Олекса Мишанич. Жизнь и творчество Августина Волошина

Олекса Мишанич. Жизнь и творчество Августина Волошина.

История Закарпатья первых четырех десятилетий XX в. неразрывно связана с именем Августина Волошина. Отсвет этого имени озаряет и последовавшие за этими десятилетиями страницы истории края. В полной же мере оценить его значение мы, наверное, сможем только сейчас, в независимой Украинской державе.

Велением времени ушли в небытие демагогические разглагольствования о "патере", "буржуазном националисте", "политическом авантюристе", и перед миром предстал во всей своей трагической славе один из величайших борцов за украинскую национальную идею за Карпатами, президент Карпатской Украины Августин Волошин. Кратковременное существование карпатоукраинского государства и его народного правительства, возглавляемого им в 1938-1939 гг, показало преемственность национально-освободительной борьбы закарпатских украинцев, ускорило превращение этнической массы в народ. Победой украинской Правды за Карпатами в 1939 г. фактически завершился процесс консолидации украинской нации на всех просторах украинской земли.

Карпатская Украина была потоплена в крови венгерско-фашистскими оккупантами, дискредитирована коммунистическо-большевицкой пропагандой, на долгие десятилетия подвергнута осквернению и забвению. Большинство ее лидеров попало в жернова карательно-репрессивной системы советской империи. Погиб в московской тюрьме и Августин Волошин. Десятилетия отделяют нас от тех незабываемых тревожных и кровавых событий. Возвращаясь к ним в условиях независимой Украины, мы ставим вопрос: кем был Августин Волошин для Закарпатья, какова его роль в национально-культурном возрождении закарпатцев? Какие силы и идеи заставили его включиться в политическую жизнь, отдать свой могучий талант организатора, педагога, просветителя, деятеля культуры делу государственного строительства, выйти на неравный бой с такими грозными силами, как венгерский фашизм и советский тоталитаризм.

Выдающийся педагог, ученый-филолог, журналист, просветитель, общественно-политический и церковно-религиозный деятель Августин Волошин всю свою жизнь посвятил педагогической работе, был долголетним преподавателем и директором Ужгородской учительской семинарии, а в последние годы жизни, после разгрома Карпатской Украины - профессором, продеканом философского факультета и ректором Украинского Свободного Университета в Праге. Он - автор десятков школьных учебников, на которых воспитывались целые поколения закарпатских украинцев.

В его плодотворном творческом наследии проявился яркий талант педагога широчайшего профиля - от математика и физика до языковеда и литературоведа, от составителя букварей и школьных учебников до автора фундаментальных учебников по педагогике, психологии, логике, дидактике, методике, от книг об основах веры до художественных произведений глубокой социально-патриотической и морально-поучительной направленности. Для Закарпатья на протяжении почти полувека он был целым педагогическим университетом, щедрой рукой неутомимо сеял зерно просвещения и науки, был достойным продолжателем культурно-просветительской, национально-религиозной миссии своего великого предшественника - Александра Духновича.

А. Волошин - педагог и ученый - неотделим от А. Волошина - политика. Именно на примере его жизни можно проследить, как венгерские русины осознали себя закарпатскими украинцами, частью единого украинского народа. С именем А. Волошина, недавно еще темные и забитые чужеземной неволей подкарпатские русины интегрировались в общеукраинское освободительное движение, заявили перед всем миром о своем существовании и неуклонной воле к созданию своего государства.

Августин Иванович Волошин родился 17 марта 1874 года в с. Келечин Воловского округа (сейчас Міжгірський район) на Закарпатье в семье сельского священника. Род Волошина происходил из либертинов (вольных крестьян) села Великие Лучки, близ Мукачева. Дед Августина Иван был священником в Великих Лучках, отец в 1867 г. назначен священником в с. Келечин Марамороской жупы. Мать Августина Волошина Эмилия Зомбори также происходила из семьи священников. В семье было четверо детей - Августин и три его сестры - Елена, Ольга и Элеонора. Несмотря на то, что к 70-х гг почти все семьи священников в Закарпатье были уже «мадьяризованы», в семье Волошиных сознательно держались русского языка и обычаев, разговорным языком в семье был местный руський (украинский) язык. Из родного дома А. Волошин вынес знание говоров родного села, которым потом пользовался в своей научно-практической работе.

После окончания начальной сельской школы отец отвез сына в Ужгород в гимназию, но там Августин не обнаружил должного знания венгерского языка, и в приеме ему было отказано. Отец записал его в четвертый класс нормальной школы, где он в течение года освоил венгерский язык, и в 1883 г. он был принят в первый класс Ужгородской гимназии, которую окончил в 1892 г. Обучение в гимназии велось на венгерском языке, весь учебно-воспитательный процесс был направлен на то, чтобы выпускники вышли из школы хорошими венгерскими патриотами. По-русски для греко-католиков преподавали только закон Божий, и - для желающих - факультативно русский язык («русский литературный язык»). Этот «русский язык» был фактически «язичіем» - смесью русского и церковнославянского языков, с небольшой примесью местных слов. В гимназической библиотеке не имелось ни одной русской книги. Ученикам запрещалось разговаривать между собой по-русски. Однако А. Волошин не забыл родное слово, готовился к труду среди своего родного народа.

После окончания гимназии епископ Ю. Фирцак направил А. Волошина, как способного ученика, на теологический факультет Будапештского университета им. Пазманя. Проучившись год в Будапеште, А. Волошин заболел и вернулся в Ужгород, где затем поступил в теологический лицей, который и окончил в 1896 г.

В этом же году он женился на Ирине Петрик, дочери профессора Ужгородской гимназии, 22 марта 1897 рукоположен, и назначен капелланом ужгородской Цегольнянской Преображенской церкви. В этом же году, с 1 ноября, приступил к педагогической работе в Ужгородской учительской семинарии. В 1899-1900 гг экстерном сдал дополнительные экзамены при Будапештской высшей педагогической школе, и получил диплом преподавателя физики и математики гражданской школы, что дало ему право преподавать и в учительской семинарии. В 1900-1917 гг служил профессором семинарии, а с 1917 и до 1938 г. - ее директором. В течение долгих лет педагогической работы в семинарии А. Волошин преподавал самые разнообразные предметы - физику, математику, грамматику, стилистику, педагогику, дидактику, логику, психологию, методику, педагогическую психологию и др., по всем этим предметам написал школьные учебники, и стал ведущим ученым - педагогом края. Он воспитал сотни учеников, которые распространили образование на Закарпатье, проводили большую культурную, просветительскую и общественно-политическую работу среди народа.

В начале XX в. А. Волошин несколько раз побывал во Львове, познакомился с культурной жизнью Галичины, с галицкой прессой, литературой, школьными учебниками. Связи с Галичиной он поддерживал и в дальнейшем, в особенности, связи с галицким обществом «Просвіта».

Как греко-католический священник, А. Волошин отстаивал интересы греко-католической церкви, защищал традиционный обряд, сыграл ведущую роль в деле сохранения церковнославянского языка в богослужении, и кириллицы в книгопечатании. Защита кириллицы от венгерского шовинистического натиска - одна из великих заслуг А. Волошина перед своим народом. Он не побоялся на всех уровнях выступать против тех священников, епископов и представителей власти из Будапешта, которые пытались ввести в Закарпатье богослужения на венгерском языке, и печатать русские книги латинским алфавитом. Совместными усилиями патриотов Закарпатья этот антиукраинский заговор не была претворен в жизнь. За заслуги перед своим народом и усердный многолетний труд на пользу Церкви папа римский Пий XII назначил А. Волошина своим тайным камерарием (папский прелат, монсиньор, шамбелян).

Отдельного внимания заслуживает журналистская деятельность А. Волошина. Он был журналистом-профессионалом, отдавал этой работе большую часть своего плодотворного творческого потенциала. С 1903 года он становится редактором популярной и единственной руськой газеты «Наука», в которой печатает многочисленные материалы о жизни своего народа, морально-назидательные статьи, распространяет знания из различных областей. «Наука» сыграла большую роль в культурной и общественной жизни края, способствовала распространению в крестьянской среде культуры земледелия, популяризировала открытие читален, кооперативов, антиалкогольных обществ, поддержала 'Верховинскую акцию" Е. Эгана, боролась против засилья ростовщиков, обращала внимание общества на безземелье крестьянства и его вынужденную эмиграцию. Под редакцией А. Волошина, и преимущественно на его средства, «Наука» выходила до 1918 г. В 1920 г. она была реорганизована, и под названием «Свобода» выпускалась как еженедельник до 1938 г. С 7 июля 1938, под названием «Нова Свобода», она стала первой украинской ежедневной газетой на Закарпатье, и печаталась вплоть до 16 марта 1939 г. - последнего дня существования Карпатской Украины. На страницах "Свободы" и "Новой Свободы» наиболее полно отражена общественно-политическая и культурно-национальная жизнь Закарпатья 20-30-х гг. «Нова Свобода», редакторами которого были Василий Гренджа-Донский и Свирид Довгаль, и поныне остается одним из наиболее авторитетных источников сведений о карпатоукраинском государстве 1938-1939 гг.

А. Волошин был также одним из основателей и сотрудников еженедельника «Русин» (1920-1921) и ежедневной газеты «Русин» (1923), печатавшихся в Ужгороде этимологическим правописанием, входил в редакционные комитеты и публиковался в газете «Українське слово» (1932-1938 ), журналах «Підкарпатська Русь» (1923-1938), «Кооператива» (1921-1924), «Учительский голос» (1929-1939), "Науковий збірник товариства "Просвіта" в Ужгороді" (1922-1938). Под его редакцией в Ужгороде выходил ежемесячный популярно-религиозный журнал «Благовістник» (1922-1938). С 1902 до 1924 г. он издавал популярный в народе ежегодный календарь «Місяцеслов», содержавший литературные материалы, и фактически исполнявший роль литературного альманаха. В своей журналистской работе А. Волошин ориентировался на галицкие периодические издания, знакомил закарпатцев с общеукраинской культурой и литературой.  В своих корреспонденциях, зарисовках, популярных научно-практических и морально-поучительных статьях он выступал просветителем своего народа, учил его добру и труду, прививал ему высокие религиозные и гражданские принципы.

