной подушечке большой ключ желтого цвета… «Вря тли золото» - подумалось Болеславу…
- Светлый Князь Болеслав – торжественно сказал епископ – Предаемся по руку твою и руку Великого Короля Владислава! Пусть горит в Аду нечестивец император, что навлек на наши головы гнев Господа Бога!!!

]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>

Остатками гарнизона командовал Гюнтер… под рукой у него было несколько лучников, вчерашних крестьян, которые не смогли оказать достойного сопротивления конной дружине Болеслава…
Уже позже, в здании ратуши, был пир и здравницы Королю и его достойному сыну Болеславу…
А ночью Болеславу Герману приснился дивный сон!!! Человек, которого он ненавидел – умер!!! Пал сраженный мечем Болеслава!!!

]]>Изображение]]>

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:39

  • 0
Москалі перетворюють тебе в москаля (с)

#6 Alex_teri

Alex_teri

    Значний Радец

  • Каноник
  • 8 515 сообщений
  • Откуда:Рязань
  • Прозвище:Демиург
  • Награды:
  • Должность:Настоятель
Регистрация: 17.мар.07
Слава: 627

Отправлено 20 Апрель 2009 - 16:40

:to: Alex_teri

Последняя победа Салах-ад-Дина :to: Крестовая №1 - Эпическая. Ход Египта.


... Воинство иерусалимское было велико. Слишком велико чтобы ждать. Болдуин всерьёз готовился к битве не только за Святой Город, но и за все окружающие земли. Король Иерусалима был молод и умен. Горячность в нём сочеталась с холодной рассудительностью. Поэтому Султан и видел перед собой заполонивших пустыню крестоносцев. Знамёна колыхались на горячем ветру над тысячами людей, стекающих с холма на горизонте, словно поток горящей лавы. Белые одежды воинов, доспехи и оружие, слепили глаза солнечными вспышками. У Салах-ад-Дина воинов было куда меньше. Конница гулямов и пол-тысячи мамелюков, да присоеденившиеся на быстром марше бедуины - тысячи не набралось. Та спокойная решимость в глазах Султана, что появлялась у него в моменты опасности, заставляла воинов исполнять приказы молча. Все уже знали - эта битва не будет весенней скачкой за зайцем, и что Избранный ведёт их на священный бой, за которым их ждёт сияние очей Аллаха или по крайней мере похвала пророка Муххамеда. Салах-ад-Дин не был авантюристом, он был воином и повелителем, его стратегии всегда удавались - он хотел победить и для этого ему надо было исключить из партии перемирие с Болдуином, посол от которого уже добрался до границы но как и первый не получил возможности говорить, а так же продвижение белых фигур в центр доски, которую Султан сейчас продолжал поворачивать в своей голове. Множество рыцарей выскочило крупной рысцой из-за холмов. Всхрапывание, взнуздываемых вдали лошадей, вызвало ответное ржание его арабского жеребца - первое приветствие противнику. Солнце начало печально клониться к закату....

.... Ричард весь день разъезжал по флангам продвигающегося войска. Король Болдуин выразил ему свои поздравления с выздоровлением, от полученных уже во второй вылазке ран и изъявил желание иметь его в числе воинов Христовых, идущих навстречу сарацинам, дабы показать Саладину силу крестоносцев. Неуёмная сила его, требовала выхода. Въехав на холм, Ричард Эйншемский увидел сарацинскую конницу, ему решительно везло....

.... Солнце начинало садиться и вместе с ним на трупы стали опускаться падальщики, медленно круг за кругом, всё ниже, они не боялись что дневное светило отнимет у них добычу. Арабский скакун еле заметно пошатывался из стороны в сторону, переступая через тела людей и вздрагивая при виде лошадиных трупов, провожая испуганными глазами ещё ворочающихся и хрипящих в предсмертных судорогах. Сам султан думал о том, что сил отступить и избежать завтра сражения с подходящим подкреплением не удастся. Мысли устало повторялись и Саллах-ад-Дин, давно уже знавший чем закончится его нападение, в который раз удивлялся, что не предполагал раньше, как он покинет этот мир и предстанет перед Аллахом. Дела его не закончены, но Болдуин, давний соперник, умер от ран, погибло и множество рыцарей. Темнота опускалась на холмы, накрывая холодным саваном остывающие тела....

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:24

  • 0

- А это не те дроиды, которых вы ищете?
 
- Знаешь в чём сила, брат? Сила в добре. А добро можно делать только с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем. (с)
      - Всем стоять, трамвай, прижаться вправо! (с)
                                                                                     Камрады, смотрите на мир веселей. Заклинаю!   :Alex_teri:
Стихи сичевиков - рифмы для души.
Пиит слагает, то что видит... :: ВОЛХВ :: МОНДЕГРИНЫ :: tiaro & Alex :: ВЕНДИГО :: 13-Й ЗАВИСИМЫЙ :: DEN Stark  :: ВОЖА :: 22:22 :: Зарисовка :: МАЙ
лучшие ААRы Сардельеров - МОНАСТЫРСКИЕ ХРОНИКИ :: Американская эпическая - читайте и не пожалеете :: Античные войны :: Британика №14
Выдержки из компании по Третьей эпохе:  Записки Чёрного Властелина :: Тёмная сторона Кольца :: Амон-Гастал :: Повелитель  ::  Падение Итилена

Большая просьба - оставляйте комментарии или пишите в ЛС  если ставите оценку, чтобы было понятно от кого и за что.                        "Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем" (с) )))


#7 Alex_teri

Alex_teri

    Значний Радец

  • Каноник
  • 8 515 сообщений
  • Откуда:Рязань
  • Прозвище:Демиург
  • Награды:
  • Должность:Настоятель
Регистрация: 17.мар.07
Слава: 627

Отправлено 20 Апрель 2009 - 17:12

:to: Ventib

Начало войны. :to: Тевтонка №1. Ход Литвы.


«Как же холодно… Бррр… Далеко же занесло нас», - подумал литовский полководец глядя на падающий снег и плотнее кутаясь в плащ.
- Ну где этот дозор? - крикнул он.
- Мы здесь, господин – ответил слезающий с коня воин.
«Лошади долго не выдержат на таком морозе. Люди крепче. Но что они смогут сделать пешими? Только погибнуть бесславной смертью, и никто до весны их не найдёт в этом лесу»,- подумал генерал, глядя на пар идущий от взмыленного коня.
- Докладывай.
- Господин, как минимум их там четыре отряда, может пять. Все пешие. Местные крестьяне говорят лучников нет. В основном сброд всякий, который только и знает что пить, да над людом местным измываться. Но стоит во главе одного отряда начальник строгий, обучил он своих людей с топорами боевыми обращаться. Вот они опасней всех. Много бед натворили, много люду честного извели.
- Большое ли поселение?, - спросил полководец.
- Нет деревня убогая, живут в нищете. Многие умирают с голоду.
- Каким богам молятся?
- Нашим, - ответил воин. И блеснула в его глазах скорбь безмерная.
«Дааа.. Велико желание воинов моих спасти жителей и принести свободу им. Не простят мне если уведу без боя их. Хоть и не велел Князь мне в бой идти если больше врагов будет, чем воинов моих, слишком дороги лошади и дорого обучение всадников литовских, но делать нечего, не будет мне оправдания если брошу людей беззащитных на погибель от холода и голода и от люда лютого», - подумал генерал.
«Командиров ко мне!»,- крикнул он.

- Мы имеем два отряда всадников, копья метающих, но то юнцы безусые и дружину генеральскую. Опасайтеся отряда главного вражьего. С топорапи все они. Порубят вас. Я пойду супротив них. Вы же бейте сброд всякий, бейте копьями, а коли кончатся вынимайте сабли свои и крушите их за все беды, что творят с одноверцами нашими. Идем колонною, я замыкающий. Если ошиблися наши разведчики, и есть среди врагов лучники, смерть мы примем все в этой сече. Потому как стоит поселение на холме высоком, и идёт к нему дорога узкая, извилистая, три раза холм оборачивающая, - молвил полководец двум командирам отрядов всадников пред ним стоящих.
«Как же не хочется погибать на таком морозе… Эхх.. сейчас бы развернуться в поле зелёном, хлестнуть коня плёткою и понестись как ветер навстречу ворогу, окружая его и виться над войсками его коршуном. Не дело конницы брать поселения», - подумал генерал.

Полководец сидел на коне посреди площади, с мечом в руке окровавленным и смотрел на люд выходящий из хижин убогих. Смотрел на лица их заплаканные и слушал слова благодарные. Но тяжко было на душе его. Много воинов полегло в сече неравной. В основном юнцы безусые, вина вдоволь не напившиеся. Не дело это брать поселение конницей! Но поймёт Князь Литовский что не мог он поступить иначе. И велел он принести в жертву богам языческим, всех пленников. И да ни один из них не остался в живых к вечеру.

- Вижу печаль твою, но всё верно сделал ты, - молвил высокий светловолосый воин в красном плаще, прохаживаясь по богато обставленному залу.
- Не гоже единоверцев бросать на поругание. Не осуждаю тебя за то, что и пленных изрубил, видно силён гнев был воинов твоих. Дам я тебе в услужение помощника мудрого и будет он тебе служить верой и правдой. И повышаю тебя в звании, - молвил человек в плаще, продолжая мерить большими шагами зал.
- Спасибо тебе государь, - ответил полководец, кланяясь.
- А теперь ступай. В землях южных нести службу будешь мне, потому как велика слава твоя там. Да и знай ещё, неспокойно сейчас на границах южных наших. Не удивляйся так. Всё верно говорю тебе. Не про тевтонцев речь веду в этот раз. Стали гости наведываться не званные из степей. И все всадники знатные. И тебе иметь дело с ними, потому что нет у меня лучше тебя командира всадников. Охраняй границу нашу, но не пересекай без надобности. Не желаем мы сейчас войны с народом степным.

«Это мой лучший полководец. Одно имя его навевает страх на врагов. Выбрал он дорогу трудную, дорогу страх в сердцах врагов сеять. Никогда не будет он милостив к врагам своим. Горе тем, кто в плен ему сдастся. Но и враг у него жестокий, и религия его незнакома нам», - подумал Князь литовский.
«Эй первый советник! Объявить государям стран нам известных, что приросла земля литовская. Что защищать будем людей там проживающих и не дадим их более в обиду», - молвил государь литовский.

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:40

  • 0

- А это не те дроиды, которых вы ищете?
 
