Empire TW - Возвращение крестоносцев

По итогам голосования пользователей сайта и форума СиЧъ total war данное произведение было признано одним из лучших. Автор является призером 1-го конкурса AAR (After Action Report) и награжден соответствующей медалью.




Описание игры за госпитальеров, рыцарей Ордена Святого Иоанна.
Игра: Empire Total War. Фракция: Мальтийский Орден.
Кампания: «Длинная», но для державы с отсутствием целей это не настолько важно.
Уровень сложности: «Сложный/Сложный»

ГЛАВА I
ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ


Год 1700 от Рождества Христова. Нынешнюю пору по всей Европе кличут «летом», противопоставляя ее некой «зиме». Но на жаркой Мальте различия между временами года знает разве что местный хронист. На Мальте нет ни полей, ни фабрик, ни плантаций. Население острова - всего-то около 64000 человек. Казалось, Мальте уготовлена судьба какого-нибудь Ангальта или Люнебурга - всю вечность просидеть на задворках истории и в конце концов стать колонией, бессмысленной колонией какой-нибудь высокомерной «великой державы». Но кое-кто имел на счет этого острова иные планы…

Рамон Перелльос был великим магистром Суверенного военного гостеприимного ордена Святого Иоанна, Иерусалима, Родоса и Мальты еще с 1697 года. Впрочем, ни Иерусалимом, ни Родосом Орден не владел. Его полное название все давно позабыли, предпочитая называть Мальтийским орденом - со времен вытеснения рыцарей с Родоса никуда дальше Мальты они не продвинулись. В какой-то мере, Рамон был самым обыкновенным великим магистром времен этого «сидения» на Мальте - достаточно сказать, что его парадный наряд украшали всего лишь две звезды.

Кто же знал, что именно в 1700 году, в этом последнем году уходящего XVII века, Рамону угораздит в головы просмотреть государственные документы и начать реформирование всей державы? Дальнейшая история Ордена первой половины XVIII века - это его история, история великого магистра Рамона.

Палаты великого магистра в столичной Валетте давно уж не слышали шуршания бумаг в своих стенах. Магистр Рамон, задумавшись, просматривал официозные бумаги. Мысль у него была одна: «До чего страну довели!..». Отложив стопку бумаг, магистр обратился к своей личной советнице (благо, Орден был далеко от Святейшего престола, так что такое новый великий магистр себе позволить мог).

- Мадемуазель Дюбарри, вкратце, я желаю знать, что говорят о нашем Ордене в высших кругах стран Европы?
- Будьте милостивы, великий магистр, иноземцы говорят что авторитет Ордена ничтожен, а процветание - плохое. То есть, почти отсутствует.
- Ладно… Не знаю, какие у них мерки авторитета и процветания, но на это мы обращать внимания не будем. Вызывайте наших ком… нет, лучше сказать министров! Да, вот мой приказ: всех моих тайных советников теперь называть министрами. Ну что же вы стоите? Зовите их!

На самом деле новоявленные «министры» уже стояли за дверями. Трясясь от волнения, они, поникнувши, вошли в «приемную» и столпились у дверного проема. Только один «министр» горделиво подошел прямо к великому магистру, сверкая девятью звездами на груди. Великий магистр удостоил его насмешливым взглядом и, выдерживая язвительную интонацию, спросил:

- И вы - глава нашего правительства?
- О, нет-нет, великий магистр! - вырвался вперед один из стоящих у входа министров - Глава правительства я, Джузеппе Энурицци, а это всего-то тайный советник, точнее «министр финансов», Уберто Луццато. - Джузеппе быстро выпятился обвешанной наградами стороной. У него звезд было четыре.
- Ну наконец-то вы подали голос! Иначе я бы уже назначил нового главу правительства, Джузеппе! Для начала вот такой вопрос: как вы объясняете заграничным послам нашу форму государственного устройства - духовно-рыцарский орден?
- Мы решили не углубляться в данный вопрос и впредь будем утверждать, что у нас в Ордене абсолютная монархия.
- Я, выходит, первый король, царь, император?
- Истинно так, великий магистр.
- Экое Царство Небесное… Слушать мой приказ. Этот.. - магистр указал на министра.
- Министр юстиции Марриано Беккария?
- Да, да, так вот, этот министр ни на что не годен. Был бы годен - получил бы больше звезд. Увольте его и назначьте Алессандро Роа. На пост же военного министра назначаем Ремо Кастелли - он храбрый вояка, часто побеждал алжирских пиратов и потому - достойных кандидат на эту роль. А сейчас все могут идти на свои посты, кроме магистров Уберто и Джузеппе.

«Цвет рыцарства» поплелся к выходу, кто со счастливой улыбкой, а кто - с угрюмой миной. Уберто Луцциато тут же предоставил великому магистру отчет о полугодовых доходах Ордена. Магистра Рамона, а теперь уже «короля» Рамона I тот несколько удивил:

- Почему такие мизерные числа?
- Мы просто не дорисовываем много ноликов, для удобства. - чинно ответил Уберто.
- Странная система. Меня также интересуют источники доходов. «Налоги - +1260” - это понятно. Но почему графе «торговля» соответствует нулевое значение?
- К сожалению, на территории Мальты нет торговых путей, великий магистр. И заключать торговые соглашения с другими державами мы не можем - торговать-то нечем.
- Понятно. А что такое «прочее» и почему доход от этого «прочего» составляет «+3000”?

Уберто хитро улыбнулся и прищурился.

- Туризм - дело прибыльное, великий магистр.
- И совсем не соответствующее католическому благочестию, советник. Неужто на одном курорте мы зарабатываем больше, чем на налогах с мальтийцев?
- О нет, также нам помогает пожертвованиями благочестивый народ со всей Европы. Кроме того… У нас есть новый вид доходов. Как это описывают ученые-энциклопедисты: « Мальтийский Орден имеет некоммерческую плановую экономику. Источники доходов — в первую очередь пожертвования, продажа почтовых марок».
- Марок?
- Да, очень популярны ныне.
- Никогда ими не пользовался и не знаю никого, кто вообще слышал о каких-то «марках». Я смотрю, советник, вы мастер делать деньги из воздуха.
- Ваш покорный слуга, ваше величество.
- Величество?.. Ах да, пардон, у нас же абсолютная монархия. Итак, слушай мой новый указ: немного поднять налоги во всех слоях мальтийского общества. Кроме духовенства и братьев-рыцарей, конечно же. Уберто, поручаю вам полное составление указа.