Активная общественно-политическая деятельность А. Волошина приходится на 20 - 30-е гг. Он не был политиком-профессионалом, но обстоятельства жизни Закарпатья того времени неумолимо заставили его пройти поприще общественного и политического деятеля, и волею судьбы сыграть на нем ведущую роль.

Еще в 1902 г. А. Волошин стал инициатором и одним из основателей акционерного общества «Унио», которое было наследником основанного А. Духновичем в 1864 г. «Общества св. Василия Великого». Общество «Унио» имело свою типографию и книжный магазин, занималось изданием и распространением русских книг, и просуществовало до ноября 1938 г. За время своей деятельности общество «Унио» выпустило сотни изданий - школьные учебники, церковную литературу, книги и брошюры научно-популярного и просветительского содержания. Это общество было издателем и почти всех книг А. Волошина.

В конце 1919 г. А. Волошин становится инициатором создания на Закарпатье культурно-просветительского общества «Просвіта». 9 мая 1920 г. на общем собрании «Просвіты» в Ужгороде был утвержден устав общества, избрано правление. Закарпатская «Просвіта» просуществовала до марта 1939 г. и провела огромную культурно-образовательную работу, преимущественно на селе, организовала сотни читален, самодеятельных хоровых и драматических кружков, включилась в акцию ликвидации неграмотности населения. Трудами «Просвіты» были изданы сотни художественных произведений и научно-популярных книг для народа. А. Волошин направлял деятельность "Просвіты" на популяризацию украинской культуры, сохранение родного языка, утверждение украинского национального сознания. Закарпатская «Просвіта» действовала в тесном сотрудничестве с галицкой «Просвітой», и сыграла ведущую роль в культурно-национальном возрождении закарпатских украинцев в 20-30-х гг. А. Волошин работал заместителем председателя «Просвіты» до последних дней ее существования. Ему принадлежит большая заслуга в воспитании просвитянских кадров, привлечении к работе в кружках «Просвіты» всего закарпатского учительства.

Вершиной деятельности закарпатской «Просвіты» стал Всепросвитянський съезд, который состоялся в Ужгороде 17 октября 1937 г. В его работе приняло участие 30 тысяч просвитянских активистов из всех сел и местечек края. В "Манифесте к украинскому народу Подкарпатья", выпущенном к съезду и подписанном руководителями 25 общественных организаций, партий, редакций, говорится: "Мы по доброй воле вошли в Чехословацкую республику, мы верные граждане нашего демократического государства, но в языковых и культурных делах мы были и будем частью великого 50-милионного украинского народа, и от этого нашего народного и культурного единства никогда ни за что не отречемся» [Цит. по тексту отдельного плаката]. Под этим "Манифестом" стоит и подпись А. Волошина: от имени Первой Русской Народной Рады и Педагогического общества Подкарпатской Руси.

Педагогическое призвание А. Волошина более всего выявилось на ниве просвещения – на воспитании учительских кадров, написании и издании учебников, организационной работе среди работников образования. От Австро-Венгрии Закарпатье получило жалкое наследство. Более половины населения было неграмотным. Мадьяризация образования, вершиной которой стал закон Апони 1907 г., свела на нет все народное образование на родном языке. Обучение в государственных школах было переведено на венгерский язык, а начальное образование в церковных школах отброшено на уровень XVII в.

Правительство Чехословацкой республики после 1919 г. уделило значительное внимание образованию в Закарпатье - в народных школах было введено обязательное восьмилетнее обучение, начато строительство новых школьных помещений. Главной проблемой стала нехватка квалифицированных учительских кадров. На Закарпатье съехалось немало русских эмигрантов, галицких «москвофилов», малограмотных бывших чешских легионеров, влившихся в ряды учительства и вызвавших тот языковой хаос, который царил потом на протяжении двух десятилетий. В 1921 г. на Закарпатье было создано русофильское «Учительское товарищество Подкарпатской Руси», которое под российским имперским флагом ориентировалось на Венгрию, проводило антиукраинскую работу. Большинство старшего поколения местного учительства было провенгерски настроено. Чешское правительство также больше поддерживало «карпатороссов», пытаясь отдалить край от Украины.

После многочисленных попыток найти общий язык с «Учительским товаришеством» на его съездах и объединиться с ним, молодое народовское учительство во главе с А. Волошиным организовало в 1929 г. «Учительскую общину", которая просуществовала до 1939 г. Постоянным почетным ее председателем был А. Волошин. В 1930 г. «Учительская община» насчитывала 220 членов, 1937 г. в работе ее VII конгресса участвовало 1630 членов. «Учительская община» объединила все национально сознательное украинское учительство Закарпатья, издавала два журнала – «Учительский голос» и «Наша школа», на страницах которых часто можно встретить имя А. Волошина.

Как и «Просвіта», «Учительская община» сыграла заметную роль в становлении украинского Закарпатья, в работе по воспитанию молодежи национально сознательными и активными в общественных делах сыновьями своего края. Оценивая ее работу, газета «Новая Свобода» 3 июля 1938 г. назвала ее «нашей родной, верховной организацией, нашей национальной твердыней .., нашим очагом национального сознания, дисциплины и культурности». Таким направлением и результатами деятельности «Учительская община» обязана прежде своему руководителю А. Волошину.

Последний, VIII съезд «Учительской общины» 4 июля 1938 (приняло участие 1284 учителя) подтвердил, что в Закарпатье теперь существовало национально сознательное учительство - крупнейшая прослойка народной интеллигенции. В резолюции съезда отмечено: "Восьмой конгресс вновь провозглашает, что подкарпатские русины являются частью украинского народа, и поэтому все попытки разделить этот осколок украинского народа здесь, под Карпатами, на кучку  враждебных друг другу национальностей антинародны, антидемократичны, антинаучны и вредны» [["Нова Свобода". — Р. І (XXXIX. — Ч. 18. — Ужгород. — 1938. — 5 липня. Цит. за кн.: Стерчо Петро, проф. д-р. Карпато-українська держава: До історії визвольної боротьби карпатських українців у 1919—1939 рр. — Торонто, 1965. — С. 39.]

Наибольшее количество дискуссий вызывает политическая деятельность А. Волошина, хотя надо сразу оговориться, что чистой политикой он занимался мало: в 1918 - 1921 гг. принял участие в объединении Народных Рад и был членом «Директории» - временного правительства Подкарпатской Руси во главе с губернатором Гр. Жатковичем (с 12 августа 1919 г. по 17 марта 1921 г.), в 1925-1935 гг. был депутатом Пражского парламента от Христианской народной партии; в 1938-1939 гг - Государственный секретарь здоровья, премьер-министр Карпатской Украины, депутат сейма Карпатской Украины (с 12 февраля 1939 г.), и Президент Карпатской Украины (с 15 марта 1939 г.). В эмиграции А. Волошин отошел от политики, отдавшись полностью педагогической работе в Украинском Свободном Университете. Едва ли не единственный политический акт, который он совершил в эмиграции, - переговоры с Проводом Украинских Националистов, и подписание от имени правительства Карпатской Украины (совместно с Ю. Реваем и А. Штефаном) 21 июля 1939 г. в Венеции документа о неотделимости Карпатской Украины от украинских земель, соборности украинской нации, с признанием Украинского Национального Руха "единственным носителем объединительно-освободительной борьбы украинской нации, и Провод Украинских Националистов, возглавляемый полк. Андреем Мельником, как руководителя этой борьбы». Этот тайно подписанный акт остался только на бумаге, никаких последствий не имел.

На посту депутата Пражского парламента А. Волошин отстаивал интересы Закарпатья, провел там несколько заметных акций. В 1926 г. он добился введения в Закарпатье кооперативных законов, которые защитили девальвированные после присоединения края к Чехословацкой республике вклады закарпатских кооперативных союзов в будапештских банках. Публично раскрыл намерения и дезавуировал агитацию некоторых словацких послов за перенос столицы Подкарпатской Руси из Ужгорода в Мукачево, выгодную тем антизакарпатским силам, которые хотели присоединить Ужгород к Словакии. Эту агитацию поддерживали и закарпатские русофилы. В 1928 г. А. Волошин как депутат добился распространения на Закарпатье закона о конгруу - государственной помощи священникам.

В 1919-1938 гг. А. Волошин входил в состав Первой Центральной Русской Народной Рады Подкарпатской Руси. Эта Рада, объединив все другие Народные Рады, вынесла в 1919 г. решение о присоединении Закарпатья к Чехословацкой республике. Позднее в ней разгорелись разногласия между украинофилами и русофилами, и далее она фактически бездействовала. В 1936 г., однако, усилиями Рады подготовлен и опубликован (на русском и украинском языках) «Проект закона Центральной Русской Народной Рады о конституции Автономной Подкарпатской Руси»(1937), которому так и не суждено было стать законом. В Раде А. Волошин обладал высочайшим авторитетом, выступая объединителем самых разных политических сил, но, в силу своей неоднородности и недостаточной представительности, этот форум не сумел стать носителем реальной власти, и не сыграл той политической роли в жизни закарпатцев, которая на него поначалу возлагалась.

В 30-х гг А. Волошин своими неусыпными трудами на ниве политического, экономического, культурно-национального и религиозного развития Закарпатья поднялся до уровня вождя своего народа, его авторитет превышал авторитет губернатора, к его словам прислушивались представители всех политических сил и движений. Он был инициатором создания, душой, а отчасти и руководителем многочисленных союзов, обществ, фабрик - Подкарпатского банка, фабрики выливания колоколов «Аккорд», фабрики свечей «Гелиос», керамической фабрики «Керамос», фабрики спичек «Русские спички", страхового общества «Бескид» и др. Эти предприятия и учреждения обеспечивали работой сотни рабочих и служащих, что в тогдашних условиях безработицы имело первостепенное значение.