- Знаешь в чём сила, брат? Сила в добре. А добро можно делать только с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем. (с)
      - Всем стоять, трамвай, прижаться вправо! (с)
                                                                                     Камрады, смотрите на мир веселей. Заклинаю!   :Alex_teri:
Стихи сичевиков - рифмы для души.
Пиит слагает, то что видит... :: ВОЛХВ :: МОНДЕГРИНЫ :: tiaro & Alex :: ВЕНДИГО :: 13-Й ЗАВИСИМЫЙ :: DEN Stark  :: ВОЖА :: 22:22 :: Зарисовка :: МАЙ
лучшие ААRы Сардельеров - МОНАСТЫРСКИЕ ХРОНИКИ :: Американская эпическая - читайте и не пожалеете :: Античные войны :: Британика №14
Выдержки из компании по Третьей эпохе:  Записки Чёрного Властелина :: Тёмная сторона Кольца :: Амон-Гастал :: Повелитель  ::  Падение Итилена

Большая просьба - оставляйте комментарии или пишите в ЛС  если ставите оценку, чтобы было понятно от кого и за что.                        "Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем" (с) )))


#8 Alex_teri

Alex_teri

    Значний Радец

  • Каноник
  • 8 515 сообщений
  • Откуда:Рязань
  • Прозвище:Демиург
  • Награды:
  • Должность:Настоятель
Регистрация: 17.мар.07
Слава: 627

Отправлено 21 Апрель 2009 - 13:34

:to: Alex_teri

Смерть рыцаря Балиана. :to: 1 Крестовая - Эпическая


От лица Иерусалима

... Балиан вздрогнул, очнувшись от полудрёмы навеянной зноем, схватывая запоздалые мысли свои ещё сонным сознанием и тяжёлой головой. Он слышал нарастающий в крепостце гомон, ржание седлаемых лошадей, и ещё хуже слышал стоящего сейчас перед ним оруженосца. Что же он говорит. Слух окончательно прорезался и его оглушило, - "... Ваша Светлость, Сарацины". Так, они захотели отобрать потерянный форт. Выйдя из палатки, он вспомнил что не взял меч из рук Андреаса, державшего его теперь менее почтительно подмышкой, и протягивающего уже и шлем, и плащ.
- Мы готовим лошадей, - Это уже был командор тамплиеров Эдмунд. - Они приближаются. Наконец-то. - И пошёл быстрым шагом к рыцарским палаткам.
Ну и ладно, и хорошо. Подумал так военачальник воинства Христова, а то с жажды и жары все передохнем, в лагере не оказалось больших запасов воды и провианта, и войско роптало несмотря на победу при захвате сарацинских укреплений. И тут капитаны стали выкрикивать приказы и подгонять рыцарские конные отряды, правильно... Он обратил взор на солнечный диск и увидел как медленно поворачивает к земле стая "диких гусей".. Забарабанив по доспехам и вызвав хор вскриков стрелы упали тяжёлым дождём, сбив на землю не меньше полусотни бойцов. Конница ринулась к воротам, расталкивая пехотинцев и друг друга, роняя всадников и спотыкаясь о тела. Возник хаос и первые нотки панического страха, зазвучали в сердце отважного рыцаря. Послышался шум боя у ворот и с новой силой вскричали воины - тамплиеры наткнулись на сарацинскую пехоту прямо у ворот, открывшимися перед подошедшими копейщиками неожиданно быстро и близко.. Ловушка. Паника вскипела среди воинов и начала выплёскиваться в команды и крики. Нубийские отряды кинулись к боковым воротам и сцепились с копьеносцами египетских сипахов. Стрелы поражающие воинов на всей площади форта, находили новые и новые жертвы, жаля как осы они вылетали из-за северной стены. Вокруг крепости поднималась пыль вздымаемая по всей видимости конницей сипахов и бедуинов, копья которых сейчас ударили в ряды рыцарей, уменьшив число дворян в королевстве. Уже облачённый в полевой доспех, Балиан стоял прикрытый своим конём и оруженосцами, и терял понимание происходящего, как терял сейчас войско, рьяно бьющиеся уже во дворе с прорвавшимися сарацинами, лошадиных трупов скопилось столько, что эта баррикада мешала им ринуться строем, Султан не жалел людей. Стало вдруг как-то тише - это стрелы перестали слетаться на добычу, и воины вздохнув высунулись из под щитов, и теперь оттаскивая раненых готовились к бою на площадке в центре. Обернувшись он увидел как хлынула конница сипахов в боковые ворота, проскакивая сквозь ряды копейщиков. В центральные ворота ворвались вопящие курды, сшибая топорами заслон крестоносцев. Балиан, рыцарь Иерусалима, медленно опустил забрало и взявшись за луку седла, подал знак Андреасу и взобрался на коня....

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:25

  • 0

- А это не те дроиды, которых вы ищете?
 
- Знаешь в чём сила, брат? Сила в добре. А добро можно делать только с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем. (с)
      - Всем стоять, трамвай, прижаться вправо! (с)
                                                                                     Камрады, смотрите на мир веселей. Заклинаю!   :Alex_teri:
Стихи сичевиков - рифмы для души.
Пиит слагает, то что видит... :: ВОЛХВ :: МОНДЕГРИНЫ :: tiaro & Alex :: ВЕНДИГО :: 13-Й ЗАВИСИМЫЙ :: DEN Stark  :: ВОЖА :: 22:22 :: Зарисовка :: МАЙ
лучшие ААRы Сардельеров - МОНАСТЫРСКИЕ ХРОНИКИ :: Американская эпическая - читайте и не пожалеете :: Античные войны :: Британика №14
Выдержки из компании по Третьей эпохе:  Записки Чёрного Властелина :: Тёмная сторона Кольца :: Амон-Гастал :: Повелитель  ::  Падение Итилена

Большая просьба - оставляйте комментарии или пишите в ЛС  если ставите оценку, чтобы было понятно от кого и за что.                        "Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем" (с) )))


#9 IROKEZ

IROKEZ

    CiЧовий дiд

  • Сердюк
  • 2 363 сообщений
  • Откуда:Україна
  • Награды:
Регистрация: 07.мар.08
Слава: 260

Отправлено 21 Апрель 2009 - 13:36

:to: Alex_teri

Греческий огонь. :to: 1 Крестовая - Эпическая


В год 1221, воины аюрбидов добрались до Малой Азии, теперь предстояло расширить свои владения, искореняя остатки былой Византийской Империи.
Колос был велик, но рухнул в одночасье. Осколки своевольной владычицы обеих морей и обоих берегов по стороны Гелеспонта, ощетинились в укреплённых крепостях и замках, выказывая прежним союзникам в общих делах, презрение.
Хаин Сеф, командующий византийской экспедицией думал о поручениях Султана, его приказы касались не только грядущего противостояния с Антиохским правителем. Закрепиться в гористой местности и занять цветущие долины, значило не только пополнить казну. Обеспечение безопасности торговых путей и уничтожение далеких от Египта, но таких опасных цитаделей, отстроенных при Императорах, и теперь переходящих к Антиохии - вот залог благосостояния страны.
Константинополь сиял на горизонте куполами церквей, флаги крестоносцев уже развивались над ним. Город - легенда, мечта друзей и зависть врагов, был опустошён, но не разорён и служил мощным залогом стратегических преимуществ, которые предстояло уравновесить.


ГРЕЧЕСКИЙ ОГОНЬ

С тех пор как, гонимый за веру христианскую инженер и архитектор Каллиник бежал из Маальбека в Византию, в 673 году от рождества Христова изобрёл греческий огонь и предложил Константину IV использовать его в борьбе против арабов - эта горючая смесь стала самым страшным оружием.
В 941 византийцы с помощью греческого огня разгромили подошедший к Константинополю флот русов князя Игоря. В 1106 году греческий огонь был применён против норманнов во время осады Дураццо. Во время Четвёртого Крестового похода (1198—1204) венецианцев византийская империя уничтожила весь флот католиков. Секрет приготовления греческого огня хранился в строгой тайне, однако после завоевания Константинополя рецепт изготовления греческого огня узнали.
Греческий огонь с грохотом извергалась устрашал и его нельзя было потушить, поскольку он продолжал гореть даже на поверхности воды. Растекаясь он поджигал всё, камень и дерево, равно как и металл.



В ТЕНИ КОНСТАНТИНОПОЛЯ

От Абидоса до Палеокастрома рукой подать. Конечно не всякий воин совершит такой переход быстро, не растягивая путешествие на год. Но воодушевленные священным рвением сарацины и мамелюки могут преодолеть быстрым маршем многие лиги, не останавливаясь на пополнение провизии и долгие стоянки. Хаин видел как из такой перспективной возможности извлечь шанс углубиться в мятежные земли и создать плацдарм для воинов Султана. Рассредоточение сил не имело значения и полководец выслал сарацинов вперёд, на штурм города. Проверенные не раз баллисты, без труда пробили ворота города и разнесли надвратные башни, обрушив деревянные укрепления на голову стрелков и стоящих внизу воинов.
]]>Изображение]]>

Затем византийцы узнали, что такое ятаганы в руках правоверных. Все они были перебиты, а жители поставлены перед выбором остаться в городе и начать всё сначала или идти навстречу неизвестности, проч из Палеокастрома.
Поживившись на разорении горожан, воины честно сдали большую часть золота в казну Правителя и начали строить мечеть.


ЧУМА

Четвёртый год свирепствовала чума на границе с Антиохским княжеством, разделяя ещё более государства. Целители и знахари Триполи и Тира справились с заразой, но распространение её было ещё возможно. Князь обвинял Египет во вреде совершаемом шпионами Султана - Султан подозревал крестоносцев в пренебрежении гигиеной и возникновении мора. Еще Баниас был во власти смерти и Дамаск, когда на Кипре появилась болезнь и стала собирать урожай в Лимассоле. А к этому египетские агенты были не причасны и теперь сами были под угрозой. Тайным сообщением им преказали покинуть город, но один из них уже скончался.
Терпение Аль ад Диля закончилось, когда появились первые признаки беды в Акре. Город был чист и все меры применяемые в нём для сдерживания эпидеми были эффективны. Теперь же гарнизон и жители заражены. Старейшины негодовали, - "Когда же, если не сейчас нам взяться за оружие и вылечить многострадальную землю наших предков от скверны?", - "Сколько нам ждать, ведь Князь занят захватом и покорением византийцев?", - "Наверняка это дело его слуг".
- Велите нашим людям забыть об опасности. Пусть они скачут в земли Антиохии и выполняют вверенные задания с тщанием. Мы не можем оградиться от чумы, так мы принесём её в остальные поселения христиан и сами одолеем недуг, подчинив иноверцев.