Дюбарри тут же села строчить новый указ, Уберто диктовал ей текст.

- Перейдем к вопросам политики, великий магистр? - сказал Джузеппе Эндрицци, подавая магистру новые бумаги на рассмотрение - Если хотите, я могу сам сделать вам краткий доклад.
- Да, эта канцелярщина мне изрядно надоела. Только опишите мне наших противников.
- Их всего двое. Первый - пиратское береговое братство, что в Америке. Эти разбойники - враги всего святого, что есть в нашем мире и никакой пощады от них нам не ждать. Второй - берберские государства, спонсирующие алжирских пиратов. Поскольку во всех странах христианского мира эти мавры объявлены вне закона, мы, как добрые христиане, также обязались сражаться с ними, в том числе и как члены Священной Лиги.
- А как слабейшая морская держава Средиземноморья? Эти пираты могут легчайшим образом разгромить весь наш флот. С ними срочно необходимо заключить мир.
- Какой мир?! - опешил Джузеппе и немного попятился назад. - Заключить мир с этими нечестивцами, пропащими язычниками, сынами беса, богопротивными маврами - значит предать Христа, предать христианство, предать Святую Церковь! Что будут думать христианнейшие монархи об Ордене после такого шага?

- То же самое, что думали до сих пор, - Рамон не повел и бровью, - ничтожный авторитет, плохое благосостояние. Их мнение нас не волнует. Совсем. Пошлите посольство к бею Туниса с предложением мира от лица всего христианнейшего Ордена.
- Но…
- Живо!
- Слушаю и повинуюсь, великий магистр.

Глава орденского правительства отвесил поклон и побрел к выходу, бормоча себе под нос: «Боже, прости нас, грешных».

Орденский дворец вновь опустел, заснул в безвременье. Но оставаться таким ему не было суждено - быстрые легкие галеры позволили послам Ордена выполнить свою дипломатическую миссию в очень сжатые сроки - всего месяца хватило им для подписания мирного договора. Чтобы напрочь отбить у бея Мехмеда I Мурадида желание нападать на мальтийские суда, Орден выплатил ему 2000* флоринов.

В столичной Валетте Рамон I распорядился построить новое замковое строение - так называемые «казармы военного губернатора». Самого губернатора пока не было, но Рамон планировал вскоре назначить и его. Причина столь скорой постройки дорогостоящего здания заключалась в банальном отставании армии Ордена от всех европейских аналогов. А ведь, по замыслу его создателей, Орден иоаннитов должен был быть не только религиозной, но и военной организацией. Теперь «на ковер» вызывали «военного министра» - Ремо Кастелли.

Ремо отворил двери палат великого магистра, застав того наедине с Дюбарри. Магистр и советница мило беседовали, но по восшествию рыцаря тут же замолчали. «Так рождаются слухи» - прошептала Дюбарри.

Рамон, впрочем, предпочел не заметить иронический взгляд Кастелли.

- Вы желали меня увидеть, ваше величество? - молвил Рено кланяясь. - Чем я могу служить?
- Обойдемся без любезностей, командующий. Я хочу напомнить вам о графике.
- Войска получили отличную подготовку! Мы привлекаем все больше и больше мальтийцев в нашу армию.
- Нам нужна рыцарская конница. Желательно стрелковая и хорошо бронированная, например драгунские полки.
- Великий магистр, для вооружения драгунских полков у нас нет необходимых этим воинам карабинов. Мушкет для них слишком неудобен.
- Так закупите технологию изготовления карабинов, аль сами что-то изобретите!
- Не имеем возможности, мой магистр. У нас нет университетов и научных станций для исследования. Да и учеными не блещет мальтийский народ, а французские и итальянские специалисты не отправляются в Орден строем. Не те времена, не тот престиж. Даже если мы закупим знания, хранить их будет некому и негде.
- Ваша «отмазка» больше походит на ложь сарацин, но, судя по вашему лицу, вы говорите правду. В любом случае, займитесь формированием кавалерии.
- Кавалерийский полк?
- Да, хотя бы эти рыцари… второго сорта. Передайте в адмиралтейство - пусть расшевелят своих корабельных плотников и построят корабль 6 ранга. Что касается стрелков из мушкета и пикинеров… Распустить их.
- Великий магистр?! Как же мы сможем протянуть без стрелковой охраны?!
- Это стрелки прошлого века. Скоро проведем военную реформу и начнем строительство линейной пехоты. Зимой наймете еще один кавалерийский полк. Вам ясны приказы, военный министр?
- Да, магистр. Слушаю и повинуюсь.

 

ГЛАВА II

ОГНЕМ И ПЕРОМ


- И что ЭТО такое?
- Чашечки. Фарфоровые чашечки. Дипломатический аргумент, вам не понять.

Госпитальеру действительно было «не понять» - ведь он давал обет бедности. Давно, конечно, все это было, но все-таки сделало свое дело - он никак не понимал цену драгоценностям и цеховым «шедеврам». Впрочем, для посла это было не так важно - о цене беспокоился только оценщик фарфора, ломбардец. Сам посол старался вспомнить все титулы султана Мустафы II. Он тихонько бормотал: «Брат Луны, император Румский, царь Болгарский, султан Египетский, султан Турецкий… или Анатолийский? Или Азиатский? И…».