Имел он и врагов. Прежде всего - среди коммунистов и «мадьяронов», венгерских фашистов. Коммунисты неприязненно относились к нему - как к священнику, проповеднику христианской этики и морали, борцу за классовый мир, за всенародное согласие, апостолу национальной украинской идеи, противнику примитивного атеизма. Его упрекали за небольшое имение (виноградник в с. Севлюшка Земплинской жупы), прибыль с которого полностью шла на содержание основанного им в Ужгороде сиротского дома.

Мадьяры ненавидели его - за украинство, за украинскую национальную ориентацию, они не могли простить ему то, что он, проучившись шестнадцать лет в мадьярских школах, не стал венгерским патриотом, отстаивал русскую речь и кириллицу, и в 1919 г. сыграл не последнюю роль в выходе Закарпатья из состава Венгрии, и присоединении его к Чехословакии. Антивенгерская ориентация А. Волошина наиболее ярко проявилась в 1938 - 1939 гг, когда он решительно выступил против венгерских притязаний на Закарпатье, и возглавляемая им Карпатская Украина оказала вооруженное сопротивление венгерско-фашистской оккупации края в марте 1939 г.

Венгерско-фашистская пропаганда делала все для того , чтобы дискредитировать А. Волошина, унизить его как политика и гражданина, используя для этого не только средства массовой информации, но и уголовные элементы, вооруженные банды оборванцев (rongyosgárda), которые жестоко расправлялись с карпатскими сечевиками и  беззащитными карпатскими украинцами, сторонниками карпатоукраинского государства. Он не пошел на ни малейшие уступки венгерскому фашизму, и до конца выполнил патриотический долг перед своим народом.

На протяжении 20-30-х гг А. Волошин последовательно придерживался прочехословацкой политической ориентации. Исходя из того факта, что Закарпатье, под названием «Подкарпатская Русь», на основании международных соглашений 1919 г. добровольно вошло в состав новообразованной Чехословацкой республики, он считал, что, в соответствии с этими соглашениями, оно должно получить статус автономии.

Как известно, пражское правительство и его лидеры не поспешили с провозглашением автономии Подкарпатской Руси, цинично заявив, что население этого края "еще не созрело" для автономии. 17 марта 1921 г., после того, как пражское правительство нарушило свое обязательство о предоставлении автономии Закарпатью, первый губернатор Подкарпатской Руси Г. Жаткович, в знак протеста, отрекся от своей марионеточной должности. С этого момента, и вплоть до октября 1938 г., вся политическая жизнь Закарпатья приобрела одно направление и одну цель – достижение прав автономии, в рамках Чехословацкой республики. А. Волошин, совместно с И. Каминским, представителем русофилов, от имени Центральной Русской Народной Рады разработал проект закона о Конституции автономной Подкарпатской Руси.

В августе 1938 г. А. Волошин реорганизовал Первую Центральную Русскую Народную Раду, введя в состав ее руководства новых членов, и 7 сентября, во главе делегации Рады, прибыл в Прагу, чтобы добиться провозглашения автономии. Президент республики Э. Бенеш делегацию не принял, и она вернулась в Ужгород ни с чем. А. Волошин продолжал добиваться от пражского правительства реализации международных решений 1919 г. об автономии Закарпатья. 1 августа 1938 он выступил со статьей «Какой автономии добиваемся», в которой писал: «добиваемся честного осуществления нашей автономии по законам мировых договоров и конституционного права, и протестуем против искусственного распространения вредоносной централизации! Добиваемся, чтобы каждому народу дать возможность полного хозяйственного развития! Добиваемся обеспечения прав человека для всех жителей нашей страны! Ибо только тогда Подкарпатская Русь станет цитаделью нашего государства здесь, на восточной оконечности республики!» [Цит. за кн.: Штефан Авґустин. Авґустин Волошин — Президент Карпатської України. Спомини. — Торонто, 1977. — С. 69.]. До середины 1938 г. А. Волошин последовательно отстаивал идею автономии Закарпатья в пределах Чехословацкой республики.

Решение вопроса об автономии Закарпатья и создании независимого карпатоукраинского государства было ускорено международными событиями. После Мюнхенской конференции 29 - 30 сентября 1938, в которой приняли участие руководители четырех великих европейских держав - Германии, Англии, Франции и Италии,  Чехословацкая республика перестала существовать, превратившись в федеративное государство чехов, словаков и подкарпатских украинцев. 8 октября 1938 Первая Русско-украинская Центральная Народная Рада, возглавляемая А . Волошиным, и Центральная Русская Народная Рада во главе с И. Каминским достигли соглашения, и приняли общее решение: «добиваться для Подкарпатской Руси тех же прав, которые получила и получит Словакия ...» На этом заседании двух Рад было сформировано правительство Подкарпатской Руси во главе с премьер-министром и министром образования А. Бродием. А. Волошин в этом правительстве стал министром здоровья и социальной опеки. 11 октября Прага утвердила  первое правительство нового члена Федерации чехов и словаков - Подкарпатской Руси в составе: премьер - А. Бродий, министры - Ю. Ревай, Э. Бачинский и С. Фенцик, государственные секретари - А. Волошин и И. Пещак. Хотя в этом правительстве большинство принадлежало русофилам провенгерской ориентации, - фактически с 11 октября 1938 в центре Европы начало свое существование карпатоукраинское государство.

Через две недели ситуация изменилась: 27 октября в Праге был арестован А. Бродий, обвиненный в шпионаже и подготовке присоединения Закарпатья к Венгрии. В провенгерской деятельности обвинен также министр С. Фенцик. Правительство Подкарпатской Руси в полном составе ушло в отставку. В состав нового правительства вошли: А. Волошин - премьер, Ю. Ревай и Э. Бачинский - министры.

Так, волею судьбы, Августин Волошин занял высший государственный пост в Закарпатье.  Началась работа по созданию и укреплению новорожденной маленькой независимой державы. На этом этапе главное внимание приходилось уделять отражению агрессии фашистской Венгрии, претендовавшей на территорию Закарпатья. Венгерская фашистская пропаганда начала наступление на молодое государство. Пользуясь правом сильного, Венгрия добилась захвата равнинной территории Закарпатья. По решению Венского арбитража от 2 ноября 1938 г., к Венгрии отошли города Ужгород, Мукачево и Берегово - всего около 1500 кв. км территории, на которой, помимо 85 тыс. венгров, проживало около 40 тыс. украинцев, и более 50 тыс. иного невенгерского населения.

А. Волошин вынужден был подчиниться диктату силы и смириться с потерей. Он и его окружение тешили себя надеждой, что отныне существование Карпатской Украины и ее границы будут обеспечены великими державами - участниками Венского арбитража - Германией, Италией, Англией и Францией. В ноябре 1938 г. А. Волошин выступил с «Манифестом Правительства Карпатской Украины ко всем гражданам Карпатской Украины», в котором, разъясняя вынужденное принятие решений Венского арбитража, он призывал народ к укреплению своего государства, к единству, труду, спокойствию и порядку. Столица Карпатской Украины из Ужгорода была перенесена в Хуст.

Начался короткий период государственного строительства. Одной рукой строили, другая держала оружие. Нужно было оборонять край от венгерской и польской агрессии. Одновременно  приходилось разрешать все новые и новые недоразумения, возникавшие во взаимоотношениях с чешской администрацией и военными властями. На территории Карпатской Украины была создана молодежная организация национальной самообороны - Карпатская Сичь, защищавшая край от венгерских и польских террористов, и ставшая на страже национальной безопасности молодого государства. Чешские войска, которые на тот момент еще находились на территории Карпатской Украины, по большей части заигрывали с венграми,  и отказывались передавать оружие украинской стороне. Так Карпатская Сичь осталась практически невооруженной.

Тем временем налаживалась работа государственной администрации. 10 ноября 1938 г. Первая украинская Центральная Народная Рада, возглавляемая А. Волошиным, обратилась с «Манифестом к украинскому народу Подкарпатья», в котором представила программу деятельности правительства Карпатской Украины в области народного хозяйства, строительства, образования. «Манифест» провозглашал, что "мы опираемся на собственные силы народа, и призываем к борьбе только в интересах народа", и подчеркивал, что народ стал хозяином и собственником своей земли и природных богатств.

22 ноября парламент Чехословацкой республики принял конституционный закон об автономии Карпатской Украины, который определил государственно-правовой статус Подкарпатской Руси как «автономной составной части Чехословацкой республики», закрепил права и обязанности ее законодательной, исполнительной и судебной власти. В строительство Карпатской Украины включились представители всего украинского народа, выходцы из Галичины и Восточной Украины. Начала поступать помощь от американских и канадских украинцев. Принято подписанное А. Волошиным «Распоряжение Правительства Подкарпатской Руси от 25 ноября 1938 о государственном языке». Выборы в первый Сойм Карпатской Украины 12 февраля 1939 завершились полной победой Украинской Правды за Карпатами. Из 243 тысяч избирателей, участвовавших в голосовании, за Украинское Национальное Объединение подано 92,4% голосов. В Сойм Карпатской Украины избрано 32 кандидата, представлявших украинцев и национальные меньшинства - чехов, румын, немцев. 14 февраля 1939 г. в газете «Нова Свобода» А. Волошин выступил с обращением к народу, отметив его активность в выборах Сойма, политическую зрелость и высокое национальное сознание.

Первое заседание Сойма Карпатской Украины состоялось 15 марта 1939 г. Сойм провозгласил Карпатскую Украину независимым государством, республикой с президентом во главе; государственным языком Карпатской Украины провозглашен украинский язык; утвержден также сине-желтый флаг, герб Трезубец и государственный гимн "Ще не вмерла Україна". Сойм единогласно избрал А. Волошина президентом Карпатской Украины.