Мурад много дней шел по следу рыцарского отряда, вдоль незримой в песках границы аюрбидской державы и Антиохии. Он наблюдал, поскольку приказа из Багдада о каком-либо действии во вред союзу с княжеством не было. Он смотрел как расторопный Юэ возводит смотровые вышки и распоряжается относительно службы на них. Он видел повторяющийся обряд трижды и теперь двигался к новому месту вслед за молодым Нефвилем. Мурад настраивал себя скорее на охрану дворянина, так как узы клятвы держали Турцию как льва на привязи и нарушить эту клятву Султан не мог.
Песок струился с бархана на бархан, и ветер перетаскивал его на землю правоверных. Ассасин анатолийской школы, держался на почтительном расстоянии от кавалькады и останавливался ровно на столько, чтобы не отстать от неё больше чем на день. С первыми лучами солнца он поднялся, пожевал вяленого мяса и запив его водой, принялся собираться в путь. Когда он привязывал последний бурдюк, верблюд поднял голову и уставился в сторону. Следуя мудрому животному Мурад оглянулся и увидел двух путников. Это были арабы и они торопились, подгоняя своих лошадей. Их путь пересекал направление Мурада и шел в обход Ливанских нагорий в сторону Хомса, хотя они могли иметь целью пополнить запасы воды и двинутся в одну и трёх сторон света. Его уже заметили и скрываться от встречи не было смысла. Взявшись за рукоять тибризской сабли Мурад разглядывал возможного противника. Оружие было только у одного из них, того что ехал вторым на чёрном берберском жеребце, неброская сабля, однако по виду выкованная скорее всего в Дамаске. Путники спешились и подвели лошадей к колодцу. Стоянка, где остановился на ночлег Мурад, мало была похожа на оазис, колодец, несколько клоков сухой травы и кустарника, да две пальмы, к одной из которых был привязан его верблюд, а к другой подъехавшие уже привязывали коней. Один из арабов, оставив благородных животных на попечение своего спутника, уже взявшего в руки копку, кожаное ведро для воды, направился к Мураду.
- Салям алейкум, почтенный, - сказал он касаясь рукой лба и груди.
- Алейкум ас салям. Мир вам путники, - ответил Мурад, - всё ли у вас хорошо и не требуется ли какая помощь?
- Благодарю тебя уважаемый, у нас всё хорошо. Но мы торопимся - в Антиохии нас ждут неотложные дела. Меня зовут Умар аль Мустани. Я купец и торгую арабскими скакунами, на всём пути от Каира до Басры. Мой угрюмый спутник, Саами, бедуин, поставляющий мне лучших коней. Его постигло несчастье - дом Саами был ограблен и след воров ведёт в Антиох. Мы надеемся заручится помощью досточтимого Князя и покарать нечестивцев.
- Сочувствую вам всем сердцем и желаю скорого разрешения вашей беды. Скорбные времена настали, если почтенных и уважаемых людей грабят в их собственных домах.
- А Ваш путь не в Сирию ли? Как говорится доброму путнику - ахлан ва сахлан.
- Нет, не туда. Я Мурад, житель Анатолии, содержу красильню в этом славном городе, но так же как и вы вынужден следовать за горькими событиями, и еду в Дамаск, где у жил мой старший брат, Ахмад, но недавно покинул этот бренный мир. Теперь мне надо принять его дела и позаботиться о его жене и детях.
- Во истину - беда встречает беду. Но разве Вы не знаете, что в Дамаске чума, и многие умерли за минувший год от этой болезни?
- О, горе мне несчастному, что же мне делать, если и сам я направляюсь в пасть шайтана?
- Думаю Вам лучше вернуться и предоставить судьбе решить участь ваших родных, так как в Дамаске скорее всего ворота закрыты и никого не впускают и не выпускают из города.
- А что если отправится в Баальбек и ожидать окончания эпидемии в близости, там ведь нет чумы?
- Пока нет, но кто знает. Князь со своим воинством покоряет остатки греческой империи, захватывая по отдельности города взбунтовавшихся византийцев, и ему некогда бороться с заразой. Думаю вскоре всё будет ещё хуже, и болезнь перекинется на всю Антиохию. Потому мы с уважаемым Саами и торопимся, - смуглый бедуин как раз приблизился к ним, поклонился с почтением и уселся рядом. - А вам я советую не искушать милость Аллаха, и вернуться домой.
- Я должен попытаться и продолжу путь, заехав вначале в Баальбек и узнать новости из Дамаска.
- Ну как хотите.
- А скажите, что это за следы множества лошадей? - спросил Саами, с трудом выговаривая слова, что-то не важно он себя чувствовал. - Приграничная антиохская кавалерия или воины вашего Султана, пусть дни его длятся вечно?
- Это проезжал вчера барон Нефвиль с отрядом. Он проводит постройку наблюдательных постов вдоль границы княжества и как раз едет в сторону Дамаска. Я следовал за ним, чтобы вместе с его отрядом продолжить путь, так ведь спокойнее, но не догнал. Где моему верблюду угнаться за крепкими, боевыми скакунами.
- Ну, пусть ветер дует ему в спину, а мы последуем своей дорогой, - сказал Умар вставая. - Мир вам уважаемый, но пришло время нам расстаться - время утекает как песок сквозь пальцы, - и поклонился на последок.
- Счастливого пути и решения ваших забот, - Мурад тоже встал отвечая на поклон.
Арабы сели на коней и бросив последние слова на прощание, и вскоре скрылись за барханом, исчезая в просторах антиохской пустыни.
Мурад перевёл дух. Он был достаточно осторожен, да и люди попались хорошие, хотя тот бедуин с покрасневшими глазами, был очень похож на гашишина. Острый и хмурый взгляд его был слишком внимательным. Но с такой бедой как у него весёлым не будешь.

На вторую неделю следования за отрядом барона, Мурад почуствовал, что окончательно захворал. Горло жгло и трудно было вдыхать горячий и сухой воздух пустыни. Его знобило слишком сильно, чтобы он мог держаться на горбе, и в один из дней ему пришлось отказаться от продолжения пути, чтобы отдохнуть и попытаться поправить здоровье. Он грелся у костра, и пил чай бросая туда порошки и травы, всегда находящиеся при нём. Долго одному оставаться было нельзя, но надо было выдержать испытание, какие он уже не раз переживал благодаря своим навыкам.

Спустя месяц, один из гонцов юного Нефвиля, следовавших обратной дорогой с указаниями барона к сторожевым постам, случайно заметил присыпанного песком человека в сером турецком халате. Когда всадники решили посмотреть, кто это и что случилось с путником, то поняли, что он умер довольно давно. Вещей при нём не было, только кошель и медальён, которые мертвецу были уже ни к чему.



В течении последующих трёх месяцев агенты Аль-ад-Диля, проникали в все соседнее с Баниасом и Триполи земли. Карантин с Баниаса был снят и проворные, но возможно недужные шпионы из него и Акры, отправлялись минуя чумной Дамаск, по дороге к Краку де Шевалье, но обходя и его готовились к вторжению в Антиохию. Хомс был нашпигован агентами так, что закрытые ворота не смущали слуг Султана. Мустафа опытный шпион из Тира направился В Крак де Шевалье, но прежде в городе поработал ассасин-гашишин, Расул. В главной крепости Антиохии законы устанавливал Амори де Роше, и всюду была его охрана, и его люди контролировали все службы укреплённого замка. Сей рыцарь был прирождённым правителем, но без него управление не будет столь радивым. Потаму то Расулу и приказали отправить этого рыцаря в царство мёртвых. Сабри уже ожидавший помощи в Краке, подал сигнал и Мустафа со своими людьми смог присоедениться к агентуре в крепости. Братья Дуридар, Гадар и Мусал, открыли потайные ходы в Антиохии, а затем и в приграничном форте испортили засовы. Гашишины вырезали вражеских агентов повсеместно. Опытный и умелый ассасин на службе у Князя, Эвор Ришелье, был застгнут врасплох мастером тайного клинка, Эболороссином. Даже престарелый Тамир, ловкий и в свои годы действовал быстро, убивая молодого, но мешающего в Баальбеке, лазутчика. И так по всей Антиохской земле бывшей во владении крестоносцев до захвата византийских городов.


ДЖИХАД

Кто первый поднял знамя Пророка Муххамада для свершения гнева своего над врагами не столь важно, ибо какой уже век всеобщий призыв к войне за веру собирал тысячи правоверных под знамёна Аюрбидов, Сельджуков и Сефевидов. Газии и курды стремились очистить святую для них землю и выместить всё что пришлось вытерпеть в жизни, на врагов. Собирая дехкан по селениям, вербуя бедуинов, и отправляя всё новые отряды гулямов в сторону границы, Аль ад Диль и его нукеры, готовились к большому походу. По дорогам катились балисты и гремели щитами ополченцы Египта, мамелюки седлали коней и закупали новые табуны для новой войны. Трубы возвестили о великом походе уже три или пять лет назад, когда распалась Византия. Империя греков оставила богатое наследство и борьба за него началась среди Баронов Антиохии, и военачальников павшей Византии. Тогда то и решили за лучшее направить ненависть мусульман, уже готовую выплеснуться за пределы покорённого иерусалимского королевства, на оплавленные войной города Малой Азии. Воины Ислама заполонили дороги Египта. Корабли составляли флотилии и загруженные армиями отправлялись на Константинополь. Время шло, сила соседней Антиохии росла, и вопросы которые ставило новое противостояние оставались без ответа. Возникшая на границе культур чума, хоронила надежды на лучшее. Аль-ад-Диль понимал к чему приведёт возвеличивающееся влияние княжества и часть воинов под священными знамёнами занимала позиции у границы Антиохии в ожидании той причины, которая оборвёт поводок накинутый на египетскую армию.


ДАМАСК

]]>Изображение]]>

Первая тысяча фанатичных гази и суданцев, гулямов и ополченцев, пересекла незримую черту мира и войны, и подошла к стенам Дамаска, воздвигнутыми по утверждению учёнейшего Ибн Асакира, первой после всемирного потопа. однако считается с древнейших времён, что город был основан еще раньше — Адамом и Евой. Столица Сирии - дивный аш-Шам, расположенный в нижнем течении реки Ба'рада, где она разделяется на семь рукавов, находился под властью египетских фараонов, позднее он входил в состав Ассирии, Нововавилонского царства, Персии и империи Александра Македонского. В 85 г до н. э. Дамаск захватили набатейцы, а в 64 г до н. э. римскимй полководец Помпей присоединил его к Римской империи. Здесь он разместил римские легионы, воевавшие с персами. В 395 г. город вошел в состав Византии. С 661 по 762 г. Дамаск был столицей халифата династии Омейядов, простиравшегося от Инда до Пиренеев. Позднее только город был под властью египетских династий, а в 1076 г. стал частью государства турков-сельджуков. В 1154 г. Великий полководец Салах-ад-Дин, да славится вечно его имя, оккупировал его. Теперь им владели крестоносцы. Город долго находился под властью неверных и вот он погрузился в дым костров, обкуривающих его чумные улицы. И гарнизон, и люди были измотаны и ослаблены болезнью.
Сквайры Князя вышли за ворота, навстречу врагам христианства и свежему утреннему ветру. Балисты мусульман метали снаряды до конца дня, убивая защитников, ломая ворота и стены, нанося урон вере крестносцев в своего мёртвого бога. Затем подняв топоры, наёмные воины Султана ринулись вперёд. В их числе были и два отряда Тарбадаиев, могучих и опытных бойцов. Скрываясь за одеждами ополченцев, они стремительно приближались к проёму ворот, приготовив свои смертоносные секиры. Сквайры бились храбро, но когда из-за озверелых в ненависти газиев возникала хмурая элита Султана, и секира тарбадайя врубалась в щиты и головы защитников, они отступали. Телами их была покрыта дорога к дворцовой площади, стены были усеяны изувеченными стрелками, и скоро пришёл всем остальным неминуемый конец.

]]>Изображение]]>

В этот благословенный Аллахом год (по истории в 1260г.), власть в Дамаске захватили египетские мамлюки и правление их ознаменуется расцветом искусства и ремесла. Снова будут экспортироваться во все страны дамасская сталь и дамасское стекло. Будут построены мечети и школы.


ПРИГРАНИЧНАЯ ЗАСТАВА

Правоверный гнев зажигался среди мусульман как сухая трава во время пожара, и новые отряды формировались за считаные часы. Собрав всех кто мог продолжить войну, воины джихада пошли старой дорогой к Баальбеку. Воспалённые яростью и болезнью они шли убивать и умирать за веру. Веру в то что Аллах дарует им новую жизнь, а Султан подтвердит волю его на земле.

Пока армия истых мусульман, разбавленная воинами Аль Захира, двигалась вперёд, небольшой отряд гази и гулямов захватывал первую заставу Антиохии, стоящую на страже границы и дороги ведущей в долину. То ли моровое поветрие, то ли отсутствие необходимости, но в ней находился только один неполный отряд госпитальеров оруженосцев. Защитой от вторжения это нельзя было назвать. Смертниками для создания препятствий на пути возможной атаки сарацинских армий - тоже. Как соломинка на ветру, было сломлено сопротивление. Не требовалось больших сил для столь незначительной преграды.