- И прочая, прочая, прочая. - потуги посла были услышаны ломбардцем. - Вы, смотрю я, еще новичок в этом деле.
- Не совсем. Просто никогда не сталкивался с турками. Столько непонятных названий, столько странных оборотов, не то что у нас.
- Главное - закурить с султаном кальян. Он, азиат, должен любить такое развлечение.
- Ну уж нет! Я уже одевал валенки на встречу с царем Московии, нас обсмеяли и накинули на нас какую-то странную материю с еще более странным названием - «фофудья».
- Одежда в нашем случае не главное. А главное - это…
- Для тебя главное четко и ясно вести записи о наших расходах и помалкивать. Говорить с великим визирем, а возможно и с самим падишахом, буду только я.
- Только чашки не разбей! - захохотал ломбардец.

Шел 1701 год. Посольство в Оттоманскую Порту оказалось относительно удачным - султана удалось задобрить «чашечками» и практически была гарантирована безопасность хождения мальтийских судов в Средиземном Море. Корабельные плотники Мальты уже готовили новый проект будущего корабля 6-го класса, а имеющийся флот отправился выполнять стратегическую задачу - наблюдение за городами Генуэзской республики и ее флотами. К началу зимы 1701 года уже был предоставлен краткий отчет разведки: флот Генуи небольшой и практически неактивный, города охраняются относительно слабо. «Совет министров» заинтересовался таким вниманием великого магистра к Генуе, на что в ответ получил только ироническую улыбку.

Лето 1702 года не предвещало ничего дурного. Валетта уже свыклась с возрождением динамизма в рядах рыцарей Ордена, сам город стал заметно «живее», начал превращаться из курортного городка в организованное военно-административное поселение. Планировалась очередное заседание правительства Ордена при участии великого магистра. Тот с самого утра прибывал в отличнейшем настроении. Советницы при нем не было.

- Братья-рыцари, спешу поздравить всех нас с новым договором. Королевство Англия, ее младший партнер по унии - Шотландия подписали с нами союзнический договор. Условие-то смехотворное - мы предложили Уильяму III право на размещение своих войск на территории Мальты (о чем веком позже будут сожалеть, чрезвычайно сожалеть).
- Союз с еретиками? - Джузеппе презрительно хмыкнул. - При всем моем уважении, вы дискредитируете Орден в глазах честных христиан, мой магистр. Союз с еретиками хуже, чем разговор с язычниками. В конце концов … - тут глава правительства запнулся, обдумывая уместность вертевшейся на языке фразы, - в конце концов, что скажет Папа?
- Только Папе не рассказывай! Тссс! - великий магистр «погрозил» указательным пальцем, приложил его ко рту и расхохотался; братья-рыцари начали отчаянно креститься - Братья, да что же вы! Ведь мы все-таки рыцари, а не жиреющие день ото дня монахи какого-нибудь французского монастыря. Служение рыцаря Богу не означает запрета на эмоции!

Великий магистр не знал, что ему сейчас будет совсем не до смеха. Стражи отварили дверь перед личным доктором магистра, тот, запыхающийся и усталый, вбежал в палаты и, словно не замечая «министров», крикнул: «Мой Магистр!.. Это девочка!».

Рамон пошатнулся. Его глаза теперь больше всего напоминали две тарелки, что шли в комплекте фарфорового сервиза для султана вместе с «чашечками». Великий магистр наливался краской с каждой секундой.

Когда «министры» услышали доктора и когда доктор увидел министров, все они поняли, что последняя фраза была не совсем уместна в данной обстановке. Впрочем, каждый по своему понимал ее неуместность. Рамон запрокинул голову, словно разглядывая роспись потолка залы.

- Позор, позор, какой позор… И сколько мне еще быть магистром? Позор, позор. Хотя внебрачные дети были у многих… Но зачем же ТАК явно! Стыд, стыд, бессмыслица.
- М-м-мой магистр, - доктор еще сохранил остатки смелости, - какое имя вы даруете девочке?
- Стыд, стыд, какой стыд… Лойола. Иисус. Петр. - Рамон пытался отвлечь себя от гневных мыслей, разглядывая репродукции известнейших картин, висевших на стенах. - Иоанн. Константин… Хм, Джоконда. - взгляд остановился на репродукции «Моны Лизы».
- Т-так и запиш-ш-шем: Джоконда. - пролепетал врач и поспешил убраться восвояси. Теперь уже голос подал Джузеппе Эндрицци.
- Великий магистр, ведь вы давали обет. У нас целибат, вы это прекрасно знаете.
- Знаю, знаю… И вижу, что вы его соблюдаете! - магистр вышел из состояния апатии и вновь стал чинным командующим, волевым и достаточно жестким. - Вы, рыцари Госпиталя, профессиональные врачи, девять месяцев ничего не замечали. Насколько же вы далеки от народа, науки, жизни! - на этих словах министры переглянулись.
- Дюбарри? - неловко предположил Рено.
- Истинно так, брат. Слухи оказались правдой.
- Секундочку, великий магистр. - вмешался Джузеппе. - Что нам говорить двору? Как это оценят в Христианском мире?
- Как сформулировала сама Дюбарри, это «рождение наследницы, которое должно укрепить династию». Укрепление династии - благородное дело, господа министры.
- Мой Магистр, какая династия? Глава Ордена избирается!
- Нет, брат. В прошлом году ты объяснял мне, что у нас теперь абсолютная монархия. Вот и оценивайте мой поступок, как монарший поступок. Дюбарри тоже голубых кровей, из герцогов Анжуйских, посему никакого неравного союза!
- А брак?
- Его дата не имеет значения для нас.
- Естественно, магистр, но в нашем случае ситуация обстоит несколько иначе. Орденское общество, как и вся Церковь наша - общество консервативное. Никакого миропомазания, никакого отказа от религиозного чина в пользу светского в нашем случае не было. Или вы хотите повторить «славный опыт» Альберта Бранденбургского? Его душе еще долго гореть в Аду, магистр.
- Довольно! - Рамон стукнул кулаком по столу. Таким рассерженным он еще не был никогда. - Новое время - новые нравы, новые люди, господа! Если уж у нас «монархия» абсолютная, то извольте помалкивать и не сравнивать правителя христианнейшего Ордена с отступником и еретиком!.. Рено, сколько еще ждать обустройства новых полигонов?
- К зиме будут готовы, мой магистр.
- Отлично. Расформируйте пикенеров: содержать их нам более не выгодно, особенно с учетом новых военных реформ. Новое время - новая армия.
- Слушаюсь, великий магистр!
- Заседания окончено. Прошу всех разойтись. Живо!