День 15 марта 1939 стал первым и последним днем существования независимой Карпатской Украины. Заседание Сойма проходило уже под грохот оружия венгерско-фашистской армии. А. Волошин и всенародно избраный Сойм понимали свое трагическое положение, но они провели это заседание, провели выборы президента - сознательно, чтобы перед всем миром заявить о своей государственной независимости, и о том, что они не подчинились венгерско-фашистской оккупации.

Последующие несколько дней отчаянного сопротивления, оказанного карпатскими сечевиками вооруженной танками и артиллерией, стократно превосходящей их силы венгерской армии, по праву можно считать началом Второй мировой войны. Это – первый вооруженный отпор, который встретил на своем пути немецко-венгерский фашизм.

Руководство Карпатской Украины в своей политической деятельности тогда обратилось за помощью к Германии, которая пообещала было защитить новообразованное маленькое государство. Но Венгрии, заинтересованной в проекте общей венгерско-польской границы, удалось убедить Германию изменить свои взгляды и отдать ей Закарпатье. Отдать как плату за вступление в Антикоминтерновский пакт. Регент Венгрии М. Хорти униженно благодарил А. Гитлера за такой щедрый подарок – «животворную территорию для Венгрии».

Невозможно упрекнуть ни А. Волошина, ни его правительство в том, что произошло в марте 1939 г. Карпатская Украина, занимавшая не последнее место в международных отношениях, оказалась в сфере интересов многих стран - Германии, Советского Союза, Польши, Венгрии, Чехословакии. Ее судьбу решали на Мюнхенской конференции и Венском арбитраже Германия, Англия, Италия и Франция. Германия декларировала дружественное отношение к этому краю, прислала даже в Хуст своего консула, обещала уберечь от венгерской агрессии, и этого вполне достаточно для того, чтобы объяснить причину попытки Карпатской Украины обратиться к Германии за помощью. Это никак не может быть названо сотрудничеством с Германией, и уж тем менее - помощью ей в подготовке Второй мировой войны. Германия предательски отдала Карпатскую Украину на растерзание своему верному союзнику.

Советский Союз расценил немецкое внимание к Карпатской Украине как подготовку плацдарма для нападения на Советский Союз, и даже более того – как мифическую подготовку присоединения Советской Украины к Карпатской Украине. Сталин на XVIII съезде ВКП (б) отрицательно высказался о Карпатской Украине, приписав ей фантастические планы аннексии Советской Украины. Польша, в свою очередь,  не признала Карпатскую Украину, поскольку это мешало ей в осуществлении проекта общей польско-венгерской границы. Чехословакия также неприязненно отнеслась к независимой Карпатской Украине - из ее рук ускользал лакомый кусок, сырьевой придаток республики. Неопределенное отношение к Карпатской Украине заняла Румыния. Она не поддержала венгерскую оккупацию Закарпатья, но вместе с тем не решилась выступить против воли  великих держав.

Итак, Карпатская Украина оказалась изолированной в кольце врагов. Не имея армии, она не могла оказать серьезное вооруженное сопротивление захватчикам. Когда от нее отвернулась Германия, стало ясно, что дни ее сочтены. Августин Волошин действовал спокойно, рассудительно, не поддавался на провокации.

Но выхода у него не было никакого.

Силы зла растерзали Карпатскую Украину, и бросили ее в черную ночь пятилетней венгерско-фашистской оккупации. Правительство во главе с А. Волошиным оставило Хуст, и 16 марта пересекло румынскую границу. От Сигота через Большой Варадин, Клуж (Коложваре), Арад и Тамишоару (Темешвар) добрались до Югославии и остановились в Белграде, затем А. Волошин вместе с А. Штефаном выехали в Загреб. Из Загреба 11 апреля в Вену, оттуда в Братиславу, Берлин и Прагу. В Праге А. Волошин жил безвыездно до дня своего ареста 20 мая 1945 г., связав свою судьбу с украинским Свободным Университетом, доктором философии которого он стал 30 октября 1938 г.

Коллегия профессоров УСУ избрала А. Волошина профессором педагогики в 1938/39 учебном году. К своим обязанностям он приступил осенью 1939 г., читал курсы педагогической методологии, методики обучения языку и истории, арифметике и естественным наукам, писал новые учебники («Педагогическая телеология», «Педагогическая методология», «Обзор истории украинского образования», «Педагогическая психология», «Педагогическая хрестоматия»). В 1940/41 учебном году избран продеканом философского факультета. В апреле 1945 г. он становится ректором УСУ - последним его ректором пражского периода.

В начале мая 1945 г., перед приходом в Прагу Советской армии, А. Волошин не поддался на уговоры близких уехать на Запад, остался в Праге, где его и настигло всевидящее око НКВД. Впервые А. Волошина арестовали 14 мая 1945г. На этот раз его завезли в помещение УСУ, отобрали ключи от ректорской канцелярии и архива и отпустили. Второй арест А. Волошина органами НКВД состоялся 21 мая, также в его доме - по адресу Прага-Смихов, Под Липка, 11. Капитан СМЕРШ Шибайлов доставил его на Делостржелецьку улицу, где он был заперт в тюремном подвале. Из Праги А. Волошина вывезли в московскую тюрьму Лефортово, потом перевели в Бутырскую тюрьму.

В заключении он находился 52 дня. Там, в Бутырской тюрьме, 19 июля 1945 г., на 72-м году жизни, после многочисленных допросов, физических и моральных пыток он скончался. Место захоронения  неизвестно.

Так трагически оборвалась жизнь одного из величайших украинских ученых-педагогов и политиков Закарпатья первой половины XX в., президента Карпатской Украины Августина Волошина.

*                  *                  *

Есть все основания считать А. Волошина одним из выдающихся украинских педагогов XX в. Дело не только в том, что более сорока пяти лет своей творческой жизни он отдал педагогической и культурно-просветительской работе. Он был педагогом по призванию, и его почти полувековая работа в области народного образования принесла удивительно богатые плоды. За долгие годы этой работы  профессор, директор Ужгородской учительской семинарии и председатель «Учительского общества» А. Волошин воспитал несколько поколений закарпатского учительства, которое создало и развивало в Закарпатье национальное образование, и по примеру своего учителя воспитывало будущих сознательных украинцев, носителей украинской национальной идеи за Карпатами.

Августин Волошин имел теологическое образование, был священником. Свои обязанности духовного пастыря он выполнял до конца, прививая своему народу высокие нравственные качества, обучая его трудолюбию, доброте, справедливости и милосердию. Вместе с тем, он получил и второе образование - педагогическое, имел диплом преподавателя физики и математики. И эта специализация оказывается узкой для него, самостоятельно он овладевает почти всеми гуманитарными предметами, становится признанным специалистом по языку, литературе, педагогике, психологии, логике, дидактике. В этой многопрофильности научных и педагогических интересов А. Волошина была заложена целая программа его подвижнической образовательной работы для своего народа. В рамках исполнения должности директора учительской семинарии с руським (украинским) языком обучения, он мог пойти легким путем - перевести существующие проверенные чешские или венгерские учебники, и без всяких проблем пользоваться ими. Оригинальными могли быть разве что учебники по родному языку. Однако он ставил перед собой более серьезные цели - он считал, что все учебники для начальных и средних школ Закарпатья должны быть оригинальными, написанными непременно местными авторами, и с применением местного материала. Так он реализовал свою программу национального образования, подняв тем самым Закарпатье до общеукраинского образовательного уровня.

Авторство большей части школьных учебников Закарпатья первой половины XX в. принадлежит А. Волошину. По неполным библиографическим данным, А. Волошин с 1899 до 1944 г. написал и издал более 40 учебников, некоторые из них выдержали по несколько изданий. Буквари, книги для чтения, учебники родного языка, арифметики, физики, педагогики, психологии, дидактики, логики, науки стилизации, педагогической этики и методологии - таков результат научно-педагогических интересов А. Волошина и его комплексного подхода к проблемам национального воспитания. Сюда еще надо добавить катехизические проповеди, «Малый катехизис», «малую» и «среднюю» Библию – также подчиненные потребностям школьного обучения и нравственного воспитания.

В работе по созданию своих учебников А. Волошин широко использовал существующую педагогическую и методическую литературу, написанную на разных языках - украинском, русском, венгерском, чешском, немецком, латинском. Прилагаемые к его учебникам списки литературы свидетельствуют, что А. Волошин не отставал от европейской педагогической мысли, хорошо владел не только историей предмета, но и глубоко освещал современное его состояние. Авторитетами для него в истории педагогики и педагогической методологии были ученые с мировыми именами - С. Русова, Л. Толстой, В. Успенский, А. Каднер, Я. А. Коменский, Г. Кершенштайнер, В. Райн, Ж. Ж. Руссо, И. Песталоцци и др. Не проходил он и мимо средневековых отцов церкви - Св. Августина и Св. Иеронима. Как высокообразованный и эрудированный ученый, А. Волошин всегда тщательно преподавал историю вопроса, выяснял разные взгляды и противоречия, никогда не был категоричен в выводах.

Этапными в творческой биографии ученого стали написанные им учебники «Історія педагогіки для учительських семінарій» (Ужгород, 1923, 2-е изд., Ужгород, 1931), «Педагогіка і дидактика для учительських семінарій» (Ужгород, 1923), «О соціяльном вихованню» (Ужгород, 1924), «Методика народно-шкільного навчання» (Ужгород, 1935), «Педагогічна психологія» (Ужгород, 1932) , «Педагогічна методологія. Книга 1. Методологія навчання» (Прага, 1943). В первой половине 40-х гг были завершены, но остались неопубликованными «Педагогічна хрестоматія» (40 л), «Методологія морального виховання» (20 л), «Педагогічна телеологія» (15 л), «Педагогічна психологія» (8 л). Была также подготовлена ​​к печати «Теорія виховання (Прелоєції)». Эти работы, говорящие об активной педагогической деятельности А. Волошина в Украинском Свободном Университете, предстоит еще разыскать и изучить.