]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>

Госпитальеры держались храбро, но все полегли в неравном бою.


БААЛЬБЕК

]]>Изображение]]>

Несмотря на то, что местность эта была заселена с глубокой древности, никаких сведений о городе не встречается до завоевания Сирии Александром Македонским. После его смерти Сирия отошла к Птолемею, который переименовал город в честь египетского Гелиополя. Уже в то время он был крупнейшим религиозным центром, где поклонялись Ваалу (отсюда название) и Дионисию. В 200 г. до н. э. сирийский Гелиополь был завоёван Антиохом Великим. В правление императора Октавиана Августа, превращённый в римскую колонию (Julia Augusta Felix); в I-III веках здесь было построено много римских храмов. В VII веке Баальбек покорился арабам. Этот город тоже ждал освобождения.
Крестоносцы превратили его в крепость, которая и являлась настоящим форпостом на караванном пути. Она имела крепкую защиту. Стены его были высоки, башни венчали все постройки замка и разделяли периметр обороны. Всё здесь было подчинено обучению воинов княжества и защите, опасной ныне южной границы. Госпитальеры - передняя линия обороны княжества, несколько полных отрядов арбалетчиков и копейщиков охраняла его, рыцарская пехота и кавалерия заполняла его казармы, сквайры и ополченцы несли свою службу у ворот. Но все усилия капитана Гугенена, направленные на слежение за дорогами, с привлечением тайной службы, чахли как голанские тюльпаны высаженные в песок. Агенты присланные от Князя пропадали. Тревогу забили когда двоих нашли убитыми в своих домах. Смерть Рауля Туше, прозванного так за мастерское владение техникой длинного меча которую отнесли на счёт лихорадки, теперь вызывала сомнение в своей естественной причине. Командирам была поставлена задача на удвоение бдительности, замковая стража была утроена и патрулировала Баальбек и днём и ночью. Долгое время ничего не происходило, письма отправленные в Антиохию, ответа не давали. Последний из соглядатаев выполнявший слежку в крепости уже больше года, вдруг тоже пропал. Дверь его каморы в замке была открыта, когда стражники проходили мимо неё, свеча на столе оплавилась почти полностью, походные вещи тоже были на месте. На ноги подняли весь гарнизон и перевернули каждый дом в жилом квартале. Однако ни подозрительных личностей, ни неизвестных обнаружено не было, как и самого агента. Ночь прошла без сна, а на следующий день над горизонтом, на другом конце дороги в Дамаск поднялся дым. Спустя несколько часов к Баальбеку пришёл конь, неся на себе мертвое тело. Раненый умер в пути, но известие о потере форта контролировавшего путь на юг он доставил.

После того как отстучали копыта арабского скакуна, что уносил гонца и послание доверенное ему, в Крак де Шевалье, Гугенен начал приготовления. Он проверил арсенал крепости, и поставил "под копьё" всех способных пользоваться арбалетом и луком. Запасы продовольствия проверены и пересчитаны. На осаду, которую ему придётся выдержать до подхода антиохской армии, должно хватить. Лекари в госпитале и монахи готовились к приёму раненых, приуготовляя бальзамы и бинты. Всюду топили масло и устраивали жаровни на стенах.
Но и это оказалось тщетным.

Ночью подул сильный ветер, пригоняя облака из самого сердца аравийской пустыни, вздымая будто бы весь песок в небо, и утро оказалось серым в пелене пыли, не пропускавшей солнечные лучи. И вот из этой пелены выступили арабы. Подгоняемые идущей следом песчаной бурей, они бросились к воротам крепости. Стрелки начали подсчёт, выпуская стрелы в атакующую толпу. Гугенен понял, что никакой осады не будет, и поминая Пресвятую Богородицу кинулся с рыцарями к воротам. А там уже шла схватка. Стража лежала под надвратной аркой, госпитальеры бились теснимые гулямами, а в расширяющуюся между створами щель просачивались сипахи. Оценив ситуацию капитан приказал седлать коней и строить воинов на площади у замка, надеясь что успеет собрать всех защитников вместе и плечём к плечу отразить предательское нападение. Ворота наконец распахнулись и гази волной хлынули внутрь крепости. Госпитальеры были смяты совсем скоро. По боковой улице отступали арбалетчики гонимые гази, но конница гулямов догнала их и короткий бой был проигран. Со всех сторон раздавались крики и шум приближающейся по всем улицам схватки. Воины отступали, бежали к площади, бились когда их насигали, и гибли в разьярённой массе сарацин. Они подступили к площади и развернули строй перекрыв пространство перед ней. Минутная пауза сопровождаемая воплями тысячи этих шакальих глоток. Кровь бешенно пульсировала в жилах, и рыцари не выдержали. Бой закипел. Гугенен видел, что врагов не на много больше его гарнизона и подбадривал своих людей как мог, наконец он сам ринулся в гущу битвы, пресекая попытку коннице противника смять его фланг. Сарацины ответили навалившись разом. По всей линии гази вступали в схватку, их поддерживала регулярная пехота из сипахов, а тарбадайя прорывала секирами заслон из щитов. Рыцари и эдесская стража не уступали им в умении и воинском мастерстве. Разя элиту Султана, они сдерживали напор. Но рыцари гибли один за другим, хотя и забирая с собой многих врагов. А толпа гази заполняла прорехи с лёгкостью маневрируя в рядах защитников, нанося своими топорами коварные удары. И вот они прорвались к самому замку, атаковав строй с фланга, и даже пробежали в тыл, неся большие потери при этом. Гугенен бывший в первых рядах, поддерживая пехоту, заметил это слишком поздно, и часть госпитальеров со сквайрами была отправлена в контратаку. Тогда то на них и набросились со всех сторон. Гулямы продавили фронт и соревновались с рыцарями Гугенена в вловкости верхового боя. Булавы их крушили пехоту, сарацины протискиваясь вперёд и занимали всё её внимание.

]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>

И хотя конница гулямов не могла достать госпитальеров поражаемая копьями, и сипахи грудами падали под ноги наступавших, перевес становился всё больше, но не в пользу защитников. Всё труднее было сопротивляться, отбиваясь от атаки двоих, а потом и троих на одного. Круг сжимался и площадь заполнялась врагами. Секиры тарбадайя доставали рыцарей и за щитами, и на лошадях. Перебираясь через трупы лошадей и павших, сарацины теснили остатки Баальбекского гарнизона. Взгляд капитана на эту ужасающую картину был последним в его жизни. Сброшенный на землю, он был затоптан врагами. Остальные его воины бились совсем недолго.

]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>

Баальбек пал и в жестокой битве полегли многие воины. А многие из победивших умрут позже от ран и чумы, что похоже шла вслед за ними, переносимая с кровью погибших антиохцев. В крепости хоронили мёртвых и грабили живых, подчиняя их воле нового правителя.


ЗАСТАВА НА ДОРОГЕ

Пополнив ряды фанатиками и получив в подкрепление, чумная армия потекла по долине опустошая владения иноверцев. Но прежде чем гази и фанатики доберуться до следующего города неверных, командиры командующие этим сбродом хотели быть уверены, что у них не будет препятствий на пути. Форт построенный по велению Князем преграждал выход на открытую всем ветрам равнину. Обычно здесь просто дежурил один отряд стражи, взимая с торговцев плату. Быстрое продвижение фанатичной армии Султана и работа его агентуры должны были предотвратить всеобщую тревогу в Антиохии. Гашишины собрали за это время не малый урожай.

Командир Нагиб вел своих людей через холмы. Поднявшись на последнюю вершину перед укреплением, он поджёг горшочек с нафтой и бросил его на сухую землю. Чёрный дым устремился в небо, развеваясь на ветру, подобно шарфу из тончайшей газы, тая в его порывах. В форте раздались крики, кто-то вопил во всю мочь, -"Сарацины!",- кто-то побросал все, что нёс на землю, и в панике искал укрытия в замкнутом пространстве заставы. А условным сигналом служила та стайка голубей, что выпорхнула сейчас и раскрытой клети. Нагиб выслал вперёд сипахов и оставшуюся после взятия Баальбека дюжину гулямов, которые уже огибали частокол, чтобы перекрыть путь к бегству и исключить возможность предупредить о вторжении. Впрочем командир форта уверен, что это сделают голуби выпущеные его слугой, которому сверх прочего платит сам Аль Захир.

Сипахи без труда преодолели ворота, отряд стражи пытавшийся отступить ко вторым воротам, остановился в центре лагеря, увидев копья гулямов за частоколом. Воины подняли ятаганы и расправились со всеми подданными христианского Правителя.

]]>Изображение]]>

Дорога была открыта, но только для войск Египта. Нагиб прошёл мимо укреплённой заставы, где еще раздавались плачь и мольбы, и повёл свою армию по дороге на Хомс.


ХОМС

]]>Изображение]]>

Хомс - город в центре западной Сирии. Расстояние до Дамаска - около 100 миль на юг, до Халеба - 130 на север, до Пальмиры - столько же на восток, до Тартуса - и того меньше, миль 60 на запад. Город стоит на реке Оронт. Библейский Кадеш, римская Эмеса, получил новое имя с завоеванием арабами. Это был торговый перекрёсток, все караванные маршруты Сирии проходили через него. Гробница Халида бен Валида, известного и почитаемого исламского воина, и мечеть с его именем, находится в нём. Но как и торговый центр Хомс был многонациональным и многие религии существовали в нём мирно соседствуя до прихода Сельджуков, распространявших нетерпимость к христианам и иудеям. Мечеть Ан-Нури Аль-Кабир, церкви Умм Аз-Занар, в честь пояса Девы Марии и Лияна Хомсского, равно почитались в нём. Он никогда не выполнял никаких военных целей сменяющихся правителей, для этого был выстроен в горах недалеко от Хомса "Замок курдов" или как сейчас его называют крестоносцы - Крак де Шевалье.

Фанатики Нагиба окружили город, и по общему сигналу начали штурм, совершенно не укреплённого поселения. Шпионы давно возмутили население и жители сами открыли ворота священному воинству. Ополченцы были смяты, и всё сражение перетекло к рыночной площади. Теснимые рыцари с оруженосцами-госпитальерами, быстро теряли людей. Мусульмане Хомса присоединялись. По одной из улиц отступили разбитые на голову сквайры и пополнили кучку защитников, ощетинившуюся копьями и мечами, на окружившую их толпу разъярёных бедуинов и курдов. Эта толпа не обладала стратегичесскими соображениями, они просто атаковали всей массой, заваливая своими телами своих гонителей.

]]>Изображение]]>

Поход через долину закончился здесь. Люди начинали болеть и срочно требовалось востановить порядок в захваченых городах и вывести мор, дабы не распространять его далее. Есть ещё армии у Султана, чтобы завершить начатое.


КРАК ДЕ ШЕВАЛЬЕ

]]>Изображение]]>

]]>Изображение]]>

Нет крепости величественнее чем Крак де Шевалье - "Замок рыцарей", крепость госпитальеров. Но он не всегда был таким. В 1031 году крепость занимал курдский гарнизон эмира Алеппо. В те времена крепость называлась Хасн аль Акрад - "Замок курдов". Расположенный в Сирии к востоку от Триполи на вершине утеса высотой 650 метров, он возвышался над долиной Эль-Букейя и занимает стратегическую позицию вдоль единственного пути из Антиохии. Пришло время первого крестового похода и крепость была захвачена Раймундом IV, графом Тулузским, в 1099 году - Хасн аль Акрад не мог противостоять европейцам. Но тогда крепость была им не нужна - крестоносцы спешили отвоевать Иерусалим. Через 11 лет крепость была повторно занята Танкредом, князем Галилеи, а в 1142 году Раймунд II, граф Триполи, передал Крак де Шевалье ордену госпитальеров, чтобы они охраняли рубежи от возможных набегов Занги ибн Ак-Сонкура, начальника тюркского гарнизона в Мосуле и Алеппо. Так началась строиться слава Замка на горе.