Министры покинули свои места, оставив Рамона в тяжком расположении духа. Новый правитель был странен… Очень странен. Он никак не походил на обычного рыцаря креста и меча.

Зимой того же года были построены новые военные склады, новые казармы. Военная реформа Рамона удалась - вместо ополченцев формировалась регулярная мальтийская армия. Для «идеологического оправдания» идеи регулярной армии, следуя примеру Тевтонского ордена, всех новобранцев в линейную пехоту принимали в «полубратья». Началась тренировка двух полков линейной пехоты. Также Рамон распорядился вновь отправить легкую галеру на разведку к Генуе.

В 1703 году произошло чрезвычайно важное событие для Ордена за все годы сидения на Мальте.

Все началось с того, что руководство Генуэзской республики получило депешу от посольства Мальтийского Ордена в Лигурии. Орден предлагал заключить обоюдное право на проход войск, на что генуэзцы ответили требованием 520* флоринов, как гаранта добрых намерений Мальты. Орден согласился - и тут же высадил на Корсике свой десант. На мальте был назначен новый генерал-губернатор, пока старый вояка повел воинов на Корсику.

Рамон ликовал - его план удавался, его дочь росла, а Дюбарри пошла на поправку и уже начинала снова докучать ему советами - уменьшить налоги с дворян! Смысла делать это великий магистр не понимал, но все же решил сделать возлюбленной этакий «свадебный подарок». Дюбарри любила, когда ее советов слушались.

Зимой 1703 года Дворец дожа в Генуи вновь посетил Орденский посол. На сей раз он был наряжен довольно странно - алый капюшон почти полностью скрывал голову, а кроваво-красная мантия - тело. Таинственный посол прошел к трону дожа, вручил тому свиток.

- Вы обвиняетесь в ереси, достопочтенный дож. Нашему Ордену известно о том, как вы порицаете слово и благодать Святой Матери нашей Церкви. Уполномочен объявить вам, что Суверенный военный гостеприимный орден Святого Иоанна, Иерусалима, Родоса и Мальты теперь находится в состоянии войны с вашей Генуэзской республикой до тех пор, пока ересь не покинет ваш дом.
- Это возмутительно! - дож вскочил с трона и пригрозил послу кулаком. - Мы честные католики, а Орден не имеет никаких прав на объявление походов против ереси! С какой стати вы вообще делаете такие заявления?!
- Инквизиция-с. - ухмыльнулся посол. - смотрите, дож, как бы вас не наказали огнем. Совсем без крови.
- Если бы не дипломатическая неприкосновенность, вас бы давно уж ожидала хорошая порка, сударь! - озадачил посла дож.

Впрочем, объявление войны было даже излишним. Десант на Корсике тут же разбил два стоящих на острове отряда и взял столицу провинции штурмом - никто, кроме городской охраны, ее не охранял. Во время взятия града погибло 4 рыцаря и 120 охранников крепости.

Как показала разведка галеры, В Генуе находилась крупная армия, которую рыцарям в тот момент было бы невозможно победить. Мальтийский адмирал блокировал генуэзский порт, на том и кончился период похода 1703 года.

Лето 1704 года ознаменовалось наймом новых отрядов линейной пехоты, которые зимой были перекинуты на Корсику. Проанализировав доходы, Дюбарри заключила, что вскоре для Ордена неизбежно банкротство и предложила сократить часть войск. Но у Рамона был особый план выхода из кризиса…

Посол Ордена в Лигурии предложил генуэзцам проект мирного договора, по которому Генуя становилась вассалом Мальтийского ордена (что означало выплату Ордену дани в размере половины ежегодного дохода), державы заключили союз и договор касательно прохода войск по территории двух держав. Генуэзцы скрежетали зубами - а что им еще оставалось делать? Время их торговой империи давно уже прошло, а вот время империи крестоносцев только начиналось.

Однако на Мальте не все были довольны миром. Уберто Луццато негодовал касательно потери «жирной генуэзской курицы».

- Мы повели себя как дураки, магистр! Стоило захватить Геную - и мы бы контролировали все торговые пути Средиземного моря! Бедная Корсика пяди нашей земли не стоит. К чему было воровать цыпленка, если можно было получить курицу?
- Не стоит резать курицу, которая несет золотые яйца, Уберто. Корсиканцы лояльны нам, а вот генуэзцы захотят возрождения своей национальной державы, в случае ее ликвидации нами. Сбор народного ополчения - и наша обескровленная после тяжелейшего штурма Генуи армия попадает в небытие. У нас просто сил не хватило бы удержать Лигурию, зато благодаря дани с них и доходам Корсики мы сможем выйти из кризисного состояния экономики.
- Вы здраво рассуждаете, мой магистр. Похоже я слишком увлекся прямым доходом с провинций.
- А ведь еще есть туризм и марки - не забывайте, друг…
война ....
На начало 1705 года был заключен новый договор, по значению почти равный генуэзскому. Пьемонт во главе с Савойской династией согласился стать вассалом Ордена и выплачивать тому 50% своих доходов. Все оказалось до банальности просто - Орден предложил Пьемонту право на проход по совей территории и союзный договор. Таким образом, страна вышла из кризиса и уже обзавелась неплохой армией, которой как раз бы хватило для захвата мелких итальянских государств.