Педагогические взгляды А. Волошина формировались на основе достижений передовой европейской педагогической мысли XIX-XX вв. Его педагогическая концепция максимально приближала процесс обучения и воспитания к жизни, объединяла моральное, духовное и физическое воспитание, отстаивала трудовое воспитание. Он определял пять основных факторов воспитания: семью, школу, государство, церковь и воспитателя. Значительное внимание уделил А. Волошин социальному воспитанию, которое призвано расширять культуру, нести свет знаний и добра во все уголки человеческой жизни («О ​​социальном воспитании», 1924).

Излагая историю педагогики от древнейших, еще дохристианских времен, А. Волошин последовательно проследил развитие мировой педагогической мысли, и закончил свой курс основными вехами украинской педагогики и обзором истории школьного обучения в  Закарпатье от XIV в. до 30-х гг XX в. Раздел о школьном обучении в Закарпатье в «Краткой истории педагогики» (1923, 1931) является отдельным глубоким научным исследованием, в котором впервые систематически отражена история развития начального и среднего школьного образования в Закарпатье.

Методологию обучения А. Волошин проработал в одном из последних своих учебников для учителей и учительских семинарий – «Педагогическая методология» (Прага, 1943). Кроме изложения теоретических взглядов на методику обучения и методы научно-педагогического исследования он подробно изучил методы обучения, выделив общую и специальную методологию обучения. В разделе о специальной методологи обучения выделяются подразделы о курсах религии, языка, философии, арифметики, естественных наук и прикладных дисциплин - пения и музыки, рисования, ручного труда, физкультуры. Разработанная А. Волошиным на основании собственного педагогического опыта и многочисленных авторитетных источников методология обучения различных школьных дисциплин и сейчас не потеряла своего научного значения, является выдающимся достижением украинской педагогической мысли. 

Превыше всего А. Волошин ставил изучение в школе родного языка и литературы. Особенно ценны его высказывания об украинской литературе. «Наши враги говорят, - пишет он, - что наш народ не имеет своей литературы. Это неправда. Хоть мы кое в чем отстали от наших соседей, то не по своей вине, так складывались исторические обстоятельства. Наша литература - богатая, богата она особенно чистотой морального духа и искренним патриотизмом. Имеем и мы классические образцы на все формы - стилистические, риторические и поэтические». И далее: «Литература является зеркалом человеческой жизни целой нации. Изучение литературы является по сути фактической этикой, практической психологией и практической социологией. Писатель своими благородными мыслями и моральным мировоззрением наилучшим образом воспитывает свой народ. Моральные принципы скорее черпаем из хороших пьес, чем из абстрактных теорий. Больше психологического знания даст какой-нибудь хороший роман, чем наилучшая психология» [Волошин Августин. Педагогическая методология. Книга 1. Методология обучения Для учителей и учительских семинарий. - Прага: «Пробоем», 1943. - С. 116-117]. Его методической установкой было не то, «чтобы ученик знал историю жизни поэта, но чтобы читал, разбирал и понял лучшие его произведения» [Там же. - С. 120.] 

Он искренне болел душой за будущее украинской школы и украинской педагогики. Одной из последних опубликованных им работ была статья "Про шкільне право будучої Української держави" [ Науковий збірник Українського Вільного Університету в Празі. — Т. III. — Прага, 1942. — С. 100—113.]. Ученый не сомневался в том, что когда-нибудь украинское независимое государство станет реальностью, поэтому считал нужным подать свои размышления о школьном праве этого государства. По его мнению «каждое государство нормирует законами правовой уклад школьного обучения. Дух законов зависит от развития политической культуры государства». 

Анализируя школьный уклад и систему школьного обучения в разных странах мира, в том числе и в Советском Союзе, автор приходит к выводу, что в СССР «школа является не орудием культуры, но орудием одной партии, партии коммунистов, которая ведет упорную борьбу против главных компонентов культуры, особенно против факторов нравственной культуры, в частности, против семьи, против церкви и т.д.». С болью говорит А. Волошин об Украине и «большом числе вывезенных в чужие края на тяжелую работу, осужденных на смерть или замученных без всякого суда тысяч и тысяч несчастных». Главным условием культурного развития, - утверждает А. Волошин, - есть свобода культурного труда. «Отсутствие свободы культуры влечет за собой пауперизацию, деморализацию угнетаемого человечества». Игнорирование правовой культуры, правовой защиты школы привело Украину к низкому уровню образования, к жалкому существованию школы. В будущем украинском государстве А. Волошин видит такую ​​систему школьного образования, которая, будучи защищена государством, будет пользоваться всеми свободами культурного труда. Национальная культура живет и в самых трудных обстоятельствах, и именно она помогает переживать тяжелые времена. В будущей украинской школе А. Волошин видел приоритеты национального и религиозно-нравственного воспитания. Эти его взгляды заслуживают пристального внимания и сегодня, когда система народного образования и его правовая защита в Украине переживают затяжной кризис.

Первым школьным учебником двадцатипятилетнего А. Волошина была «Методическая грамматика карпаторуського языка для народных школ» (Ужгород, 1899). Затем она под несколько уточненным названиями («Карпаторуського», «угроруського», «руського язика») несколько раз переиздавалась (1901, 1919, 1923, 1928, 1930). Именно на примере этой школьной грамматики родного языка видно эволюцию языковых взглядов самого А. Волошина, который от «карпаторуського» и «угро-руського литературного языка» постепенно перешел к родному «руському» (украинскому) языку.

От своих предшественников, деятелей XIX в., он получил в наследство «образованный русский литературный язык», недоброй памяти «язычіе» - смесь русского и церковнославянского языков, с элементами местных говоров и фонетическим произношением. Отвергая путь улучшения этого «язычія», А. Волошин не порывал также с традициями, но сознательно стал ориентироваться на живой народный язык. Этот процесс был затяжным, и проходил в ожесточенной борьбе с врагами руського (украинского) языка. Историческая справедливость победила.

На современный украинский язык и фонетическое правописание сам А. Волошин перешел аж в конце 20-х, когда убедился, что посеянное им зерно языкового единства на Закарпатье дало свои плоды. Подготовленное им молодое учительство и новое поколение творческой интеллигенции осознало, что "малороссийский", "руський" и "украинский" язык - это один язык, язык одного народа на всех просторах его расселения, и принял лозунг, что одному народу подобает одна литературная речь. Зная хорошо местные условия и политический подтекст спровоцированного мадьяронами и русофилами «языкового вопроса», А. Волошин не спешил с радикальными выводами, научно обосновал свои взгляды, подготовил к этому местную интеллигенцию.

Прежде чем приблизиться к украинскому литературному языку, А. Волошину и его соратникам пришлось долго защищать кириллицу от венгерских шовинистов, которые в 1914-1915 гг решили заменить кириллицу латиницей. Об этой борьбе он рассказал в книге «Спомини» («Воспоминания») (1923) и в статье «Оборона кириллицы» (1937). А. Волошин, будучи главным противником этой замены, научно обосновывал традиционное употребление кириллицы венгерскими русинами. Венгерские власти не очень считались с профессорскими научными аргументами, и воплощали свой замысел в жизнь, переведя на печатание латиницей даже русские молитвенники. Фактически речь шла о тотальной мадьяризации закарпатских украинцев, начатой в 1907 г. министром образования Венгрии графом Аппони.

Только результаты Первой мировой войны остановили дикую вакханалию венгерского шовинизма над закарпатцами. А. Волошин с честью выдержал это испытание, прошел школу национального самосознания, и стал еще большим сторонником единого украинского литературного языка, который один мог спасти закарпатских украинцев от полного «вынародовления» - потери национального сознания, духовной смерти. 

А. Волошин никогда не сомневался в существовании «малороссийского» (украинского) языка. Он хорошо знал о гонениях русского царизма на украинский язык, разделял мнение, что последний развился из древнерусского языка и отличается от великорусского языка. Для венгерских читателей он в 1907 г. издал "Практическую грамматику малороссийского (руського) языка", которая является фактически грамматикой языка закарпатских украинцев (русинов). Закарпатских русинов он называет малороссами, частью единого малорусского (украинского) народа. Эта грамматика выдержала еще два издания – в 1920 и 1926 гг - и она наилучшим образом выявляет взгляды А. Волошина на Украину и украинский язык, и на Закарпатье как часть украинской этнической территории.

Наиболее полно взгляды А. Волошина на украинский язык и литературный язык закарпатских украинцев (подкарпатских русинов) изложены в книге «О письменном язиці подкарпатских русинов» (Ужгород, 1921), которая является ответом на русофильскую брошюру Игоря Ив. Гусьная «Языковый вопрос в Подкарпатской Руси» (Прешов, 1921).

А. Волошин отстаивает самобытность украинского языка, рассказывает читателю о гонениях царизма на украинский язык в России, обширно комментирует доклад Петербургской Академии наук 1905 г. "Об отмене стеснений малорусского печатного слова». Он не отрицает взаимовлияния русского и украинского языков, но считает, что это - два разных славянских языка. Навязывать закарпатским украинцам русский язык - противоестественно и антиисторично. Литературная традиция Закарпатья свидетельствует, что здесь уже с XVI в. в писаных памятниках использовали живой народный разговорный язык. Ориентация отдельных писателей Закарпатья XIX в. и некоторых периодических изданий на русский язык раздвоила закарпатскую интеллигенцию, способствовала мадьяризации русинов. По наблюдению А. Волошина, история литературы Закарпатья «осуждает несчастные пробы великорущины середины прошлого века, и в целом свидетельствует о сильной направленности к народной малорусской литературе». На вопрос «Якою ж нам мовою писати?» А. Волошин имел однозначный ответ:

"1. Держатися до язика народного (малоруського).

2. В письмі сохранити етимологію на основі новіших розвідок філології.

3. Зближатися к нашому так званому верховинському говору, ід котрому стремиться природний розвиток і прочих нарічій" 2.