Госпитальеры восстановили крепость и построили множество дополнительных помещений, превратив ее в самый большой оплот крестоносцев в Святой земле. Вокруг крепости была выстроена стена толщиной от 3 до 30 метров с дозорными башнями, одну из которых занимал Великий Магистр госпитальеров. За кольцом внешней стены был двор, минуя который можно было попасть во внутренние помещения — зал, часовню и хранилище длиной 120 метров. Другие складские помещения были спрятаны внутри скалы, на которой стояла крепость, благодаря чему Крак де Шевалье мог выдержать длительные осады. Не так давно череда землетрясений повредила некоторые постройки, и крепость снова пришлось восстанавливать.
Крак де Шевалье был поистине неприступен. Его не раз осаждали, но всегда безуспешно. А 33 года назад у стен крепости стояла армия самого Салах ад Дина. Во время той осады нашим отцам удалось пленить кастеляна. Воины Салах ад Дина подвели его к стенам крепости и потребовали, чтобы он приказал гарнизону открыть ворота. Кастелян сначала отдал по-арабски приказ сдать крепость, но потом уже по-французски приказал сражаться до конца. Смелый был человек.

Аль Захир вёл своё войско через Триполи, недавно отнятый у последнего короля Иерусалима. Тащить осадные машины и держать в осаде замок времени не было. План Аль ад Диля, пусть длятся его дни вечно, не предполагал этого, но был приготовлен обманный путь внутрь укреплений Крака де Шевалье. Султан вручил Аль Захиру фальшивое письмо, в котором граф Нефвиль, якобы приказывал принять несколько курдских отрядов, на которые возложена особая роль и разместить их в крепости. По донесениям молодой начальник гарнизона, находился слишком далеко отсюда, чтобы помешать этому плану. (по истории - Крак де Шевалье удалось взять именно обманным путем, когда Бейбарс, султан Сирии и Египта, направил в крепость фальшивое письмо, в котором граф Триполи якобы приказывал крепости сдаться. В результате 8 апреля 1271 г. Крак де Шевалье пал.

На подходах к крепости, верные отряды были посланы вперёд. Сам Аль Захир намеревался подойти с армией под прикрытием темноты. К вечеру вернулись разведчики и доложили ему о успехе первой части мудрого плана. Совершив вечерний намаз, Аль Захир отдал приказ о дальнейшем наступлении. В середине ночи его воины были уже готовы броситься на приступ крепости. И вот в надвратных башнях задрожал свет, факелы на стене задвигались, несколько из них погасло и вновь вернулось на свои места. Дело было сделано. В окне башни уже моргал условленный сигнал. Первый рубеж наш. Осталось занять его и взять остальное. Пространство между холмами и крепостью заполнялось воинами ислама - проффесиональной армией египта. Волна эта перекатилась и начала вливаться в воронку ворот. На соседних башнях подняли тревогу. Стрелы стали падать в ряды сипахов, но их было недостаточно, что бы остановить полчище сарацин, жаждавших только одной участи крестоносцам.
Когда Аль Захир въехал в ворота первого кольца стен крепости, он увидел своих людей ожидающими его приказов, а рыцарей Антиохии, отступающими на вторую линию обороны. Они в панике, застигнуты страхом и у каждого в голове стучит - "нас предали", - думал Аль Захир, - у них нет командира способного сплотить их в трудный час, и они погибнут защищая свою жизнь вместо защиты всей крепости. Пришпорив коня и он дал сигнал мамелюкам следовать за ним, всё воинство ринулось следом. Обойдя башни и теряя воинов под дождём стрел, Аль Захир возглавляющий кавалерию влетел сквозь проём вторых ворот, врезавшись отступающим в спины. Сопротивление было на руку, в ожидании сарацинской пехоты сипахов. Крестоносцы лили горящее масло им на головы, посылали стрелы, но пехотинцы уже бежали по лестницам вверх. Второе кольцо далось тяжелее, но и арбалетчики госпитальеров полегли на стенах, и многие рыцари. Армия арабов гнала врага, убивая на ходу и давая оторваться. Бой уже шёл у третьих ворот. Гарнизон таял, и вот уже немногие из них отчаянно защищаясь падают один за другим у стен замка. Сабля в руках Аль Захира подобно молнии поражает врагов, руки его и весь он покрыты кровью. Он жесток, и причина в том, что никогда он не сможет сказать, что он превзошёл Великого Салах ад Дина в битве за Крак де Шевалье и взял крепость сам.

]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>

Победа есть победа. Центр Сирии в руках арабов, все торговые пути и сухопутные маршруты. Воины сражались храбро и покрыли себя славой в бою. Только Аль Захиру теперь нужно больше, чем кому-либо из них.

ГОСПОДСТВО В МОРЕ

Когда пала главная крепость крестоносцев, боевые галеры Султана подняли паруса и покинув свои зоны патрулирования направились в воды антиохов. Первым был атакован княжеский флот у Кипра. Корабли его были окружены и блокированы. Египетские паруса как акульи плавники закружили вокруг острова, намереваясь потопить любое судно прорвавшееся из портов Никосии и Лимасола. Корабли покинувшие в спешке причалы Крака де Шевалье, были рассеяны. Гелеспонт был захвачен и Константинополь был блокирован. На смену византийскому морскому господству приходило господство нового египетского государства, демонстрировавшего свою мощь.

ПОДСТУПЫ К АНТИОХИИ

]]>Изображение]]>

Командиру Мубареку был доверен расчёт балист и двести воинов газиев. Целью его отряда стал форт на пути к порту Антиохии. Задача не сложная, учитываая то как в княжестве комплектуют гарнизоны застав. Но за его спиной двигалась армия Ал Афдала, командующего мамелюками из древнего рода, с библейским именем далёкого предка - Ирод, и таким же жестоким характером. Так что провиниться перед ним или даже не угодить, стоило жизни многим. Чего разумеется Мубарек не хотел, и сам помогал толкать машины, лишь бы ускорить их передвижение.


АНТИОХИЯ

]]>Изображение]]>

Жакоб Зловредный получил своё прозвище являя собой образец бездушного командира и наместника, подавляя всякое противоречие и сомнение в подданых суровыми наказаниями, и требованием жёсткого исполнения своих приказав. Однако это прибавляло ему влиятельности и не мешало быть человеком образованым и общительным с друзьями. Став регентом, он стал только более требовательным к окружающим, более жестоким к врагам. Прочно заняв своё положение, он сделал своей резиденцией княжеский дворец - правителю некогда было прохлаждаться в его просторных залах, дела государства требовали его присутствия в разных концах расширяющегося государства. Князь позволял Жакобу замещать себя в делах городской управы, с радостью отдаваясь сражениям будоражащим кровь. В древности было 16 одноимённых городов, но поистине жемчужиной Востока считается та, что была первоначально столицей государства Селевка I Никатора, на левом берегу реки Оронт, основанная в Сирии за 300 лет до Рождества Христова, во времена войн диадохов, после битвы при Ипсе. Находясь на перекрёстке караванных путей, Антиохия контролировала торговлю между Востоком и Западом. Будучи резиденцией наместника римской провинции Сирия, Антиохия была третьим по величине городом Римской империи после Рима и Александрии. Во дворце Селевка жили Гней Помпей и Коммод, устроивший здесь Олимпийские игры. Быть наместником этого города было не только очень прибыльно, но и пристижно. Вес Жакоба среди рыцарства возрос неимоверно, контролировать город мог человек наделённый добродетелями и высочайшим доверием Правителя.
Однако отделять свою выгоду от дел государства он умел. Когда мор стал забирать жизни его подданных, он просто закрыл ворота города, отрезая пути бегства для них и распространение чумы для всего остального княжества. Не задумываясь он ограничил торговлю с внешним миром. Город делился на 4 квартала, каждый из которых был окружён отдельной стеной, а вместе они были обнесены ещё более высокой и укреплённой стеной. Когда то, в годы расцвета в городе жило более 500 тысяч человек. Жакоб закрыл ворота соединяющие районы. Оставалось ждать, что недуг вскоре оставит столицу благодаря усилиям монахов и лекарей.
Не выходя из дворца и общаясь только с узким кругом оруженосцев, он ограничил и своё перемещение по нему. Дни тянулись уныло и медленно. Изредко прибывали гонцы с вестями из Малой Азии, оставляя почту перед закрытыми воротами, и сопровождали послания коментариями, доступными каждому смертному за пределами города, выкрикивали и срывая горло, стоя под стенами.
Шёл второй год "заточения", болезнь не отступала. Гибли его верные люди. Старина Ришелье уже собиравшийся на покой, не дождался пенсии от тайного комитета, и почести за проведённые операции в стане врагов получил от пастыря, читавшего псалмы над его могилой. Его внезапная смерть оставила Жакоба без компаньона за игрой и беседой, теперь он созерцал фигуры на шахматной доске, и пил вино в полном одиночестве. Победы Князя и его баронов гремели на всю страну и рыцари преумножали то, что добыли их предки - княжество росло на руинах очередной империи, само превращаясь в Империю. Книги Жакоб почитал наравне с хорошей Дамасской сталью, одинаково владея латынью и арабским письмом. Происходящее же запустение города и томительное ожидание, не только прекращения мора, но и последствий гибели Иерусалимского королевства, навевали ему мысли о будущем и тех событиях, когда княжество возникло из похода на Святой Город.

Началось всё это после сокрушительного поражения византийской армии при Манцикерте в году 1071, император Роман IV Диоген вынужден был в обмен на свободу отдать туркам Антиохию. Стоявшая в 20 км от побережья Средиземного моря, она была одним из наиболее значительных городов Восточного Средиземноморья. Город несколько раз переходил из рук в руки - сначала он был подчинён Византийской империей, потом арабами, в X веке вновь перешёл к Византии, а в 1085 году Антиохия была окончательно завоёвана сельджуками, которые частично перестроили городские укрепления времён Юстиниана I - широкие стены города охраняли теперь 450 башен - и значительно подняли оборонительные способности города, и без того отлично защищённого горами на юго-западе и болотами на северо-западе. С 1088 года Антиохия находилась под властью эмира Яги-Сиана. Осознавая исходившую от крестоносцев опасность, он обратился за поддержкой к соседним мусульманским государствам, но помощь получил далеко не сразу. Готовясь к приходу христиан, Яги-Сиан заключил в тюрьму православного патриарха Антиохии Иоанна Оксита и изгнал православных греков и армян - по словам Ибн аль-Асира "он стал опасаться христиан, которые жили в Антиохии".