Но великий магистр Рамон собирался отправить новосозданную армию отнюдь не в Италию…

ГЛАВА III
ИОАННИТЫ КАРИБСКОГО МОРЯ

- Теперь вы поймете, зачем нам нужен был союз с англиканами! - заключил Рамон торжествуя. - Мы, рыцари-иоанниты, больше не будем поднимать свой меч на братьев-католиков. Теперь мы можем полностью заняться искоренением пиратов, наглого еретического сборища убийц и грабителей, устроивших себе базы на островах Карибского моря. Хуже того - их вожди отступились от Святой Церкви и приняли богомерзкую реформацию. У нас есть шанс показать всему миру славу благочестивого оружия Святого Иоанна!
- Проще говоря, вы решили захватить пару колоний в Карибском море, великий магистр, - тут же оборвал пафосную речь Рамона советник Уберто, - и взвинтить наши доходы?
- В точку. Я уже отправил приказ в адмиралтейство - наша армия, огромная и могучая, посажена на корабли и отправлена в путь - вперед, к Атлантике! Мы - рыцари! С нами Бог!

Плавание в Америку было долгим. Все корабли с войсками прибыли в Карибское море только к лету 1707 года. Политика великого магистра оправдала себя - пираты были вовсю заняты войной с Англией и не ожидали прибывшего мальтийского флота… Кто вообще его мог ожидать? Теобальдо Беллуччи, бравый полководец-госпитальер начал высадку в Антигуа. Под стены города он привел 999 солдат, в частности охрана генерала, 3 рыцарских полка и 7 полков линейной пехоты, в то время как пиратский капитан оборонялся 7-ю полками пиратов-мушкетеров общей сложностью 840 человек. Иоаннит потирал руки - какая легкая добыча! На военном совете он пообещал капитанам всех полков победу без единой капли мальтийской крови, ибо сдаваться пираты не собирались. Рыцари начали штурм города…

Выстроив армию точно по заветам славного Ганнибала, сам Теобальдо наблюдал за войском из-за спин линейной пехоты. Пираты же, понимая численное преимущество мальтийцев, засели в городских зданиях и крепостях, таким образом сделав улицы города непроходимыми.

Теобальдо отправил 2 полка линейной пехоты и 1 рыцарский полк в обход города с правого фланга - несколько пиратских отрядов не засели в зданиях и являлись легкой добычей для кавалерии… после того, как она сможет перескочить многочисленные пиратские огороды. С левого фланга были отправлены 2 полка линейной пехоты на захват западной крепости, где засели пираты.

То, что произошло дальше, трудно было бы описать самому Дон-Кихоту. Мальтийские капитаны долго не могли понять - что же все-таки произошло тогда там, на Антигуа, в головах их солдат? Вместо того, чтобы обстреливать засевших в крепости пиратов, пехотинцы просто расселись на входе вокруг крепости и безжалостно расстреливались пиратскими разбойниками, не произведя ни одного ответного выстрела! На любые команды офицера солдаты только качали головой - видимо, не знали ни латыни, ни итальянского, ни испанского. Наконец, тот приказал им напасть на врага в ближнем бою. Солдаты с отчаянием бросились на пиратов (те были все как один в форме - клетчатых повязках, черных костюмах и с русыми усами). Натиск дал сове дело - пиратов серьезно потеснили, пехотинцы ворвались в крепостные залы и… остановились в центре холла. Кто на лестнице сидел, кто прямо в центре причудливой крепости в античном стиле. Пираты сгруппировались в конце крепости и открыли огонь по обезумевшим воякам! Те снова не проявили никакого сопротивления и, в результате, бросились наутек. «Позор, позор!» - кричал капитан пехоты, драпая с поля боя.

Атака же на пехоту пиратов, дислоцированную на севере окончилась успешно. Пока пираты устроились около заборчика по направлению к крепости, рыцарская кавалерия ударила по ним с тыла и тут же ускакала обратно. Опешившие пираты оглянулись - и увидели перед собой растянутые ряды линейной пехоты, окружившей их полки полукругом. Последнее, что слышали пиратские роты - это выстрелы фузей и ржание коней рыцарей, ринувшихся в повторную атаку.

Тут пиратский командир Микель Норт допустил ужасную ошибку. Видимо, решив, что мальтийцы в любом случае не войдут в центральную часть города и разбить их «сидением» не удастся, пират вывел своих головорезов из городских зданий и крепости и попытался завязать ближний бой с центральными и северными силами госпитальеров. Что было только на руку Беллуччи. Атаку на обезумевших пиратов он решил провести сам.

Госпитальер выскочил вперед всей орденской кавалерии и поднял вверх саблю. «Братья-рыцари! Не посрамим честь и славу воинов Святого Иоанна! Покажем ворогам чем славна Святая Мальтийская земля!» - прокричал Теобальдо, крик его словно разносился по всему Антигуа. Конь иоаннита встал на дыбы - и кавалерия мальтийцев ринулась вперед, на безумную орду варваров. Успешный натиск полностью поглотил передние ряды вражеских рот, кавалерия вновь отошла. Уступив место многочисленной пехоте, создавшей непроницаемую огневую стену на выходе из селения. По окончанию залпа кавалерия вновь ударила вражин с флангов - на том и довершилась рать великая. Город был взят.

На утро подсчитали трупы. Цифры вышли нерадостные: 250 мальтийцев и 840 пиратов. Учитывая размеры мальтийского войска - почти поражение. Теобальдо рвал на себе волосы… а точнее - парик. С другой стороны, был взят богатый город. Теперь мальтийские соколы устремили свой взгляд к берегам Тринидада и Тобаго…

В резиденции Мальтийского ордена тем временем совершались смены кадров. Все высшие орденские чины вновь собрались в палатах великого магистра. «Старшие братья» живо обсуждали недавнюю победу над пиратами и, фантастика, захват колонии в Антигуа! Дождавшись сбора всех рыцарей, Рамон поднялся с трона и начал свою речь.