К такому выводу пришел Школьный отдел на основании разосланной в 1919 г. анкеты по вопросам правописания. Переходить на фонетическое правописание в то время было преждевременно, языковой вопрос в Закарпатье приобрел политический характер, там было еще много сил, которые противились народному языку. А. Волошин, признавая самостоятельность украинского языка, считал, что она не является причиной сепаратизма и «ничем не противится славянской солидарности»3.  По его глубокому научному убеждению, языковое развитие Закарпатья от древнейших времен «шло по дороге народного малорусского языка»4, поэтому украинский язык для закарпатских украинцев является естественным, а его применение во всех сферах национальной жизни - закономерным.

Свои взгляды на закарпатское «москвофильство» и его разрушительную роль в политической консолидации края А. Волошин выразил в «Примечаниях на «Меморандум», публикуемый в «Русском народном голосе»18.XII.1937 (Ужгород, 1938). Речь шла о заявлении «комитета по вводу русских учебников». Этот «комитет» обвинял украинцев в сепаратизме, и требовал использования в народных школах российских учебников. А. Волошин дал достойный отпор «москвофилам», еще раз научно обосновав самостоятельность украинского языка и его естественное развитие в Закарпатье, подчеркивая, что переход на российские учебники послужит не культурному развитию края, а политическим тенденциям денационализации. С середины 30-х гг он уже прямо заявил, что речь русинов Подкарпатской Руси является языком украинским, не взирая на то, что официально употребление названий «украинец» и «украинский» для коренного населения Закарпатья было запрещено. 

Уже как государственный деятель, премьер-министр Карпатской Украины (Подкарпатской Руси) А. Волошин подписал 25 ноября 1938 распоряжение правительства о государственном языке, первый параграф которого гласит: «Государственным языком в стране Подкарпатской Руси является язык украинский (малороссийский)» [«Нова свобода». - 1938. - Ч. 138. - 15 декабря.] Это распоряжение было еще раз подтверждено Конституционным законом ч. 1 Карпатской Украины от15 марта 1939: «§ 4. Государственным языком Карпатской Украины является украинский язык». Так завершился более чем сорокалетний путь А. Волошина к украинскому литературному языку, и последовательная борьба за его утверждение на Закарпатье. 

На всей печатной продукции Закарпатья первых четырех десятилетий XX в. лежит отблеск его творчества. Его имя, кроме учебников, является читателю во многих изданиях - газетах, журналах, где он выступает как автор, популяризатор, меценат, организатор. К нему прислушивались как к авторитетному специалисту по всем вопросам местной культурно-национальной жизни, считались с его мнением и советом. Сошлемся лишь на В. Гренджу-Донского, который хорошо знал А. Волошина, сотрудничал с ним в прессе, поддерживал все его государственные начинания. В 1924 г. он написал стихотворение «Великі мужі» и посвятил его А. Волошину к 50-летию со дня рождения и 25-летию педагогической и общественной деятельности. Имя А. Волошина поэт ставит в ряд имен тех деятелей Закарпатья, которые были выразителями воли народа и сражались для него свободу:

Бо великі мужі появились,

Щоб здобути, чого жде народ,

Щоби наші рани загоїти,

Яких стільки, як у морю вод.

Що Ти скинув пута, мій народе,

І не дзвониш ними й до сих пор, —

То заслуга тих великих мужів,

Що підняли перший раз прапор.

Еще раз к оценке деятельности А. Волошина В. Гренджа-Донский обратился в 1938 г., напечатав в газете «Українське слово» (1938 .- Ч. 49. _ 12 августа) статью «Августин Волошин и благодарность п. начальника школьного реферата». Поводом к публикации было увольнение (на пенсию) А. Волошина с должности директора Ужгородской учительской семинарии. Известный поэт и публицист, выступая в защиту А. Волошина от произвола школьных властей, писал: "Волошин - наша новейшая история. Он пробудил нас ото сна в тяжелые времена национальных притеснений, с его именем связано наше пробуждение". Волошин для Закарпатья был тем, кем был Масарик для чехов: 'Это наша гордость и наша слава .., величайший муж наших новых времен". Для В. Гренджи-Донского, как и для всех сознательных закарпатских украинцев, А. Волошин – «человек выдающийся, которым гордится наш народ не только здесь, на Подкарпатье, но и далеко за его границами».

А. Волошин выступал также и как писатель, писал стихи, рассказы, пьесы, критические рецензии к литературным произведениям, перерабатывал произведения других авторов и адаптировал их для местного читателя. Даже при беглом осмотре всего этого материала можно убедиться, что А. Волошин был также интересным беллетристом и драматургом. Его многочисленные произведения - стихи, рассказы, пьесы, художественные повествования не принадлежат к большой литературе. Это - типично просветительская литература, адресованная конкретному, реально существовавшему в то время читателю, слушателю и зрителю - школьнику, неграмотному или малограмотному крестьянину, который уже в зрелом возрасте потянулся к книге, в поисках полезного и поучительного чтения.

Далее перед нами предстает и лектура, которая помимо церковных книг, удовлетворяла морально-этические, политико-экономические, религиозные и наконец эстетические запросы той нерафинированной крестьянской публики, которая пошла однако в сельские читальни, к «Просвіте», потянулась к свету знаний, училась ценить печатное слово.

В определенной степени, о литературных вкусах самого А. Волошина можно судить по «читанкам» - изданных им книжкам для молодежи. Первое издание такой читанки появилось 1900 г. в Ужгороде. Фактически, это была переделанная венгерская читанка Гашпара и Ковачия с прибавлением некоторых местных материалов. Между поэтическими текстами находим первые две строфы украинской песни из "Наталки Полтавки" И. Котляревского («Віють вітри»). Второе издание этой книги для чтения, 1908 г., содержит уже больше оригинальных текстов. Здесь встречаем и несколько стихотворений А. Волошина, подписанных псевдонимом «Иванович» («Село в ночи», «Родное село»), художественное описание автором своего родного села Келечин, записи народных песен, пословиц и поговорок, загадок. В читанке представлены также стихи других закарпатских авторов, в частности, А. Духновича, И. Сильвая, В. Матяцкова, И. Алексиевича. В "Азбуці і першій читанці для 1 кл. народних шкіл на руском язиці" (Будапешт, 1905, 2-е изд., 1913) А. Волошин начал использовать тексты из галицких букварей, а также вводить украинскую поэзию - стихи Т. Шевченко "Ранок", «Садок вишневий коло хати» , "На Великдень коло хати". Значительный фольклорный и литературный материал вошел в качестве иллюстраций к «Практической грамматике малороссийского (руського) языка», изданной на венгерском языке (1907, 1920, 1926), и «Практической грамматике русского языка» (1927). Это свидетельствует о том, что А. Волошин в своих языковедческих исследованиях опирался на местные литературные и фольклорные традиции, был знаком с литературными текстами, созданными на Закарпатье.

А. Волошин-литературовед в полной мере проявляется на страницах календарей-альманахов, которые он составлял и редактировал с 1902 г. («Календар» на 1902, 1919-1924 гг, "Місяцеслов" на 1902-1922 гг.). Здесь составитель печатал произведения закарпатских авторов, а также предоставлял страницы для произведений украинской литературы - Т. Шевченко, С. Руданского, Л. Глебова, И. Франко, О. Маковея и др. Иногда он обрабатывал литературные тексты, сокращал их, приспосабливая к местным условиям.

В 1923 г. А. Волошин представил читателям второй сборник стихов В. Гренджи-Донского "Золоті ключі". Его содержательное вступительное слово проникнуто любовью к родному краю, его народу, истории, языку, традициям. Ученый тонко чувствовал специфику поэзии молодого поэта, подчеркнул ее патриотические мотивы, внимание к нуждам народа, простоту поэтической формы. "Кожда єго пісня, — писав А. Волошин, — говорить к нам словом любви ко родной земли, гордостію на свой народ, ід которому і одпавших хоче привернути охотою одушевляти своїх для кращої будучності. Єго легкопливуча ритміка звучить природною красотою рідного слова. Не глядає чужих форм, не перекручує своє, прото так мелодійно звучить єго пісня". Большие надежды, которые автор предисловия возлагал на В. Гренджу-Донского, сбылись: он стал выдающимся украинским поэтом, прославил родное Закарпатье далеко за его пределами.

Наиболее полно талант Волошина-писателя проявился на страницах редактируемой им газеты «Наука» и приложения к ней – «Село». Подавляющая часть материалов этих газет выходила из-под пера самого редактора. Было это действительно поучительное чтение для народа - очерки, корреспонденции, зарисовки, небольшие рассказы, которые в легкой художественной форме учили крестьян добру, вниманию, взаимопомощи, предостерегали их от пьянства. Написанные в живой, доходчивой форме, простым понятным языком, эти рассказы пользовались особой популярностью.

По образцу галицких серийных изданий для крестьян А. Волошин начал в 1904 г. издавать библиотеку для молодежи и крестьян под названием "Поучительноє чтеніє", в которой вышло 12 книг на различные морально-назидательные темы. Для этой серии А. Волошин написал четыре книги: 1. «Праздники» - рассказы о религиозных праздниках, их значении и происхождении, 2. «Робинзон» - перевод известного произведения Д. Дефо, 3. «Сорок казок» - сборник литературно обработанных сказок и 4. "Іцко і Яцко" - книга анекдотов про пьяницу Яцка и корчмаря Ицка. Интересное содержание, художественная форма, легкий стиль способствовали тому, что эти книжечки расходились между народом, исполняя свою морализующую и просветительскую роль.