Первый Крестовый Поход

И крестоносцы не замедлили появиться. В октябре 1097 года крестоносцы вступили в долину реки Оронт. Между тремя предводителями христиан — Готфридом Бульонским, Боэмундом Тарентским и Раймундом Тулузским — не было согласия относительно того, какие действия предпринимать дальше: Раймунд предлагал сразу штурмовать Антиохию, а Готфрид и Боэмунд настаивали на осаде. В конце концов 21 октября 1097 года крестоносцы выкопали ров у городских стен, сложили снаряжение и начали осаду города. Отряды Боэмунда заняли позицию на северо-восточной стороне города у ворот Св. Павла. Далее до Собачьих ворот разбили лагерь воины Роберта Нормандского (старшего сына Вильгельма Завоевателя), Роберта Фландрского, Стефана Блуаского и Гуго Вермандуа. Армия Раймунда Тулузского расположилась к западу от Собачьих ворот, а Готфрида Бульонского — у ворот Дюка неподалеку от моста через Оронт. Цитадель на склоне горы Сильпиус на юге и ворота Св. Георгия на северо-западе не были блокированы крестоносцами — они контролировали только четверть от общего периметра крепостной стены, - благодаря чему на протяжении всей осады в Антиохию свободно поступал провиант. На первых порах осада протекала удачно. К середине ноября к стенам Антиохии прибыл с подкреплением племянник Боэмунда, Танкред Тарентский. Кроме того на протяжении всей осени крестоносцы не испытывали недостатка в продовольствии - плодородные окрестности Антиохии открывали широкие возможности для обеспечения армии провиантом, а 14 генуэзских кораблей, 17 ноября высадившихся в гавани Св. Симеона, доставили крестоносцам дополнительные запасы еды. С приближением зимы положение начало ухудшаться. Воины терпели многие лишения, голод забрал жизнь каждого седьмого крестоносца, и многие сражения с врагами провели они. Результатом всех этих бед стало бегство самых отчаявшихся из христианского войска. Раймунд Ажильский описал в своей хронике, что многие воины, охваченные чахлым малодушием, дезертировали в январе 1098 года, в том числе Пётр Пустынник и виконт Гийом Плотник, которых, однако вскоре нагнал и вернул в лагерь Танкред Тарентский. Тогда то и начал проявлять себя Боэмунд, первый Правитель Антиохского Княжества. В начале было бегство Татикия.

Бегство Татикия

Византийский легат Татикий, представитель императора Алексея Комнина и его немногочисленный отряд находились при крестоносцах ради того, чтобы оберегать имперские интересы - согласно клятве, данной императору Алексею, крестоносцы должны были отдавать под власть Византии захваченные у мусульман города. Эта клятва шла вразрез с планами Боэмунда Тарентского, который планировал оставить Антиохию себе. Устранить Татикия физически он не отважился, так как Византия была союзником армии крестоносцев, поэтому был вынужден удалить византийца хитростью. Причина побега Татикия была неизвестна другим лидерам армии христиан, и потому Боэмунд объявил его трусом и предателем, что сказалось на отношении крестоносцев к Византии.

Анна Комнина, дочь императора в своих записях описывает беседу с Татикием после его прибытия в Византию, в ходе которой узнала обстоятельства побега.
Как оказалось, Боэмунд известил Татикия о том, что лидеры крестоносцев подозревают его в сговоре с сельджуками и потому якобы задумали убить его:
И вот Боэмунд пришёл к нему и сказал: "Заботясь о твоей безопасности, я хочу открыть тебе тайну. До графов дошёл слух, который смутил их души. Говорят, что войско из Хорасана султан послал против нас по просьбе императора. Графы поверили и покушаются на твою жизнь. Я исполнил свой долг и известил тебя об опасности. Теперь твоё дело позаботиться о спасении своего войска". Татикий, видя, что начался сильный голод (бычья голова продавалась за три золотых статира), отчаялся взять Антиохию, снялся с лагеря, погрузил войско на ромейские корабли, стоявшие в порту Суди, и в феврале переправился на Кипр. Так Византия осталась в стороне крестовых походов, и лишилась влияния на земли сии.


Посольство Фатимидов

Из Египта же, в апреле в лагерь крестоносцев прибыли послы фатимидского халифа Каира. Они надеялись заключить с христианами союз против сельджуков, своего общего с крестоносцами врага. На встречу с послами направили сведущего в арабском Петра Пустынника. Оказалось, что халиф предлагает крестоносцам заключить соглашение, согласно которому за крестоносцами остаётся Сирия, но в обмен они обязуются не нападать на фатимидскую Палестину. Такие условия были, несомненно, неприемлемы для христиан — ведь главной целью похода был Иерусалим. Несмотря на то, что переговоры зашли в тупик, крестоносцы оказали послам достойный приём и одарили щедрыми подарками из числа богатств, захваченных в марте у сельджуков. И таким образом было выявлено желание египетского Правителя, относительно Сирии.

Падение Антиохии

В мае 1098 года явился вестник с сообщением, что уже приближается из Хорасана огромное множество агарян. На этот раз силы мусульман по численности превосходили все предыдущие отряды, отправленные на помощь осаждённому городу: к Кербоге присоединились армии эмира Алеппо, Ридвана и эмира Дамаска, Дукака, а также дополнительные отряды из Персии и отряды Артукидов из Месопотамии. К счастью для крестоносцев, Кербога перед наступлением на Антиохию отправился к Эдессе, где задержался на три недели в бесплодных попытках отбить её у Балдуина Булонского. Для крестоносцев было очевидно, что Антиохия должна пасть до прибытия Кербоги. И здесь произошёл второй случай, приблизивший Боэмунда к власти.

Боэмунд Тарентский уже вступил в тайный сговор с неким армянином-оружейником Фирузом, Ибн ал-Асир называет этого человека Рузбих, а Ибн ал-Каланиси - Найруз, а Камал ад-Дин ибн ал-Адим - аз-Заррад. Эти хронисты сходятся в одном том, что поведал Жакобу его предок. Этот армянин состоял в гарнизоне башни Двух сестер и держал обиду на Яги-Сиана за какие-то притеснения с его стороны и за то, что он отнял у него имущество и деньги. Посулив армянину щедрое вознаграждение, Боэмунд получил в ответ обещание обеспечить крестоносцам доступ в город. Боэмунд, все ещё державший в тайне обещание армянина и питавший сладкие надежды обеспечить себе власть над Антиохией, сказал графам: "Смотрите, сколько уже времени мы здесь бедствуем и не только ничего не достигли, но и вот-вот падём жертвой голода, если чего-нибудь не придумаем для своего спасения". На вопрос, что именно он имеет в виду, Боэмунд ответил: "Не все победы бог даёт одержать нам, полководцам, оружием, и не всегда они добываются в сражении. То, что не даёт бой, нередко дарит слово, и лучшие трофеи воздвигает приветливое и дружеское обхождение. Поэтому не будем понапрасну терять время, а лучше до прихода Кербоги разумными и мужественными действиями обеспечим себе спасение. Пусть каждый на своём участке постарается уговорить стража-варвара. А тот, кому первому удастся это, если хотите, станет командовать в городе до тех пор, пока не придёт человек от самодержца и не примет от нас Антиохию". Так сказал хитрый Боэмунд, который жаждал власти не ради латинян и общего блага, а ради собственного честолюбия. Этот план нарушал клятву, которую крестоносцы дали императору Алексею в Константинополе в 1097 году, но пришёлся не по душе только Раймунду Тулузскому. Другие же лидеры похода с готовностью приняли условия Боэмунда.

Когда ночью 2 июня Фируз, как было условлено, впустил отряд Боэмунда в башню по лестнице, которая уже была поставлена и прочно-напрочно прикреплена к городской стене, а ранним утром князь приказал подать трубой сигнал к бою. От пронзительного звука пробудился и пришёл в ужас весь город, дети и женщины принялись плакать, а затем в Антиохию ворвались крестоносцы. Охваченные жаждой мести за восемь месяцев изнурительной осады, они устроили в городе кровавую резню: было перебито, захвачено и уведено в плен несчётное множество мужчин, женщин и детей, все площади города были забиты телами мертвецов, так что никто не мог находиться там из-за сильного зловония.

А Яги-Сиан погиб бесславно. Шум на рассвете разбудил его. Он «спросил, что случилось, и ему сказали, что звук трубы слышен из крепости и она, без сомнения, захвачена. В сопровождении 30 воинов Яги-Сиан бежал из города, но, удалившись от Антиохии на несколько километров, стал горевать и сожалеть, что оставил свою семью и детей и всех мусульман. Затем сопровождающие бросили его и поскакали дальше, и в тот же день правитель Антиохии был убит и обезглавлен местными жителями-армянами, которые потом отвезли его голову Боэмунду Тарентскому.

К вечеру 3 июня крестоносцы контролировали большую часть Антиохии за исключением находившейся в южной части города цитадели, которую удерживал Шамс ад-Дин, сын Яги-Сиана. Теперь, когда город практически был завоёван и вскоре должен был отойти Боэмунду, возникла необходимость поддержать иллюзию союза с Византией, и потому властью папского легата Адемара Монтейльского, епископа Ле-Пюи, в правах был восстановлен смещённый Яги-Сианом патриарх Иоанн Оксит.

Через два дня к стенам Антиохии подоспела армия Кербоги, который предпринял попытку взять город штурмом, но потерпел неудачу и осадил его. Положение христиан было незавидным. Они оказались заперты в Антиохии безо всякой возможности получить военную помощь и провиант и были вынуждены обороняться как от засевших в цитадели сельджуков, так и от окруживших город воинов Кербоги - бились как за городом, так и в самом городе, днем и ночью. Ситуация усугублялась тем, что значительная часть крестоносцев вскоре после штурма покинула город и присоединилась к армии Стефана Блуаского в Тарсусе. Стефан, узнав о нападении Кербоги, сделал вывод - и прибывшие из Антиохии беглецы подтвердили его опасения, - что мусульманская армия слишком сильна и удержать город нет никакой возможности. На пути в Константинополь Стефан встретился с армией императора Алексея, который, пребывая в неведении относительно падения Антиохии и повторной осады, выдвинулся на помощь крестоносцам. Алексей поверил заверениям Стефана в том, что армия Боэмунда Тарентского скорее всего разбита и истреблена, и, получив вдобавок известия о засевших у Анатолии мусульманских войсках, решил не двигаться дальше, дабы, спеша на помощь Антиохии, не потерять и самого Константинополя и вернулся обратно. Глупый старик и не подозревал на какие хитрости способны были крестоносцы, а точнее их предводители.


Обнаружение Святого копья и Битва за Антиохию

10 июня Пьер Бартелеми, прибившийся к крестовому походу монах из Марселя, во всеуслышание рассказал о своём видении - якобы перед ним предстал апостол Андрей и поведал о том, что в Антиохии спрятано копье, которым было прободено бедро Иисуса. Другой монах по имени Стефан Валенский утверждал, что ему являлись Дева Мария и сам Спаситель. Скорее всего, эти невероятные рассказы были следствием нервного и физического истощения христиан после долгих месяцев бесконечных сражений и голода. А 14 июня в небе над вражеским войском крестоносцами был замечен метеор - его появление было истолковано как добрый знак. Епископ Адемар скептически отнёсся к рассказам Бартелеми о сокрытом в городе копье, так как ранее лицезрел эту реликвию в Константинополе. Тем не менее предводители крестоносцев поверили в историю монаха, начали поиски в храме Св. Петра и вскоре обнаружили копье господне, которое, будучи брошено рукой Лонгина, пронзило бок нашего Спасителя. Более чем вероятно, что обнаружение реликвии было сфабриковано, но Раймунд Тулузский расценил находку как божественное свидетельство грядущей победы. Пьер Бартелеми не преминул рассказать об очередной своей встрече с апостолом Андреем, который на сей раз предписал крестоносцам пять дней поститься перед победным рывком - совет был совершенно излишним, так как к тому времени провиант закончился и христианское войско опять страдало от голода.