- Братья-рыцари! - голос великого магистра раздался по всему залу, иоанниты тут же прекратили «разговорчики в строю». - Этот год является судьбоносным в истории нашего великого Ордена! С покорением нашей первой американской провинции мы становимся настоящей островной империей, колониальной империей, империей слова и меча Божьего! В честь сего славного события, для удержания провинций новых в своих руках, для усиления администрации нашей по всему свету и для пущей славы нашего благочестивого Ордена, мы, Рамон I, великий магистр Суверенного военного гостеприимного ордена Святого Иоанна, Иерусалима, Родоса и Мальты, король Мальтийский и Корсиканский и прочая, прочая, прочая назначаем великим наместником и вице-королем Мальтийской Америки бравого рыцаря Ордена нашего Чечилио Вольта и нарекаем ему править от имени нашего во всей Америке по законам Господним. Да здравствует Мальтийский орден! Виват!
- Виват! - все рыцари как один подняли в воздух сабли… раздались звуки органа - и воины Христовы спрятали в ножны оружие свое, пав на колени и предавшись молитве…

В конце года в Антигуа был назначен военный губернатор, госпитальеры залечивали раны и отстраивали славный град. Между тем, не все складывалось так гладко, как того хотел великий магистр. В начале 1709 года по всем островкам Карибского моря слышалась одна только весть - пираты наносят ответный удар. Летом 1709 года крупная пиратская флотилия настигла небольшой мальтийский флот. Адмирал долго удирал от погони, мастерски уводя свои корабли, но зимой Бог отвернулся от крестоносцев - весь, весь орденский флот был затоплен. Воспылав местью, бравые рыцари… начали строить новые корабли в Антигуа. Строительство первых кораблей новой флотилии продолжалось весь 1710 год. Летом 1710 были заказаны новые корабли для флотилии - рыцари умели ждать.

…1711 год, зима. Ватиканский Апостольский дворец ныне был не столько символом Апостольского благословения, сколько символом непоколебимости власти Папы Римского, единственного духовного государя всего Христианского мира. Правда, сейчас его государство переживало не лучшие времена. Упадок престижа власти Пап, кризис торговли и земледелия - все это ослабляло политические возможности Папского государства, «дара Пиппина». И хотя дворцы и галереи Ватикана поражали гостей Папского двора, сам Папа был не прочь получить достойного покровителя. Климентийский зал ждал иноземных послов…

- И что же мои благочестивые воины Святого Иоанна желают от Папского престола? - появления госпитальеров Папа Климент XII в своей обители не ожидал.
- Ваше Святейшество! Как вы, возможно, слышали, наш Орден начал масштабную кампанию против пиратов Карибского моря, отлученных от церкви еретиков-христопродавцев.
- Да, мы слышали о ваших ратных подвигах, бравые рыцари. Надеемся, что вы искупили свои грехи и нашли себя в ратном деле против врагов Веры Христовой.
- Теперь мы должны взять последний оплот пиратского владычества: Тринидад и Тобаго. Но нужных средств на содержание крупной армии и флота Ордену уже не хватает…
- Вы просите денежных средств? Неужто пожертвований недостаточно воинам Христовым?
- К сожалению, нет, Ваше Святейшество.
- В любом случае, Курия не имеет достаточных средств для спонсирования вашей кампании. Что даст вам пара тысяч флоринов?
- Вы нас недослушали, Ваше Святейшество. Это мы передаем вам две тысячи флоринов и даем право на проход всем войскам Курии по землям Ордена.
- Странное предложение. - обедневший Климент XII заинтересовался получением новых тысяч. - Что же вы хотите взамен?
- Оформления вассального договора.
- Зачем? Вы и так являетесь слугами Курии.
- Нет, Ваше Святейшество. Мы предлагаем, чтобы вы перешли под наш протекторат.
- Это неслыханно. Что скажут монархи всего христианнейшего мира? Вассалитет - позор для нашей Курии.
- Можно ли это оформить в менее унизительной форме? Мы ведь только просим половину ежегодного дохода. В свою очередь, мы будем защитниками Святейшего Престола и не снимем с себя духовные обязательства слуг Вселенской Церкви.
- Допустим… - Папа обдумывал все возможные неувязки и уже пересчитывал полученные суммы. - Заключим конкордат. Великий магистр ведь недавно был формально объявлен королем… Святейший престол согласен. Отправляйтесь в секретариат, четвертый этаж, для официального скрепления договора…

Теперь Млаьтийский орден имел трех вассалов: Пьемонт, Геную и Папское государство. Состояние казны потихоньку стало улучшаться.

Наконец, к 1712 году был создан Американский флот в 3 корабля. Рыцари срочно погрузили всю свою главную армию, что стояла в Антигуа, на корабли и сделали скорейшую высадку возле города Сан-Хосе де Орунья, пиратской столицы. Пока войско Ордена подготавливалось к высадке, пираты успели нанести свои последние удары. Вначале они попробовали сделать вылазку из своей столицы, но встретили отчаянное сопротивление бравых госпитальеров. А вот на море флибустьерам везло побольше - рыцарский флот вновь был затоплен! Но Теобальдо Белуччи это не смутило. Гордый и решительный, зимой 1712 года он взял Сан-Хосе де Орунью и объявил о денонсации пиратского братства. Поняв, что частнику в новом мире великих империй делать нечего, многочисленные пиратские командиры по всему миру покидали свои флотилии, подавшись на объявления об амнистии в циркум-карибских державах. По всем цитаделям Ордена шли праздничные пиры, ярмарки, фестивали и балет в честь победы над пиратской угрозой. Всем казалось, что наконец настали времена процветания и богатство ныне мирной Мальтийской империи. Но кто сказал, что народные ожидания должны совпадать с державными амбициями?