На смену «поучительным чтениям» в 1913 г. под редакцией А. Волошина начала выходить новая серия – «Библиотека. Книжочкы для народа». В этой серии в течение 1913-1918 гг было издано пять книг, три из них написаны или обработаны А. Волошиным. Первая из них – «Фабиола. Исторический рассказ. По сочинениям Н. В. Написал Августин Волошин»- это перевод рассказа английского автора Николая Виземана о первых христианах. Вторая книга - "Ворожба, или не противься науке! Правдивая история. По Б. Л. Переписал Иванович» - морально-назидательные рассказы, в которых оспариваются народные предрассудки. Приспосабливая рассказ неизвестного нам автора к местной жизни, А. Волошин также подписывался псевдонимом «Иванович». Третья книга – «Наш страшный враг» (Ужгород, 1918) - направлена ​​против такого социального зла, как пьянство в крестьянской среде. Книга написана в художественной форме. Рассказывается о селе Намулово на Верховине, которое сумел опутать корчмарь. В село прибыл молодой священник, и вместе с учителем Иваном Бескидом они начинают просветительскую работу среди крестьян. Их работа имеет полезные последствия: крестьяне учредили общество трезвости, читальню, кредитную кассу, стали жить лучше. Корчмарь вынужден покинуть село.

Уже будучи зрелым писателем, А. Волошин продолжает упомянутую тему в новых исторических условиях. В 1924 г. в Мукачево выходит без подписи его книга «Паленка-загуба. Рассказы из жизни народной на Подкарпатской Руси». Книга имеет посвящение: «Моим родным братам Русинам на Верховине посвящает автор». «Паленка загуба» - это уже полноценное художественное произведение о жизни верховинского села. Показано, как водка доводит до преступления хорошего человека - свежеизбранного молодого полонинского ватага Ивана Дуба. В рассказе много колоритных этнографических картин - вечерницы, выборы предводителя, чтение псалтыри, торг с разными на нем приключениями, гуляние в корчме, заканчивающееся трагической дракой. Обо всех этих событиях написано ловкой рукой писателя, который сопереживает своему герою, показывает, что на путь преступления его привела водка. Автор идеализирует светлые стороны крестьянской жизни, и на их фоне осуждает такое социальное зло, как пьянство. Если первое повествование «Наш страшный враг» содержит научно-популярные отступления о вреде алкоголя, то во втором – «Паленка-загуба» - автор раскрывает тему именно художественными средствами - изображением трагической судьбы главного героя.

Художественным словом А. Волошин популяризировал новые формы общественной жизни крестьян, в противовес корчме превозносил школу, читальню, кредитные кассы, общества трезвости, призывал любить и уважать свое, добытое тяжким трудом. Этим темам посвящена его книжечка рассказов «Люби свое», изданная ужгородской «Просвітой» в 1924 г. Как педагог, А. Волошин хорошо знал психологию крестьянина, видел ее светлые и темные стороны, поэтому всячески пытался просветить его, привить ему любовь к своему, родному, научить уважать свой род и свою землю. В его рассказах много религиозного морализаторства, и это объясняется уровнем крестьянского сознания, на который рассчитаны эти произведения. Он призывал не к социальной и классовой борьбе, а к нравственному совершенствованию людей, к сохранению своей веры, языка, обычаев. Национальный момент в его морально-поучительных рассказах почти не прослеживается, хотя в целом они касаются только жизни русина, преимущественно верховинца, с его проблемами и горестями.

Обращение А. Волошина к драматургии объясняется значительной активностью любительского театра в Закарпатье в это время. Кроме профессионального просветительского театра, здесь в 20-30-х гг работали десятки любительских театров, при наличии общеукраинского драматургического репертуара были написаны и поставлены несколько десятков пьес местных авторов, нашедших признание у непритязательной народной публики, дарившей свое внимание школьным, сельским и городским подмосткам. А. Волошин, очевидно, решил воспользоваться этим массовым народным театром опять же для своих педагогических, морально-назидательных и просветительских целей.

1931 г. в Ужгороде состоялась постановка «Маруси Верховинки». Пьеса в трех действиях, автор - «Андрій Верховинський». 1936 г. появилась вторая - "Без Бога ни до порога. Пьеса в трех действиях ". По этим двум пьесам можно вполне предметно говорить об А. Волошине как писателе, авторе пьес-моралите. Обе пьесы написаны украинским литературным языком, изданы фонетическим правописанием.

Первая – «Маруся Верховинка» - является закарпатским вариантом «Наталки Полтавки». Тот же любовный треугольник: сельский писарь Стефан Вернер, говорящий на таком же причудливом «язичіи», как пан Возный, ухаживает за Марусей, сельской учительницей, которая любит молодого кооператора Ивана Петровского, вместе с ним собирает молодежь, проводит на селе культурно-просветительную работу. Михаил Русин, одинокий сельский пьяница, чем-то напоминает выборного Макогоненко. Все действие разворачивается вокруг Маруси Тисовской, которая отстаивает школу с преподаванием на родном языке, дает отпор писарю и корчмарю, которым не нравится молодое поколение, основывает в селе кредитную кассу, читальню, кооперацию. В критический момент Маруся подается в город, и в краевом правительстве добивается смещения писаря. В пьесе показана реальная расстановка сил на селе, которое на переломе двух эпох тянется к новым формам культурно-общественной жизни. Писарь Вернер вместе с корчмарем хотят завести в селе «барскую» школу, в которой бы учили детей «образованным языком». Маруся же борется за преподавание на родном языке и просвещение селян. Актуальные проблемы культурно-национальной жизни, выхваченные из живого быта, реальные сельские типы, захватывающий сюжет, стремительное действие, привлекательный образ жизненно активной и национально-сознательной Маруси Верховинки - все это дает основания оценить пьесу А. Волошина позитивно, как удачную попытку изобразить на сцене целый узел противоречий, который, по замыслу автора, разрешается легко, благодаря уму и активности героини. Такой поверхностный, упрощенный подход к изображению сложных, а иногда и драматических явлений народной жизни в целом характерен для просветительской литературы, морально-назидательных рассказов, пьес, стихов, в которых, как в доброй сказке, христианские и гражданские добродетели всегда побеждают.

Он стремился просветить своих братьев, дать им религиозное и светское образование, искоренить пьянство, указать пути к развитию сельского общества – развитию культурному и гражданскому. И он исполнял это - умело и последовательно, опираясь на материал, предоставляемый самой общественной жизнью.

Вторая пьеса А. Волошина - "Без Бога ни до порога" - уже не имеет той остроты, актуальности и жизненного нерва, которые мы видим в «Марусе Верховинке». В ней - то же закарпатское село 30-х гг, в котором живут степенные, богобоязненные хозяева, их опутывает корчмарь, вокруг слоняются сельские пьяницы. И молодежь – которая желает жить по-новому, тянется к образованию, и охладевает к церкви. Основная идея пьесы – религиозно-морализаторская, всеми средствами утверждается, что "без Бога ни до порога". Носителем этой идеи является Елена, дочь богатых хозяев, которая училась у отцов – василиан, и теперь влияет на свое окружение. Даже брат ее Петр, вольнодумец, рвавшийся в большой город - учиться, случайно избежав автомобильной катастрофы, подпадает под ее влияние, и становится образцовым кооператором. Корчмарь и сельские пьяницы посрамлены.

Обе пьесы А. Волошина заканчиваются счастливо - сватовством молодых пар; заложенная в них идея доведена до своего логического завершения. Как «пьесы-моралите», они имеют право на существование. В них достаточно удачно воспроизведена сельская жизнь, с ее тогдашними проблемами и характерными персонажами, громко звучит призыв к образованию, к современному хозяйствованию и нравственному самосовершенствованию. А. Волошин не затрагивает острых углов политической жизни, однако - отстаивает единство галицких и подкарпатских русинов. Его молодой кооператор Иван Петровский из «Маруси Верховинки» прибыл сюда из-за гор, не имеет гражданства, и честно трудится для этого края, женится на Марусе. Маруся - патриотка своего народа - гордо заявляет: «... мы русины, сыны великого народа, и вовек будем ими, хотя бы здесь десять школ мадьярских, или москальских, или других поставили!». Елена из пьесы "Без Бога ни до порога" поддерживает своего жениха, учителя Світлуна, в его каждодневной работе, желает только одного, чтобы он остался навсегда «честным, убежденным народовцем».

Пьесы А. Волошина писались, можно сказать, на злобу дня, воспроизводили явления и ситуации, характерные для Закарпатья в начале 20-х гг: «Маруся Верховинка» пропагандировала идеи" Просвіты ", в пьесе «Без Бога ни до порога» слышны отголоски религиозного и церковного кризиса в Закарпатье в начале 30-х гг.

Была ли дарована ли пьесам А. Волошина сценическая жизнь? На большую сцену они не попали, т. к. не значатся ни в репертуаре Русского театра М. Аркаса, ни «Новой сцены», ни угроруского народного театра. Есть сведения об их постановке на самодеятельной сцене. «Маруся Верховинка» была поставлена ​​режиссером М. Биличенко 26 мая 1935 г. силами любителей самообразовательного кружка Ужгородской учительской семинарии. 6 июня этого же года спектакль был повторен в Ужгородском городском театре по случаю конгресса Учительского общества. 4 декабря 1935 драмкружок учительской семинарии поставил и вторую пьесу А. Волошина "Без Бога ни до порога". Режиссером пьесы был тот же М. Биличенко, бывший член труппы М. Садовского, режиссер ужгородского Русского театра М. Садовского (1934-1936). Возможно, имели место и другие постановки, сведения о них остается искать в периодике того времени. Пьесы, однако, были выпущены отдельными книгами, имели своих читателей.

Конец 30-х гг не дал много времени для научной и литературной работы А. Волошина. К ней он вернулся в Праге в начале 40-х гг, написал три пьесы - "Фабіола", "Князь Лаборець", и "Син Срібної землі Юрій Довжа". Из них при жизни автора издана только одна – «Фабіола» - драматическая переработка изданной в 1913 г. переводной повести английского автора Н. Виземана. В пьесе воспроизведен эпизод из жизни поздней Римской империи, когда в ней ширилась христианская религия, и гонения христиан стали чуть ли не основой политики римских императоров. К новой религии потянулись не только рабы, но и верхи общества, видя в ней спасение. Августина Волошина интересовала проблема борьбы за веру и идею, и он воплотил ее в «Фабиоле» на примере древнеримского общества. Его герои - цельные натуры, которые самоотверженно распространяют и защищают веру в Христа, сознательно идут за на мученическую смерть за Него, ни под какими угрозами и пытками не предают свои убеждения.