Готовые к бою крестоносцы вышли из города - фаланги, выстроившись поотрядно, стояли друг против друга и готовились начать сражение, граф Фландрский сошёл с коня и, трижды простёршись на земле, воззвал к богу о помощи. Затем хронист Раймунд Ажильский пронёс перед воинами Святое копье. Кербога, решив, что без труда расправится с немногочисленным войском противника, не внял советам своих генералов и решил атаковать всю армию целиком, а не каждую дивизию по очереди. Он пошёл на хитрость и отдал приказ изобразить отступление, чтобы увлечь крестоносцев в более сложную для сражения местность.Рассредотачиваясь по окрестным холмам, мусульмане по приказу Кербоги поджигали за собой траву и осыпали градом стрел преследующих их христиан, и многие воины были убиты (в том числе знаменосец Адемара Монтейльского). Однако воодушевлённых крестоносцев было не остановить - они устремились на иноплеменников, как огонь, что сверкает на небе и сжигает горы. Рвение их разгорелось до такой степени, что многим воинам явилось видение святых Георгия, Димитрия и Мориса, скачущих в рядах христианской армии. Само сражение было коротким — когда крестоносцы наконец нагнали Кербогу, сельджуки запаниковали, передовые конные отряды обратились в бегство, и было предано мечу множество ополченцев, добровольцев, вступивших в ряды борцов за веру, горевших желанием защитить мусульман.


После победы

Вернувшись в город, крестоносцы начали переговоры с защитниками цитадели, этого последнего оплота мусульман в Антиохии после поражения Кербоги. Оборону её возглавлял уже не сын Яги-Сиана, а ставленник Кербоги Ахмед ибн Мерван. Понимая безвыходность своего положения, ибн Мерван сдал цитадель Боэмунду, и тот заявил о своих правах на Антиохию. Епископу Ле-Пюи и Раймунду Тулузскому пришлись не по нраву претензии князя, и они направили в Константинополь Гуго Вермандуа и Балдуина, графа де Эно. Когда стало известно, что Алексей не захотел отправлять посольство в Антиохию, Боэмунд стал убеждать своих товарищей, что император потерял интерес к походу - как писали крестоносцы папе Урбану II, он по-наобещал нам много всякого, но сделал-то очень мало, - а значит они вправе отступиться от данного ему слова.

Хотя Боэмунд занял дворец Яги-Сиана совместно с Раймундом, именно он практически единолично управлял городом, и именно его знамя взвилось над побеждённой цитаделью. В армии крестоносцев, хотя формально их объединяло общее дело, существовало явное разделение на франков северной Франции, провансальцев южной Франции и норманнов южной Италии, и каждый из предводителей крестоносцев стремился возвыситься над остальными, подняв тем самым статус своего народа. Вероятно, это и стало причиной спора, но разумеется, личные амбиции также играли не последнюю роль.

В июле в Антиохии вспыхнула эпидемия тифа, которая унесла епископа Адемара. 11 сентября крестоносцы отправили послание папе Урбану II, вдохновителю крестового похода, с просьбой стать во главе Антиохии, но тот отказался. Несмотря на нехватку лошадей и еды, осенью 1098 года крестоносцы установили контроль над окрестностями Антиохии. Затем воины из числа простых пехотинцев и мелких рыцарей начали проявлять недовольство тем, что поход затягивается, и стали угрожать отправиться дальше — не дожидаясь, пока их военачальники поделят город. И только когда Раймунд наконец уступил требованиям Боэмунда, в начале 1099 года, после того как Боэмунда провозгласили князем Антиохии, армия выдвинулась к Иерусалиму.



Мда-а. Жакоб захлопнул фолиант "Захвата Антиохии крестоносцами", написанный участником этого похода Раймундом Ажильским. Осада Антиохии, которой на протяжении восьми месяцев сопутствовали то удача, то полные провалы, стала известна всему христианскому миру и быстро обросла легендами.

Кстати тогда же многие стали обвинять Пьера Бартелеми во лжи - уж слишком вовремя было обнаружено Святое копье, и это обстоятельство не могло не вызвать подозрений. Перед тем, как сообщить крестоносцам о своём видении, Бартелеми зарыл копье в одном месте и заровнял все следы. Монах предложил устроить ему испытание огнем, чтобы ордалия доказала его правоту. Пройдя по дорожке, по обеим сторонам которой полыхал костёр, Бартелеми получил страшные ожоги и, промучившись 12 дней, умер. Во истину Господь Велик и являя знамения свои, указывает добрым христианам, путь благостный, а грешникам низвержение шлёт. Многих его гибель убедила в том, что копье было фальшивкой, но другие крестоносцы по-прежнему считают реликвию подлинной. Эту правду среди прочих тайн, потомок Боэмунда, Жакоб должен был хранить от мирян тоже.

Размышляя обо всём этом, он думал и о своей участи. Два дня назад он наблюдал с высоты замковой башни за морским сражением в бухте - египетские галеры уничтожали корабли на рейде гавани Святого Симеона. Бой закончился ожидаемым поражением, а ожидания регента Антиохии - тревогой. Завершись бой победой Антиохии, что было невозможно из за большёго перевеса в количестве судов, Жакоб не чуствовал бы себя намного лучше. В городе мор косил людей, как и 130 лет назад, во время возникновения Княжества, предвещая возможный конец его. На улицах жгли костры, разгоняя дым и обкуривая улицы, а госпитальеры полностью переключились на несение охраны. Армии Князя были далеко, и Жакоб ждал известий из Крака де Шевалье, надеясь что пограничные части сдержат натиск врага, буде таковой решится напасть следуя сухопутным путём. Волнение же по поводу атаки с моря съедало его разум. У него не было армии и флота, да и тот гарнизон, что был в его распоряжении не долго выдержит осаду. Но опасениям таким не суждено было сбыться.

Сначала застава закрывавшая порт была разрушена баллистами и небольшим отряд сарацин вырезал её гарнизон, затем на южной дороге к Краку де Шевалье показалась арабское войско. Не такое уж большое, чтобы бросится в ужасе со стены, но исламитов было достаточно, чтобы начинать молиться и призывать на помощь ангелов небесных, и все чудеса которые сможет явить Господь дабы спасти наши жизни. Отдав распоряжения и приказав наперво забаррикадировать ворота, он так и поступил отправившись в часовню. Но вбежавший вскоре в неё вестник, не дал ему закончить молитву.
- Господин, измена! - сообщил тот.
- Кто? - взревел регент, надеясь что успеет задушить предателей своими руками, прежде чем сам отправится на встречу со Святым Петром.
- Франки, Ваша светлость. Стража южных ворот открыла засовы и заклинила брёвнами створы. Мы заметили это, слишком поздно, и вступили с ними в схватку.
Выбежав из церкви и сев на подведённого коня он поскакал к южным воротам, где шёл бой. Жакоб ринулся в арку расталкивая своих воинов. Зрелище столь простое и ясное, пронзило сердце Регента. За спинами франкских мечников уже были видны бегущие им на подмогу сарацины, и приближающаяся бронированная кавалерия полководца.

Выкрикнув в полный голос, наполненный злой яростью призыв к атаке, Жакоб Зловредный вступил в свою последнюю отчаянную битву.

]]>Изображение]]>


СВЯТОЙ КРЕСТ

]]>Изображение]]>

Среди жывых не было уже Салах ад Дина. Прославляемый и по сей день, он вызывает уважение, достигающее величия Пророка Муххамада. И тем необычнее люди смотрят на двадцати семи летнего наследника его имени и родственника Великого Правителя, отдавшего свою жизнь во благо народа своего. Салах ад Дин Загазига, не жил в тени этого имени, он купался в его лучах. Он с детства получал всё о чём мечтает мальчишка. Говорят и сам легендарный дядя благословил его в колыбели, возможно даже он передал ему часть своей души. И многие верили этому. При этом сам юный герой, не был лентяем. Он вырос умелым воином, и толковым стратегом, ему одинаково дались математика и философия. Он проявил свои таланты участвуя в походах против мятежных племён бедуинов и войне за Иерусалим.

Сейчас он вёл конницу мамелюков и бедуинов, на земли Алеппо. Эмиры правящие ей стали историей. Рука потомков Боэмунда дотянулась и до этого города, как дотянулась она до Эдессы, владений Балдуина, до Никосии, и до самого Константинополя. Антиохия захвачена. Теперь очередь соседних провинций Княжества. По донесениям Гандура, старшего из братьев Дуридар и одного из лучших лазутчиков Султана, в цитадели Алеппо находился гарнизон госпитальеров, рыцарской кавалерии и пехоты, и главное здесь готовились осадные машины. Отряд катапульт мог запросто достигнуть стен Антиохии, в сопровождении приличного войска из Эдессы, к примеру. А ещё в извещении было описано то ожидание, которое испытывали крестоносцы готовясь встретить Святой Крест, вскоре долженствующий прибыть в город. И Салах ад Дин Загазига спешил обнаружить конвоиров реликвии. Он намеревался застигнуть их вблизи города, и дать им возможность послать за подкреплением, рассчитывая таким образом уничтожить врагов и завладеть Алеппо.

Эшелон был выслежен. И всадники пустыни спугнули, как было задумано, в виду города охрану Креста. Салах ад Дин Загазига, атакует их позже, после разгрома вышедшей им навстречу подмоги. У него были только всадники - быстрые и меткие стрелки. У врага более двух сотен умелых копейщиков ордена Ионитов, крепкая рыцарская кавалерия, отряды спешеных рыцарей и оруженосцев, две сотни киликийских армян-лучников. Маневрируя и уходя от столкновения, Салах ад Дин использовал жалящие атаки мамелюков, наносивших большой урон незащищённой пехоте и короткие выпады бедуинов, чьи метательные копья пробивали даже латную броню. Потеряв шестую часть своих воинов он рассеял и убил многих из стражи Алеппо. И враг в панике отступил.

]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>

Сотне крестоносцев удалось спастись и они укрылись за крепкими стенами цитадели. План Салах ад Дина сработал только от части. Но он не достиг цели.


АЛЕППО

Салах ад Дин, подобно своему Великому тёзке, был опимистом и не бросил начатого. Он понимал, что его всадники не годятся для ведения осады, у него мало людей для подготовки осадной техники, и такая осада обречена на провал. Громадная стена в 10 м высоты и 6,5 м толщины, с семью воротами, отделяет город от предместий. Цитадель, основание которой возвышается над городом на 50 метров, весь город лежал в пределах цитадели. Понимал он так же и то, что в крепости засела горстка людей, раненых и униженных поражением. И если не все, то уж кто-то пал духом. Окружив Алеппо кольцом патрулей и не приближаясь ближе, чем на полёт стрелы, Салах ад Дин Загазига послал своего лазутчика Ахмада аль Муазама пробраться внуть крепости, под видом крестьянина. Его остановила стража, и уже собирались бросить Ахмада в зиндан, но мудрый Гандур, контролировавший ворота цитадели, вступился за него, убедив стражников, что это его племянник. И к тому же как и он христианин по вере. И как истинный христианин, он предложил предоставить дом свой, как укрытие для единоверцев в случае опасности захвата города мамелюками. Увидев надежду на спасение в глазах армянина, Гандур пришёл вновь к воротам во время смены стражи и поманил знакомого уже киликийского лучника за собой. В доме своём, уговаривал он долго стражника согласится на свой план спасения невинных душ горожан. Залогом сулил он награду не малую. Упирая на то, что городу не устоять и что к спасённой жизни можно прибавить безбедное существование, Гандур вместе с Ахмадом аль Муазамом склонили наёмника и его товарищей на предательство. Риск быть схваченными и казнёнными был оправдан и сулил им обоим более высокое вознаграждение, чем могли мечтать киликийские наёмники.