 

ГЛАВА IV
ПОСЛЕДНИЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД

-Май-сур. - по слогам выговорил Рамон, глядя на карту Индии. - Майсур, судя по записям португальских картографов, земля великих богатств, земля блаженства, земля знаний. Именно поэтому Майсур поможет осуществить Ордену нашу давнюю мечту - страсть к науке. Ни в одной провинции нашей нет ни одного университета, ни одной школы, ни даже фундамента, на котором эту школу можно было бы построить. В Майсуре такой фундамент есть - и называется он «разрушенное медресе язычников». Заманчиво, не так ли?
-У вас планы Августа Цезаря, великий магистр. - отвечал ему Джузеппе. - Но путешествие в Индию трудно и опасно. Кто знает, сможем ли мы там утвердиться?
-С победой над пиратами это путешествие нисколько не опасно, - уверенно заявил Рамон, - пиратская угроза уничтожена, никто не сможет нам помешать.
-Но раджа… или султан Майсура, обладает крупной армией. Армия будет покрупнее нашей.
-Но она слаба и недоразвита. У Майсура нет линейной пехоты или кавалерийских полков. Если нам поможет Бог, то мы сможем кое-чего достичь в Индии. Для начала отправим галеру на разведку - а там и узнаем, стоит ли воевать с Майсуром, аль нет.
-Я не совсем понимаю, великий магистр. Майсур никогда не был христианской страной, Гроба Господнего там нам не найти, в отличие от Иерусалима османов, с которыми мы якобы «дружим». Зачем нам этот бутафорный «крестовый поход»? Его не хотят ни короли Англии и Франции, ни император Священной Римской империи, без которых нельзя объявить крестовый поход, его не хочет даже Папа Римский!
-У нас есть один аргумент, Джузеппе. Так хочет Бог. Подумайте над этим и задумайтесь о причинах и поводах всех крестовых походов. Вот тогда и будете критиковать наш поход.

1713 год ознаменовался масштабным строительством роскошных дворцов по всем городам Мальтийского ордена. Заново началась постройка флота. Корабли в Индию прибыли только в 1714 году, приплывшие орденские послы заключили союз и обоюдное право на проход с враждебной Моголам и Майсуру Конфедерацией Маратхов.

В 1715 году резиденцию великого магистра посетил неожиданный, но долгожданный гость. Разодетый по последней моде, он был пропущен к великому магистру в сопровождении двух гвардейцев. На рыцаря он не очень-то походил. Рамон решил не мудрить с постановкой обращения к неизвестному и сразу пошел «напролом».

-И кто же вы такой?
-Мауриццо Саккери, ученый, изобретатель. Желаю поступить на службу к вашему величеству.
-Какой же стаж вашей работы?
-Я? О, я создал новейшую шкалу термометра! Я усовершенствовал маятниковые часы, бинокль и…
-А оружие?
-Нет, мой магистр.
-Однако же ученые нам нужны. Я беру вас на службу и надеюсь, что скоро вы сможете изготовить для наших войск байонеты. Кстати, вы когда-нибудь были в Индии?
-Нет, магистр.
-Тем лучше - новые места, новые знакомства, новые исследования новых болезней. Пройдите к госпоже Дюбарри, оставьте подпись на документе, который она даст вам. - Рамон встал из-за стола и отправился в опочивальню.

В 1716 году флот с войсками Ордена прибыл в Индию… А ученый только сел на борт Галеры, отправляющейся туда. В среде «министров» Ордена пошло недовольство дальней кампанией великого магистра.
-Мой магистр, обратился к Рамону Джузеппе Эндруцци, - зачем плыть так далеко? Ведь рядом есть богатейший султанат Марокко, султанат язычников, контролирующий все главные торговые пути в Индию. Разве не захват торговых путей вы ставили перед нами главной задачей в начале прошлого года? Майсур такими путями не обладает.
-Все упирается в военщину. Размеры армий у Марокко и Майсура примерно одинаковы. Но марокканская армия оснащена намного лучше и, хотя она и похуже нашей, размер их войска сыграет с нами злую шутку, в отличие от майсурских войск. Конечно, я собирался захватывать Марокко в будущем, но нам еще нужно будет утихомирить язычников Майсура, а это совсем непросто.
-Прощу прощенья, магистр, за то что мы сомневались в вашей рассудительности. - поклонился Джузеппе.
-Никто не застрахован от ошибок, мой друг. Даже короли. Вы все свободны, братья-рыцари.

Зимою 1717 года армия мальтийцев наконец-то высадилась в Индии, прежде попросив дополнительно права на проход у Португалии. Жаркое солнце не смущало мальтийских воинов, в отличие от странного, чрезвычайно влажного климата. Войска ожидали новых команд и уже готовились к атаке на Майсур.

Внезапно, мальтийская армия получила секретную директиву - захватить португальскую провинцию Гоа, где и расположиться лагерем, передохнуть после долгого похода. Португальское королевство, находящееся в войне с Испанией уже было мало способно как-то насолить Ордену - возле Лиссабона кучковались кастильские и арагонские войска. Защищенная простыми стрелками-ополченцами, провинция Гоа стала легкой добычей для воинов Теобальдо Белуччи. Во дворце на Мальте уже никто не удивлялся поступку магистра - все уже слишком ему доверяли, чтобы почуять что-то неправильное в его действиях.

1718-1719 гг. прошли в подготовки новых и переобучении старых войск госпитальеров в Гоа и перевозке ученого Саккери в Индию. Летом 1720 года Дюбарри предоставила Рамону отчет советника Уберто Луцциато по финансам державы.

-Доходов нет, магистр Рамон. - промурлыкала Дюбарри, сохраняя нотки оптимизма в своих речах.
-Зато есть Майсур! - отрезал еще более оптимистично настроенный Рамон.

В 1722 году Белуччи перебросил большинство войск Ордена в южные провинции Конфедерации Маратхов и остановил их на границе с Майсуром. В Индию как раз кстати прибыл наш горемычный ученый. Получив вести об успешной подготовке операции, Рамон I уже начал приготовлять празднование победы над язычниками, как…

Правителя хватил сердечный приступ. Никто не ожидал этого от внешне здорового и бодрого Рамона, но - факт, рыцарь-госпитальер скончался в один день. Траур прокатился по всей Мальтийской империи… Кто-то уже начинал сочинять рифмованную хронику его правления, кто-то - балладу о нем, для двора это смысла не имело. Казалось, без своего правителя дворец вновь опустел, все покинули его в суете похорон и торжественного прощания короля с народом. Рамона I род рыцарский запомнит на века за все его реформы, все его мудрые деяния, приведшие Орден к благополучию из небытия.