Параллель между сюжетом пьесы и событиями, произошедшими в Карпатской Украине, очевидна. Христианская и национальная идея - непобедима. Автор, как сумел, прославил терпение - за веру, правду и идею.

Его интересовала историческая тема, на примере исторического прошлого он прослеживал судьбу своего народа, показывал его вековую борьбу за свое самоутверждение и выживание. Героями двух вышеназванных неопубликованных его пьес выступают князь Лаборец, володарь Ужгорода, погибший от рук венгерских кочевников конце IX века, и Юрий Довжа, вождь антифеодального крестьянского восстания 1514 г., события которого частью разворачивались на Закарпатье.

Написанная в Праге в 1942 г. «историческая драма  IX века, в четыре действия "Князь Лаборець, послідній володар самостійної "Країни Русинів" является попыткой воссоздать легендарный образ ужгородского русского князя Лаборца, олицетворяющего русский народ в Карпатах. Вся жизнь его подчинена заботе о своей стране, и ее защите от завоевателей. В неравной борьбе он гибнет, но пропагандируемые им идеи независимого народного государства, христианского просвещения, любви и милосердия остаются жить в сердцах и душах потомков. Сочинение участвовало в конкурсе на лучшую пьесу для любительских кружков во Львове (1943), там рецензировалось. Автор дорабатывал пьесу, но напечатать уже не успел, она сохранилась в машинописном виде, и стала известной только в наши дни.

Свой литературный дар А. Волошин подчинил просветительской работе и религиозно-морализаторский проповеди. Официальная должность директора семинарии, рутинность местной церковно-религиозной жизни не дали возможности ему как писателю выйти за пределы религиозного морализаторства, подняться над локальной просветительской программой, полностью реализовать свое незаурядное творческое дарование.

Чем больше лет отделяет нас от жизни этого удивительного человека, тем лучше осознаем мы его значение в нашей истории, роль в культурно-национальных и государственных устремлениях закарпатских русинов - украинцев.

Августин Волошин жил в то время, когда закарпатцы пробуждались ото сна XIX века, стали осознавать себя частью украинского народа. Как культурно - национальный вождь своего народа, он на протяжении полувека защищал его право на государственную и политическую жизнь, национальную русско-украинскую культуру, язык, обрядность. Он последовательно отстаивал единство закарпатцев с Галичиной и Восточной Украиной, и будущее Закарпатья видел только в Соборной Украинской Державе.

Официальная советская идеология и историография не могли простить А. Волошину его соборницких взглядов и государственнической деятельности, всячески пытались скомпрометировать его, унизить, показать марионеткой в ​​руках фашистской Германии и украинской политической эмиграции.

Путь А. Волошина к украинству и Карпатской Украине лежал не через Советскую Украину, а был естественным – путем преобразования этнической массы в народ, в процессе которого национальное самосознание вызрело на месте, без воздействия внешних факторов. Украинство в Закарпатье никто не принес на штыках, не навязала его и коммунистическая партия. Вся подвижническая жизнь, педагогическая, культурная деятельность А. Волошина является примером того, как закарпатцы - интеллигенция и простой народ - перешли от этнического сознания к украинской ментальности. Русины стали украинцами, почувствовали потребность в своей государственности, и завоевали эту государственность.

В общеукраинском контексте можно считать, что карпатоукраинское государство в 1938 -1939 гг было последней вспышкой борьбы за государственную независимость, протекавшей в 1917-1920 гг в Украине и в Галичине. Теперь мы имеем возможность видеть, что это был пролог к ​​украинской государственности 90-х гг. Это было начало вхождения Закарпатья в Соборную Украинскую Державу. Августин Волошин и его правительство вели Закарпатье к этой соборности, избавляясь и избавляя свой народ от комплекса национальной неполноценности, вторичности в пределах чужих государств. Не их вина, что карпатоукраинское государство было потоплено в крови. За него некому было заступиться - материковая Украина была тогда еле жива в лапах советской империи. Позже, после 1944 г., советская система убрала в дальний архив свидетельства об отчаянной борьбе закарпатских украинцев 30-х гг. – борьбе за свободу и самоопределение.

Теперь, в независимой Украине, мы возвращаемся к тем приснопамятным событиям, и извлекаем из забвения имена славных наших соотечественников, которые жертвенно боролись за украинскую идею, за независимое украинское государство.

Легитимность карпатоукраинского государства 1938-1939 гг, деятельности его правительства и президента в наше время уже не подвергаются какому-либо сомнению.

Дефицит мифов наших дней дает возможность по-разному рассматривать деятельность Августина Волошина – неимоверно превозносить его как политического деятеля всеукраинского масштаба, замышлявшего от Карпатской Украины перейти к строительству общеукраинской государственности, или - оплевывать его. Как непрофессионального политика, который ориентировался на западные силы, но, даже осознав свою обреченность, не подчинился добровольно венгерско-фашистской расправе над Закарпатьем.

Произведения А. Волошина, его научные труды, публицистические выступления, манифесты, подписанные им законы и распоряжения лучше всего характеризуют его мировоззрение, религиозные и национальные убеждения, политическую ориентацию. Их надо только внимательно читать и понимать в историческом контексте своей эпохи. Он был культурно-национальным деятелем своего края и своего народа, не претендуя ни на общечехословацкий, ни на общеукраинский уровень. С высоты сегодняшнего дня легко заметить его колебания, непоследовательность и ошибки. Но нельзя не отметить его решительность, благоразумие, умеренность в решении культурно-национальных и политических вопросов, как невозможно обойти вниманием всю безвыходность его пути – в кольце врагов.

Сегодня мы воздаем должное Августину Волошину, и ценим его как культурно-национального и общественно-политического деятеля Закарпатья, в условиях иноземного порабощения сумевшего консолидировать закарпатских украинцев на борьбу за свою государственность, утвердить украинскую национальную идею за Карпатами. От событий 1938-1939 гг на Закарпатье, в эпицентре которых был Августин Волошин, начинается новый отсчет в истории закарпатских украинцев, который завершился в 1991 г. провозглашением независимого Украинского Государства.

Августин Волошин возвращается к нам и как ученый - педагог, филолог, писатель и публицист. Его воспоминания, научные труды по истории педагогики, церковно-религиозной жизни, исследования в области языка и литературы, его пьесы не утратили своего научного, воспитательного и идейно-эстетического значения. Творческое наследие Августина Волошина вполне заслуживает подобающего ему места в научном, культурно-историческом и политическом развитии Закарпатья и всей Украины XX столетия.

*                  *                  *

Комментарий переводчика:

Здесь публикуется перевод вступительной статьи заслуженного деятеля науки Украины, доктора филологических наук, знаменитого ученого-литературоведа, исследователя славянской письменности О. В. Мишанича, к сборнику избранных произведений А. Волошина, по изданию:

Волошин А. І. Вибрані твори / Упорядкування, вступна стаття та примітки О. В. Мишанича. — Ужгород: ВАТ "Видавництво "Закарпаття", 2002. — 528 с., іл.

ISBN 966-7703-42-8

Автор статьи неравнодушен к ее герою, местами ярко пристрастен, это хорошо заметно. Деятельность Волошина – политика у него представлена односторонне, известны другие точки зрения, и другие оценки – от панегирика до проклятий.

В то же время, деятельность Волошина –  ученого, просветителя, за свою жизнь буквально переменившего закарпатский край, указавшего своему народу путь к выходу из духовного тупика - не вызывает споров.

Здесь позволю себе заметить, что политические оппоненты Августина Волошина ни в чем подобном (т. е. в какой-либо деятельности на ниве культуры и просвещения), кажется, и близко не были замечены. Выводы делает читатель.

-----------------------------------------------------------------

ВЕЛИКОДНЄ ЗВЕРНЕННЯ ДО УКРАЇНЦІВ У ЮГОСЛАВІЇ

Христос Воскрес!

Дорогі браття й сестри!

Божому Провидінню подобалося знову досвідчити нас. Ми знову втратили свободу, що нею втішалася вітка українського народу в Карпатах. Ми ЇЇ втратили, але тільки під напором численнішого й сильнішого ворога. В окупаційне ярмо не пішли ми добровільно. Ми улягли в нерівній боротьбі, а українські Герої сучасності дали нам новий приклад, як маємо стреміти до нашого національного ідеалу.

Бо свобода родиться й закріплюється лиш у крові й терпінні.

Голгофа українського народу єще не скінчена. Як Божественний наш Учитель Христос, щоб висвободити нас з неволі гріха, терпів і під глумом своїх ворогів був прибитий до хреста, а опісля Воскресенням своїм посоромив їх і закріпив правдивість своєї божественної науки, так прийде й час, твердо вірмо, національного воскресення Української Нації.

До тої світлої хвилини приготовляймося, плекаючи в собі громадянські чесноти дисципліни, орґанізованости, єдности. Творім національний моноліт, щоб у рішаючий мент одним серцем і одною душею посягнули ми по наше право, а осягнувши його, були в силі й боронити його.

З приємністю стверджую факт, що Українці в Югославії духом із цілою Українською Нацією. Вашою жертвенністю Ви вможливили нам перші хвилини нашого побуту між Вами, за це хай Вам буде від Бога заплата, а від мене щира подяка.

Вітаючи Вас, дорогі Просвітяни, з Христовим Воскресінням, чи ж можу Вам чогось кращого побажати, як тільки — щоби ми всі чим скорше дійшли до того, за чим тужить уся Українська Нація? Високо тримаймо національний прапор, а ВОСКРЕСНЕ УКРАЇНА!

Др. Авґустин ВОЛОШИН

 



Недостаточно прав для комментирования