Ахмад покинул крепость, и доложил о успехе миссии. Во время назначенное, конница Салах ад Дина Загазига направила галопом своих коней к воротам, где должны были нести стражу киликийцы-предатели. Ворота были открыты, и ворвавшиеся внутрь мамелюки перебили оставшихся защитников.

]]>Изображение]]>



ПОСЛЕДНИЙ ФОРПОСТ

]]>Изображение]]>

За старой границей Княжества открывалась цветущая долина Аданы. Вся территория, которой владели Правители Антиохии до начала войны с Сельджуками и Византией, была в руках арабов. Мощьное наступление на крестоносцев завершилось победой, за которую надо было ещё сражаться, не один год. Но потеря Антиохии не пройдёт бесследно для её готовности вести эту войну.

На последок мамелюки атаковали заставу стоящую на пути в Адану, в непосредственной близости от Антиохии и уничтожили в ней рассчёты катапульт. В жестокой сече полегло много всадников, против которых так искусны в бою госпитальеры. Теперь антиохцам будет сложнее взять свою бывшую столицу назад.

]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>


ПРЕДМЕСТЬЯ АЛЕКСАНДРИИ

Восточнее Александрии проходит один из караванных путей в Мавританию. На нём то и хозяйничала разбойничья шайка бедуинов. Они были выслежены слугами Султана, и вскоре уничтожены. Схваченные в плен воры должны были быть провезены по улицам города в чане, наполненом помоями, и нырять в него столько раз сколько смогут избежать ятагана в руках палача, рассекающего воздух над его поверхностью. Но по милости Великого Султана, мудрого Аль ад Диля, пусть его правление будет вечным, в честь побед одержанных воинами ислама в Священной войне против неверных и захвата Антиохии - преступники удостоились пощады. Разбойникам отрубили руки и опустили на все четыре стороны.



ЗЫ: Простите мне данное многословие и исторические выдержки - экскурсия по этим местам может и не состоятся больше, а события удивительным образом пересекаются.

кау

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:25

  • 0

#10 Alex_teri

Alex_teri

    Значний Радец

  • Каноник
  • 8 515 сообщений
  • Откуда:Рязань
  • Прозвище:Демиург
  • Награды:
  • Должность:Настоятель
Регистрация: 17.мар.07
Слава: 627

Отправлено 21 Апрель 2009 - 15:29

:to: Alex_teri

Разгром тлакскаланцев под Веракрус. :to: Американка №2 - в архиве.


Народ Тлакскалана напрасно ищет войны с белыми братьями, пришедшими из-за моря.
Нас мало, но мы владеем как искусством войны, так и оружием богов. Страшитесь нашего гнева.

Зачем вы подогнали своих воинов к нашему маленькому поселению и стали угрожать нам?
Частям армии доблестного Кортеса пришлось отвлечься от покорения ваших же врагов и отбыть к Веракрус. После чего с объединённым гарнизоном выйти в поле и показать свои возможности.

На первый взгляд дело это было простое, за плечами была кампания по обживании Кубанакана и постройка Гаваны. Но золота на острове почти не оказалось, а как известно без него не будет возможности закрепиться на материке, да и вообще будет слишком дорого завоёвывать Новый Свет. Вице-Королю требовались солдаты, индейцы и без того нанимались тысячами, но были слишком слабой надеждой и к тому же надо было обезопасить поселенцев силой испанского оружия. А уж все мужчины среди поселенцев испанцев и португальцев и так были солдатами или неплохо владели шпагой. Кроме того Диегу набирал в армию Новой Испании не только дворян уже состоявших на службе и теперь входящих в регулярные части, но и всех прочих, кто мог быть полезным в покорении огромной и дикой страны. Обедневший род дона Клименто Диамаса де'Луэндо был не последним в Гранаде, а его дед и отец служили при дворе, но былые заслуги предков не могли содержать его и прибавить к знатности золотых дукатов. Он был ещё холост, поскольку не мог надеятся на удачную партию и не владел состоянием. Земли его запустели и приносили совсем мало денег. Теперь же перед ним открывалось безбедное будущее, оставалось сражаться за него и обеспечить себе вес в обществе. Настало время защитить его в бою с туземцами, решившими испугать испанцев. Аборигены подошли к Веракрус и на вершине перевала тоже виднелись дымы множества костров. Нужно было действовать. Клименто был приписан к отряду пеших кирасиров, пока не доставало на всех лошадей привозимых из Испании.

Сейчас он стоял на правом фланге, и его отряд должен был не дать индейцам обойти их, а поскольку для этого позади стояла кавалерия, то капитан и решил просто укрепить фланг. Пехотинцы-мечники сегодня вряд ли пойдут в атаку, поэтому вперемешку с ополченцами из местного населения закрывали стрелков Его Величества: мушкетёров, арбалетчиков и охотников Киваши. Когда разярённые своими шаманскими танцами дикари, с воплями бросились на них всем стало немного страшно, ополченцы что-то нашёптывали вдохновляя себя, а некоторые из новообращённых горячо молились. Тлакскаланцы были довольно свирепыми воинами и с ними так и не удалось наладить торговых отношений. Но нам тоже было чем пугать туземцев - сзади грохнул залп мушкетов. Стрелы и пули сделали своё дело - выступившие вперёд аборигены с луками были частью убиты и отступили. Однако не всё было просто. Индейцы в диких нарядах из шкур ягуаров и леопардов, в перьях и боевой раскраске врезались в строй, размахивая сверкающими на солнце каменными топорами и дубинами. Половина туземных ополченцев бросилась на утёк. Капитан Мартен выругался и пришпорив коня, дал сигнал к маневру кавалерии конкистадоров. Всадники пронеслись мимо флангов и мимо нападавших. Клименто усердно работал шпагой, в его отряде уже были потери и сам он был весь в крови, своей и чужой. Враг был упорен и быстр. Дон Мартино развернул своих коней и ударил в спину атакующим индейцам на левом фланге. Те в страхе бежали.

]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>

Клименто, видя это радостно воскликнул, ободряя товарищей, отбил щитом удар тяжёлого секача и подняв руку хотел призвать их держать защиту, но блестящее чёрное лезвие с размаху пробило ему кирасу вместе с ключицей и остановилось под самым горлом. Мгновение последний из де'Луэндо, не мог издать ни звука и широко раскрывшимися глазами смотрел поверх голов на приближающихся слишком медленно всадников. Потом, вырвавшееся из груди вместе с брызгами крови жало, освободило его, и Клементо упал отброшенный назад. Небольшую вечность он продолжал видеть небо и позолоченные солнцем облака, пока кровь вытекала из его раны, и пока меркнущее сознание и сражающиеся не закрыли от него эту бесконечную высоту.
Изображение

Стратегия испанцев упрощалась с неимением у нападавших длинных копий и лошадей. Сметающие врага тяжёлые удары кавалерии конкистадоров наносили огромный урон и заставили аборигенов разбежаться. Испанцы радостно и с облегчением закричали. Они не выдержали бы большего напора.


]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]> ]]>Изображение]]>

Сообщение отредактировал Alex_teri: 09 Июнь 2009 - 10:26

  • 0

- А это не те дроиды, которых вы ищете?
 
- Знаешь в чём сила, брат? Сила в добре. А добро можно делать только с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем. (с)
      - Всем стоять, трамвай, прижаться вправо! (с)
                                                                                     Камрады, смотрите на мир веселей. Заклинаю!   :Alex_teri:
Стихи сичевиков - рифмы для души.
Пиит слагает, то что видит... :: ВОЛХВ :: МОНДЕГРИНЫ :: tiaro & Alex :: ВЕНДИГО :: 13-Й ЗАВИСИМЫЙ :: DEN Stark  :: ВОЖА :: 22:22 :: Зарисовка :: МАЙ
лучшие ААRы Сардельеров - МОНАСТЫРСКИЕ ХРОНИКИ :: Американская эпическая - читайте и не пожалеете :: Античные войны :: Британика №14
Выдержки из компании по Третьей эпохе:  Записки Чёрного Властелина :: Тёмная сторона Кольца :: Амон-Гастал :: Повелитель  ::  Падение Итилена

Большая просьба - оставляйте комментарии или пишите в ЛС  если ставите оценку, чтобы было понятно от кого и за что.                        "Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем" (с) )))





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Total War: WARHAMMER

Мы ждали, мы верили. И наша вера была вознаграждена! Анонс Total War: WARHAMMER состоялся! Скептики были посрамлены, а вахоманы возликовали! Но разработчики на форумах успели уже рассказать немало подробностей. Во первых стало известно? что это будет не одна игра, а трилогия сдобренная целым сомном аддонов и дополнительного платного и бесплатного контента. Во-вторых фракций будет только четыре (Империя Сигмара, Зеленокожие, Гномы и Графы-Вампиры) но обещают сделать их максимально проработанными, богатыми на юниты и реально отличающимися друг от друга по геймплею. В третьих - главы фракций теперь не просто генералы которых не жалко потерять в бою. Теперь это Легендарные Лорды (Карл Франц, Гримгор, Торгрим и Маннфрэд фон Карштайн), герои со уникальным оружием, верховым животным, шмотками и набором квестов. Еще обещают такие новинки как летающие юниты, магию, танки, пушки и мущкеты... в общем вкуснятинка! В общем ждем больше информации и надеемся, что игра станет прорывом в серии.

Ну а апологетам историчности спешим успокоить - над Вархаммер трудится отдельная команда. Исторические игры Тотал Вар производство фэнтэзийной игры не тормозит.

Подробней о Total War: WARHAMMER

Total War: Attila

Анонс Total War: Attila с одной стороны немало удивил нас, а с другой еще раз доказал, что СА идет проторенной дорожкой. Ведь Аттила по сути это сиквэл аддона "Вторжение варваров" для Рима 1. Правда на этот раз они не стали скромничать и назвали его "новой игрой". Ок, мы не будем спорить. Отдельная игра про нашествие варварских племен на цивилизации античного мира - это прекрасно. Нужно отметиьт что разработчики действительно поработали на славу. По мнению большинства игроков, Аттила действительно оказался достойным продуктом, позволившим окунутся в мрачные эпохи.

Подробней о Total War: Attila Часть 1 и Часть 2

Total War: Rome 2

Анонс Rome II Total War состоялся 2 июля и это вызвало настоящую бурю восторга нашего сообщества! Настолько люди истосковались по рукопашному бою и легионерам, что анонс сиквела восприняли как настоящее чудо и "сбычу мечт". Снова вести в бой скованные железной дисциплиной легионы, непоколебимых греческих гоплитов и македонских сариссофоров, топтать врагов слонами и забрасывать отрубленными головами - это ли не счастье! Но ведь новые игры Total War это еще и морские баталии. И тут уж будет море фана, ведь разработчики обещают активное взаимодействие между сухопутными и военно-морскими силами. Обоюдный обстрел между береговыми укреплениями и боевыми кораблями на рейде даст новую степень свободы "стратегосам" античного мира.

Подробней о Total War: Rome II