Год 1723 стал годом исполнения желания покойного Рамона Перелльоса. Был с легкостью взят Майсур, разрушено местное медресе, а зимой Мауриццо Саккери уже начал изучение байонета… Жизнь потихоньку стала налаживаться… О Майсурской битве не сохранилось четких записей капитанов армии и даже старого брата Белуччи. Тем не менее, один полковой художник создал прекрасную серию миниатюр, посвященных великой битве. Их вы можете лицезреть в «Новейшей рифмованной хронике Ордена Святого Иоанна и Иерусалима, Родоса, Корсики, Америки, Индии и Мальты» за авторством рыцаря из Рутении Кирилло ди Мелекессо. (см. приложения)

И все же кто-то считал Мальтийскую империю даже чересчур фантастической, немыслимой, абсурдной. С абсурдными державами же абсурд творится всегда - вот что и случилось в Валеттском дворце летом 1723 года от Рождества Христова.

-Мы требуем передать престол королю Августу! - кричал на весь зал, топая ногой, иностранный посол. - Речь Посполита выдвигает официальные претензии на престол Мальтийского ордена!
-Вы… Вы понимаете абсурдность ваших требований? - еле сдерживая смех отвечал тому Джузеппе Эндрицци. - Мы - орден крестоносцев с избираемым магистром, вы - дворянская республика с избираемым королем. О каких претензиях на престол вы вообще можете говорить, если у нас целибат?
-Ну, раз вы отказываетесь передать нашему благородному королю престол, то можете с этого момента считать ваш Орден и Речь Посполиту в состоянии войны. Я лично поведу полки и возьму вашу столицу!
-Пан плавать будет? - иронически спросил Джузеппе. - Можете воевать, пан. Главное, удержите свой последний порт - наши друзья из бывшего Тевтонского Ордена уже, кажется, подходят к одному прусскому городу. Нет, не к Гданьску. К Данцигу. Кроме того, я вас тоже хочу немного напугать. С этого момента вы находитесь в состоянии войны с Генуей, Савойей и Папским государством. Да, да - по вам уже плачет Святая инквизиция, а богомерзкий Август может ожидать анафемы. Прощайте, посол.

Озлобленный посол вышел из бывших палат великого магистра, грозя рыцарям кулаком. Те, наконец-то, перестали сдерживать себя и от души рассмеялись.

В нашем Ордене все очень любили госпожу Дюбарри и Джоконду, славненькую дочь Рамона I, хотя все понимали, что никакой фактичной монархической линии с женским престолонаследием в военизированном ордене не будет. За семьей Перелльос-Дюбарри был оставлен титул графов Корсики и почетных гостей Суверенного гостеприимного ордена. Магистром был избран я, Антуан Маноэль де Вильэна, надеюсь в будущем помочь Ордену выйти на уровень Великих держав мира сего, но в скромности своей понимаю, что никто уже не затмит звезду Рамона I… Или у него их было всего две? Быть может. Но тянул он на все пять.

На этом и завершаю свой сказ. Надеюсь, что в будущем он покажет многим правителям малых держав как создать относительно благополучное государство, при этом избегая любых конфликтов с Великими державами Европы и Азии.

 

 

«Новейшая рифмованная хроника Ордена Святого Иоанна и Иерусалима,
Родоса, Корсики, Америки, Индии и Мальты»

В год семисот двадцать второй, аль третий, откель знать?
Святой поход крестовый вдруг начался опять!

Майсура золото грешно пришла мальтийцев рать
У басурмана злобного ретиво добывать!

И полководец крестоносцев, брат Теобальд Белуччи
Поставил орден воевать пред басурманов тучи…

Тем Дьявол вечно помогал - и вот, пошли потери,
Пушки проклятых басурман ревели яко звери!

Но воин храбрый Теобальд взял пушки в рыцарскую хватку
И, опрокинув басурман, разбил нечистых всмятку!

Ура! Разбиты пушкари! Начнем же наступать!
За веру христианскую готовы жизнь отдать!

Пехота басурманская расположилась криво…
А рыцари мальтийские не промахнутся мимо!

Защитники мундира чести глядят на запад – там
Среди индусов, дервишей запрятался султан!

Смешались в кучу слоны, люди… А басурманов пруд пруди!
И о Святейшем благом чуде взмолились Ордена бойцы…

Хоть Теобальд пришел на помощь, раджа Майсура ликовал:
Слабеют рыцари Христа, разбиты будут наповал!

Но свой прекраснейший дворец пустым султан оставил
Заходят рыцари туда, не зная Шариата правил.

Ужасно поле мертвецов Майсура землю застилает,
И сколько тут пропало душ никто, никто, никто не знает.

Воспоминания крестоносцев на удивленье были разны:
Кто говорил, что мертвый слон летал, кто - что летали мавры безобразны…

Стада безумных дервишей проход нам заслоняли,
Сии безмозглые вояки султана защищали.

И, наконец, в сей славной битве пала Ислама паранджа –
Вот подгоняя, серо чудище, от рыцарей бежит раджа!

И долго еще мусульман учили стрижке мы бород –
Так завершился фантастичный последний Крестовый поход!

(с) Рыцарь из Рутении Кирилло ди Мелекессо aka Kir_the_Wizard, 2009г.


Эта статья прислана на конкурс "Лучшее художественное описание пройденной кампании в Empire Total War", так называемых AAR-ов (After Action Report). Подробнее о конкурсе можно узнать на нашем форуме

 

 

 

Комментарии   

+1 #1 Владимир11111 15.08.2009 22:34
Добрый день!
Подскажите как играть за Орден или другие нации, которых нет в основном списке??????
Цитировать
-4 #2 gamer 15.08.2009 22:34
никак! (наверно) =)
Цитировать
+4 #3 Ulama 15.08.2009 22:35
Лучший рассказ, респект автору!
Цитировать
+2 #4 Nick 15.08.2009 22:55
Владимир, всю необходимую информацию и скачать мод вы можете на нашем форуме.

http://empiretw.ru/board/index.php?showtopic=8909&st=80&start=80
Цитировать

Добавить комментарий

Ссылки в комментариях не работают. Надоела капча - зарегистрируйся.

Защитный код
Обновить